Антон и Виктория Макарские

Антон и Виктория Макарские
О персоне

Антон - актер, певец; Виктория - певица, продюсер

В 20 веке понятие чести потерялось потому, что жить стали под лозунгом "не лезь в свою родословную" Человек уже не чувствовал ответственность за свой род, он был один, как в поле обсевок

Антон Макарский родился 26 ноября 1975 года в Пензе, в актерской семье. С детства увлекался спортом, в 17 лет стал кандидатом в мастера по силовому троеборью. После окончания школы Антон уехал в Москву, где поступил в Щукинское училище. Его дипломной работой стала популярная азербайджанская оперетта «Аршин-Мал-Алан», где он сыграл главного героя — пылкого и горячего молодого купца Аскера. Окончив Щуку в 1997 году, новоиспеченный актер несколько месяцев играл в театре «У Никитских ворот», а потом ушел в армию. После прохождения ...

Узнать больше
Антон и Виктория Макарские: Мы не одни — мы со всеми своими корнями!

Антон и Виктория Макарские сценических перевоплощений не боятся. Почему она любит петь на уйгурском? А он в оперетте «Аршин-Мал-Алан» танцует так, что зрители принимают его за азербайджанца? Откуда у Виктории деловая хватка, а у Антона горячий нрав? В поисках ответов ребята покопались в своих родословных и нашли там много интересного.

- Вы давно изучаете свои корни? Что удалось узнать?

Виктория: Я всегда этим интересовалась. Хотелось понять, откуда у меня те или иные особенности внешности, черты характера, не свойственные моим родителям. Много расспрашивала родственников о нашем происхождении, обращалась даже в исторический архив в Минске. Я догадывалась, что мои прабабушка и прадедушка не те люди, за кого себя выдавали. В архиве это подтвердилось: люди с их фамилиями и именами ни в каких документах не значились. Прабабушка только в возрасте 94 лет рассказала мне, что в моих жилах течет еврейская кровь, и велела держать это в секрете.

Скрывать свои корни — это огромное несчастье для людей. Очень сложно без этого найти свое место в жизни. И сейчас мы должны узнавать больше о своем происхождении и гордиться им! Я недавно разговорилась с одной молодой артисткой, очень популярной среди молодежи. Спрашиваю: «У тебя лицо такое интересное! А кто ты по национальности?» Она мне: «Русская!» Но внешность у девушки азиатская. Думаю, то ли чего-то стесняется, то ли корней своих не знает. Начала ей рассказывать про себя и только после этого получила ответ, что дедушка у нее был японец. Да это же настолько колоритно!

Я по паспорту белоруска, но своими расспросами докопалась до того, что это всего лишь 1/8 тех кровей, которые во мне есть! Среди моих родственников - литовцы, немцы, латыши, поляки, русские, белорусы, евреи, татары. Я думала, отчего я так задушевно восточные песни пою? Уйгуров до слез доводила! Оказалось, что бабушка по папиной линии наполовину татарка.

Антон: А среди моих родственников украинцы, немцы, поляки... Бабушка по отцу — чистокровная грузинка, из влиятельного рода. Дед — еврей, Михаил Яковлевич Каплан. Он актер от Бога! Окончил театральный институт в Ленинграде, но вынужден был уехать работать в Пензу: во второй столице дали понять, что с такой фамилией карьеру в Ленинграде ему не сделать. Дед фамилию менять не стал, потому что для него это не пустой звук — это семья, род, не одно поколение позади! До сих пор играет в Пензенском театре драмы, полрепертуара на нем держится. И стал-таки Народным артистом России!

- Приятно, что вы о своих родственниках говорите с таким восторгом...

Антон: А как же! У нас с Викой культ семьи! Из ее родных уже почти никого не осталось, а у меня семья большая и все мы собираемся вместе регулярно. Дед - за главного. Родственники приезжают из Пензы, из Екатеринбурга, из Белоруссии, из Израиля.

Мы мечтаем, что рано или поздно именно наш дом будет объединять в своих стенах несколько поколений.

- Вот вы говорите, что надо знать свою родословную. Не просто близких родственников, с которыми время от времени удается собраться за одним столом, но и прадедов, прапрадедов... Безусловно, это очень интересно! Но вы для себя как отвечаете на вопрос: зачем? Многие о своих корнях не знают. Не ошибусь, если скажу, что большинство. И живут себе, ничего...

Виктория: Я считаю себя очень счастливым человеком, и залог моего счастья в том, что я не одна — за мной мой род! В трудных ситуациях я всегда думаю, как бы поступил мой дед Левон, как бы сделала моя бабушка Иля, что бы сказала моя бабушка Моника? И они помогают мне принять правильное решение, делают меня сильнее и мудрее. Не совру, если скажу, что все время чувствую в себе присутствие своих корней. И понимаю, что я несу ответственность за них. Знаете, почему я долго называла себя Морозовой, хотя уже вышла замуж за Антона? Не хотела, чтоб мой род растворился. Потом родился племянник, Левка. Красавец и умница! Уникальный маленький мужчина. И я вздохнула свободно и объявила: «Все, теперь я Макарская! Продолжать род Морозовых есть кому».

В России про 18-19 век говорили: «Там была честь!» А в 20-м это понятие потерялось. А потерялось потому, что жить стали под лозунгом «не лезь в свою родословную». Человек уже не чувствовал ответственность за свой род, он был один, как в поле обсевок. А одному проще - ни перед кем не несешь ответственности, захотел — соврал, захотел — ограбил...

Антон: То же самое в национальном вопросе. Когда ты осознаешь, что являешься представителем своего народа, тогда живешь, стараясь не посрамить своих.

Виктория: Как-то с нами связалась съемочная группа из Голливуда: хотели предложить Антону сыграть очередного «плохого русского». Похоже они наших людей видят только в таком ракурсе! Так Антон категорически отказался! Так и сказал – пока в американских фильмах русских будут показывать плохими и тупыми – ноги моей в Голливуде не будет!

- Справедливо! Вы, разбираясь в своей родословной, поняли, какие черты от кого унаследовали? Ведь у каждой национальности - свои особенности.

Виктория: Безусловно, и особенности эти нужно уметь понимать. Антошка вот очень ревнивый! Это в нем говорит грузинская кровь. Не дай Бог, ко мне мужчина подойдет ближе чем на метр, он белеет так, что я иногда пугаюсь. Два года назад я познакомилась с его родным отцом и он рассказал, что, когда ухаживал за мамой Антона, реагировал точно так же. И вспышки эти абсолютно неконтролируемы. С ними бороться бесполезно — нужно просто уметь понять и стараться своему мужчине не давать повода. Мне приходится считаться с этой национальной чертой.

Еще одна черта у него — еврейская — это необычайная заботливость. Мне мама много лет назад говорила: «Тебе бы, Вика, выйти замуж за еврея! Они так своих жен любят!» Мама работала в лаборатории, и все сотрудницы там ежедневно слышали, как шеф, Леонид Израилевич, своей жене названивает: «Сонечка, а ты выспалась? Покушала? В магазин не ходи — я сам схожу!» Как мама говорит, вся лаборатория этой Сонечке завидовала! Вот и у меня Антон такой. Всегда следит за тем, как я себя чувствую, не устала ли я...

Антон: А Вика у нас, в свою немецкую родню, нереально пунктуальная и любит, чтобы все было четко и в срок. С ежедневником не расстается. И обязательно все пункты доведет до конца, чтобы все проплюсовано было.

Виктория: Да, у меня из немцев дед прабабки и брат его! Они из Германии в Латвию переехали. Я эту страсть к четкости с шести лет помню. Когда в школу ходила, даже учебники в портфель клала в зависимости от того, в каком порядке уроки идут.

Антон: Еще она по-литовски хозяйственная. Дома у нас всегда порядок, здесь не поспоришь. Ну, и по-белорусски доверчивая. Не понимаю, откуда такая наивность у взрослой женщины? Поначалу договоры заключала — расписок не брала! Всем верила, как ребенок... Вот вам и секреты национального характера!

- Ребята, среди вашей родни я не слышала об азербайджанцах. Интересно, почему первым спектаклем, над которым вы совместно работали, стал «Аршин-Мал-Алан»?

Антон: Он был моей дипломной работой в Щукинском училище. Мне из-за внешности не могли подобрать главную роль в русской классике и дипломный руководитель предложила сыграть Аскера в оперетте Узеира Гаджибекова. Я с удовольствием согласился! Поэтому ко времени, когда мы с Викой загорелись мыслью сделать свою постановку, «Аршин-Мал-Алан» был мне уже как родной!

Виктория: А для меня те мелодии и есть родные с детства! Бабушка обожала эту оперетту и любила напевать арии из нее, когда она шила или готовила.

Мы с Антоном делали ее с душой! Заказали в Большом Театре декорации и костюмы, шелковые витражи — это удивительное зрелище! С артистами работали специалисты — учили танцевать, говорить с характерным акцентом. В конце концов Антон так вжился в роль, что девочки из азербайджанской школы радостно замечали: «А мы так и знали, что Макарский азербайджанец!» Спектакль свел нас со многими замечательными людьми. Это талантливейшие музыканты из ансамбля Горхмаза Ахундова «Соловьи Азербайджана», посол Азербайджана Полад Бюлюбюль оглы. К нему я приехала, чтобы пригласить на премьеру. Зашла в кабинет, а дальше немая сцена... Смотрим друг на друга. Он: «Вы, русская, и делаете азербайджанский спектакль. Вас это не смущает?» Я ему отвечаю: «А вас не смущает, что к вам в кабинет в одиночку входит женщина, блондинка, продюсер?» Мы рассмеялись и отлично поговорили. Диалог удался. И межкультурный, и человеческий.

беседовала Елена КОЗИНОВА

Тэги
Онлайн–интервью
veskakov, 27 июля 2011
Почему вы решили дать интервью "Национальному акценту"? В вашей жизни национальное играет какую-то роль?
Алёна Бежецкая, 27 июля 2011
Вика, Антон, перечитала все ваши интервью! Вы вместе 12 лет и продолжаете говорить о том, что вы очень счастливы. Вам удается не утонуть в рутине за счет творчества?

Чтобы задать вопрос необходимо авторизоваться.