Янов день по-сибирски эксклюзив

Рейтинг: 5
(Голосов: 1)
You Rated: Not rated
Янов день по-сибирски

Жители села Верхний Суэтук Каратузского района Красноярского края отпраздновали Янов день (Jaanipäev) – эстонский аналог народного праздника восточных славян Ивана Купала. Он совпадает с днем Иоанна Крестителя и в сибирском селе эстонцев-лютеран эти праздники не разделимы и одинаково любимы.

Ян идёт на Янов костёр!

Ян – одно из самых распространенных имен у народов Балтии, а вот в Верхнем Суэтуке Янов не так много.

Один из этих немногих и при этом один самых уважаемых мужчин села, без сомнения, - Ян Кензап. Он родился в Суэтуке и лучше всех знает его историю. Ян следит за порядком на кладбище и в кирхе, которую построили еще в 1888 году.

Ян Кензап

Говорят, на Янов день Яну нужно надеть на голову венок и подарить рукавицы. Тогда всё у тебя сложится удачно.

Мы искали Яна Кензапа весь день по всему селу, но он был неуловим. Пришлось пойти на подлог: надеть венок и вручить чудесные узорчатые варежки Альберту Антсону.

Альберт Антсон

И кара тут же обрушилась на наши головы! Тучи сгустились и разразилась гроза с градом, который разбил вдребезги выставочные экземпляры рукавичек (их специально разместили в рамочку под стеклом) и разогнал всех участников мастер-класса по плетению венков. Так что все эти рукодельные чудеса пришлось перенести на следующий день.

Мастер-класс по плетению венков

"Только бы не отменили костер на Яновой горе!" – умоляла я всех богов Верхнего Суэтука!  Ведь все так хорошо начиналось…

Днем была тридцатипятиградусная жара, которая не помешала сельским мужикам соорудить настоящее чудо. Они неутомимо вкапывали шест, потом водружали на него штук шесть автопокрышек. И, наконец, на эту основу укрепляли десяток срубленных березок и шутили:

"Это раньше возгоралось пламя из искры, а у нас возгорится из канистры".

Кирха

Сооружение из покрышек очень эпично смотрелось на фоне кирхи ХIХ века и все это рисовал с натуры студент второго курса Эстонской академии искусств Таллина Валерий Кринберг, который каждое лето проводит в Верхнем Суэтуке у своих родственников.

"Ибо нет ничего красивее этих мест", - считает будущий молодой архитектор.

Валерий Кринберг за работой

В старину время исчислялось по праздникам. С Янова дня до Рождества и снова с Рождества до Янова дня.

Вокруг костра танцевали и пели, а когда языки пламени ослабевали, самые смелые прыгали через огонь, чтобы избавиться от всех накопившихся за год проблем.

Сейчас верхнесуэтукцы через костер не прыгают, но не прийти на праздник нельзя. Нарушившим традицию грозят разрухой, неурожаем и сорняками. Так что все, кто может хоть шевельнуть ногой, спешат на Янов костёр.

Костёр стараются развести как можно выше, потому что дым, который расстилается по полям, очищает и уничтожает вредителей и сорняки. 

А в старину в огонь бросали горсть льна и приговаривали: "Сорняк в огонь, лён мне на поле!" Tudrat tulle,kasteheinad kesale, linnad minu põllu peale!"

Чтобы не болеть, бросали осиновые листья, а от нежелательного сватовства - старые портянки.

К полуночи дождь утих и на Яновой горе запылал десятиметровый костер. Значить, будет все хорошо: и урожай хороший и женихи желанные!

Автор у костра

Если честно, костер произвел какое-то адское впечатление. Практически – апокалиптическое!

Раньше на костры на хуторах приводили даже скотину и обводили ее вокруг костра три раза. Еду тоже обносили вокруг костра три раза, приговаривая:

"Мать - земля ты дала мне, теперь я приношу тебе. Прими что тобою дадено".

Во многих местах у эстонцев рядом с кострами были и жертвенные камни, куда приносили еду.

Гори-гори ясно

Кстати, в переводе с эстонского "суэтук" означает - горящая головешка. Поэтому костер – это очень символично для села.

Село Верхний Суэтук

Горящая головешка - село каторжан. Основателем Верхнего Суэтука был Юрий Кульдем. Легенда гласит, что он пришел сюда и увидел гору, а на ней костер. Отсюда и появилось название "горящая головешка".

С середины XIX века в Сибирь начали ссылать бунтарей и других нарушителей закона из западных земель Российской империи - финнов, эстонцев, латышей. Они шли этапом до села Рига в Омской области (нынешнее Рыжково). Часть из этих людей отправили в Минусинский уезд.

Видимо среди них и был Юрий Кульдем. Он приехал сюда в 1850-ом,   срубил небольшой домик и начал жить. Дом не сохранился, но некоторые постройки тех лет есть: местная школа, кирха и сарайчики из плитняка.

Старый дом

Основавшие село финны сначала построили школу, а потом церковь.

Позже финнам, эстонцам и латышам стало тесно вместе. Так неподалеку от Верхнего Суэтука появились еще две лютеранские колонии: Верхняя и Нижняя Буланки.

"Сибирское чудо"

Среди переселенцев было много музыкантов и в 1901 году они создали в селе духовой оркестр.  Ни туб, ни труб не было, но сельчане набрались смелости и написали письмо в Лейпциг известному производителю музыкальных инструментов Юлию Генриховичу Циммерману.  Фабрикант пошёл навстречу и прислал им совершенно бесплатно все, что нужно.

Оркестр

Генеральный секретарь Эстонской ассоциации духовых инструментов Валдо Рюйтельмаа называет Верхнесуэтукский оркестр выдающимся явлением в музыкальной жизни эстонцев. Сибирские музыканты в 1996 году приезжали на Всемирные Эстонские дни в Стокгольм. Коллектив снискал славу "Сибирского чуда". В Эстонии тоже есть старые деревенские оркестры, но такого как этот, который работал бы так долго вдалеке от прародины - нет нигде в мире. Был похожий эстонский оркестр в Торонто, но он прекратил свое существование, когда участники начали уходить из жизни, а их дети не захотели продолжить традицию.

Сейчас Суэтукским оркестром руководит Алексей Полежаев – директор местной общеобразовательной школы. И отец его, и дед играли в этом оркестре. Он и учит подрастающих музыкантов. Все музыканты работают в оркестре на общественных началах.

Алексей Полежаев

В Янову ночь сельский духовой оркестр играл русские и эстонские польки и вальсы.

А на следующий день оркестр в полном составе был на кладбище.  Ведь после Янова дня все сельчане и гости села из окрестных Минусинска, Красноярска и Каратуза встречаются именно там. В непандемийные годы в этот день в маленькое сибирское село, где живет всего 200 человек, поклониться могилам предков, поставить свечу к памятнику репрессированных, послушать проповедь пастыря и спеть лютеранские гимны собирались все, кто когда-то жил здесь и потом уехал в Швецию, Финляндию, Эстонию и Латвию.

На кладбище

Фото - Валентина Вараксина, специально для "НацАкцента".

Тэги