Новые голландцы эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Новые голландцы

Иркутский журналист Борис Слепнёв поделился с "НацАкцентом" воспоминаниями о  свадьбе голендров в таёжном посёлке Пихтинске. 

Национальная принадлежность жителей таёжных деревень Пихтинска, Среднего Пихтинска и Дагника Заларинского района Иркутской области долгие годы вызывала споры у историков, краеведов и этнографов.

Сибиряки уже в нескольких поколениях, они исповедуют лютеранство, молятся польским ксёнжкам, говорят на так называемом "хохлацком" – смеси украинского, польского, белорусского, а теперь ещё и русского языков, носят немецкие фамилии (Кунц, Зелент, Людвиг, Гильдебрант) и польские имена (Альвина, Катаржина, Бронислава).

Сами пихтинцы, чья история, культура и обычаи –  настоящий ребус, называют себя голендрами, выходцами из Голландии.

Старые книги

Сто лет тому назад

В 1910 году в разгар столыпинской реформы на пороге переселенческой конторы в Заларях появились четверо ходоков – Пётр Кунц, Иван Гильдебрант, Андрей Гиньборг, Иван Бытов – с твёрдым намерением найти подходящие для проживания земли. Пришлых, язык которых не всегда понимали сибиряки, видимо, на всякий случай отправили в предгорье Саян, на берега реки Тагны, где с одной стороны уже жили староверы - кержаки. Землемеры нарезали переселенцам 24 надела по 15 десятин. Согласно сохранившимся записям, к августу 1912 года на Пихтинском участке поселились 200 человек. Большая часть новосёлов носили фамилии Кунц, Людвиг, Зелент, Гильдебрант, Гиньборг, реже встречались – Пастрик, Бендик, Бытов.

Так в присаянской  тайге появились деревни Замустече, Новыны, Дахник, а ныне  -  Пихтинск, Средний Пихтинск, Дагник.

Памятный знак

На вопрос, что заставило голендров бросить родные края и ехать за пять с лишним тысяч километров, в Пихтинске отвечают: недостаток земли, невозможность прокормить семью и искренняя надежда прочно устроиться в Сибири. Один из старожилов Густав Михайлович Кунц рассказывал:

"Земли там было мало, корову на верёвке пасли. А в Сибири землю свободно давали. Земля плодородная, всё растёт. Конечно, яблок и груш нет, но без этого жить можно, а хлеб и всё остальное есть. И свободна земля – сколько хочешь бери, где хочешь стройся".

Сохранилось письмо иркутского лютеранского пастора Вольдемара Сиббуля начальнику администрации посёлка Тыреть Адаму Адамовичу Райнерту:

"...Познакомившись на месте с бытом переселенцев-лютеран, позволю себе поделиться своим впечатлением. Народ трудолюбивый, молодой, благочестивый и знающий рациональную обработку земли, но бедный. Я думаю, что они составляют элемент вполне полезный для нашей губернии. В настоящее время они насчитывают до 200 душ. Весною предвидится прибытие новой партии — около 100 человек из той же Волынской губернии.

На прежней родине их звали официально cвиябужскими, нейбровскими и нейдорфскими голендрами — имя, с которым они свыклись и которое им нравится. Поэтому я просил бы присвоить занимаемой ими новой родине имя — деревня Пихтинские Голендры".

Письмо Вольдемара Сиббуля

Неразбериха с фамилиями

В быту новые сибиряки разговаривали на "хохлацком" языке, близком к украинскому.  Молитвы читали исключительно на польском, его же использовали во время свадебных обрядов и похоронных церемоний. Вероятнее всего, отталкиваясь от фамилий, переселенцев с Волыни неожиданно записали "немцами".

Неразбериха с фамилиями страшно аукнулась голендрам во время Великой Отечественной войны.  В 1942 году Государственный комитет обороны выпустил секретное постановление о мобилизации немцев для народного хозяйства СССР. В стране создавалась трудовая армия, ряды которой среди прочих пополнили и голендры, записанные немцами.

В марте 1942 года Заларинский военкомат призвал из Пихтинска в трудармию 45 мужчин в возрасте от 19 до 48 лет, а  осенью  столько же женщин от 16 до 34 лет. Многие находились на принудительных работах по 10 лет. Некоторые отбывали срок вместе с пленными фашистами. Выжили единицы.

От узаконенной каторги освобождались лишь беременные женщины и матери, имеющие детей в возрасте до трёх лет.

Дом голендров

Несмотря на репрессии и притеснения, голендрам удалось по большей части сохранить культуру быта, язык, народные традиции и обычаи. Их побеленные дома не перепутаешь, других таких нет по всей России. Интересно, что жилое помещение под одной крышей совмещено с кладовыми, сеновалом и хлевом для животных, так что даже в лютый мороз хозяин может доглядеть скотину, не выходя на улицу.

Один из самых ярких и самобытных обрядов - свадьба. Кстати, первую свадьбу на новом месте  жительства в Сибири голендры справили 24 января 1916 года. Тогда молодожёнов венчал пастор Иркутской лютеранской церкви.  

Раньше говорили "высиле"

Обряд бракосочетания голендры проводили во все времена, даже репрессии не смогли ни сломать эту традицию, ни изменить.

Молодожены

- Раньше не знали свадеб, говорили "высиле", - вспоминает Альвина Адольфовна Зелент. - Молодёжь встречалась только на вечёрках по выходным, редко когда в будний день: работали до темна, не до вечёрок было. Собирались на лугу, играли в основном, музыки не было, когда попросят – гармонист сыграет и всё.  Подарков не дарили – откуда их взять? До калитки проводит парень, и вся дружба. Я росла сиротой, без матери, в 42-м в трудармию забрали отца, он вернулся только через девять лет. Позднее они с мачехой держали пасеку, и на наш свадебный стол ставили мёд. Была картошка, масло, польский борщ и обязательно пшённая каша, сваренная на молоке. Когда сваты приглашали, то говорили: "Несите молока горшков 5-6, наша челядь велика – съист", то есть народу много -  съедим. После каши – нема паши.  После пшёнки уже ничего не подают.

Приданое для невесты собирали в куфер – кованый сундук с овальной крышкой. Сверху укладывали в обязательном порядке перину, три больших подушки и одну маленькую, всё это грузили на телегу и везли к жениху. Мы жили бедно, одеяло, к примеру, мне привёз брат. Свидетельниц никаких не было – дружки, девушки из числа родственников или подруг. У жениха - прибичные. Дружки помогали наряжать в доме угол, где будут сидеть молодые. Первым делом плетут большой венок из бурувника (брусничника. – Прим. авт.).

Для пихтинских молодожёнов Дмитрия и Насти Кунц Альвина Адольфовна испекла карваи, или караваи, в которые вставляются ругачи -  берёзовые  ветки,  обмотанные разноцветной бумагой. На ветки развешиваются конфеты, с раздачи которых гостям стартует свадебный пир.

Караваи

Само торжество начинается задолго до светского выкупа с обряда под названием заручины, на который собираются только близкие. Самые нарядными на этот момент участники торжества - сваты - двое мужчин с той и другой стороны. Правую сторону их пиджаков украшают сложенные треугольником платки, обмётанные атласными лентами, на головах кепки с бумажными цветами. На несколько дней выбранные мужчины становятся распорядителями на торжестве, о чем свидетельствуют кнуты или плетки, с которыми они не расстаются ни на минуту, иначе атрибут власти придётся выкупать.

Сват

В старину свадебная плётка называлась гурыпник. Ручка кнута-гурыпника сделана из натуральной козьей ножки, к ней прикреплено много атласных лент. Такой плёткой сват может "поправить" поведение любого гостя.

Гурыпник

Ключевой момент – приглашение, оно в обязательном порядке звучит на родном языке.

- Ота упраша и жёна своя, и тэжь паньство млодэ на ючейший дэнь или поючейшийна высиле! Щёбы вси ласкаве были, нашей прозьбой их ним хлибом не гордыли! Проше пшебываць на першу гудыну!

Если коротко, то приглашают завтра и послезавтра на свадьбу. Просьба не отказывать! 

После недолгого застолья сваты под ружейные залпы садятся в машину и едут приглашать других родственников. Надо сказать, что стрельба постоянно сопровождает веселье, соревноваться в этом с  голендрами может только Кавказ.

Свадьба у дома

В старину на следующее утро к дому жениха подавалась вузныця, запряжённая двойкой или тройкой лошадей. Ещё один экипаж закладывали для свахи и для гармониста.

Современная вузница немного не та, и лошади под капотом, но суть праздника от этого не меняется.

В Пихтинске после привычного нам выкупа в сопровождении тех же сватов с плётками-гурыпниками и под оружейные залпы процессия выдвинулась в Бабцин кут, или Бабий угол на берег Тагны, где состоялась церемония бракосочетания.

Свадьба

Огромную армию гостей смог вместить только дом культуры Среднепихтинска. Всем без исключения гостям прикрепили цветы из гофрированной красно–белой бумаги: женатым и замужним - на правую сторону блузки или пиджака, холостым и незамужним – на левую.

Как только сваты рассадили гостей, женщины исполнили молитву на польском языке, потом внесли караваи с ругачами.

Молитва

- Просимэ панове госты той дар цо пан Бух нам дав!  - отец жениха приглашает отведать и выпить, начинается, собственно, гулянье. Как обычно много поют и веселятся.

 Вечером молодые едут в дом жениха, где снова накрывается стол, а пока молодые ужинают, дружки стелют им постель.

На всю оставшуюся жизнь

Самый волнительный момент второго дня - обряд "прибивания" чепца, сшитого из полоски кружевной ткани и украшенного цветами. Перемена головного убора символизирует смену статуса невесты на молодую жену. Эту традицию голендры привезли из  Европы и свято её хранят.

Прибивание чепца

С этого момента чепец, или, как говорят голендры, чэпэц, – непременный атрибут и спутник замужней женщины до гробовой доски.

Жениху надевают шляпу. Непосредственно перед надеванием чепца молодые исполняют танец, символизирующий прощание с молодостью.  Молодых усаживают на подушки, которые лежат на скамейке, после благословления родителей снимают фату, её принимает дружка, и повязывают чепец. Церемония сопровождается народной песней.

Жэ бы мэнэ нэ чэпэц

И нэ била хустка*,

То б я соби погуляла, Як на воде гуска.

Як на воде гуска

Крылышками плюска.

А за нэю гусачок

До дому не пуска.

Здесь всё относительно понятно и без перевода, за  исключением словосочетания "била хустка" - белый платок.

Чепец

Далее идёт ритуал подношения подарков и денег. Молодые держат перед собой подносы, первыми кладут деньги родители. Потом сваха кладёт купюры на поднос невесты и громко кричит: "На чэпэц!" Сват выбирает поднос жениха: "На шапку!" Споры – на шапку или чэпэц – идут бесконечно долго, и кто победит, станет ясно позднее. Параллельно на деньги гостей трясут кУхарки, "играя" на  кухонной утвари и громко напевая незамысловатую мелодию: "Тряля-ля-ля-ля-ля-ля".

Сбор денег

Затем молодых под крики "Виват!" на скамейке поднимают вверх. Спустившись, они благодарят родителей и начинается танец,  в котором принимают участие только замужние и женатые. Периодически танцующие выкрикивают: "Наша!", давая понять, что приняли невесту. После танца гостей приглашают за стол.

Вверх!

На третий день уже молодые накрывают стол, угощая кУхарок. Невеста остаётся в доме жениха, ей не позволяют видится с родными, даже если они живут совсем рядом. Через неделю родители невесты вновь собирают сватов, дружек, прибичных на заключительный ритуал "Пэтрусыны", после которого можно сказать, свадьбу  сыграли.

Свадебный танец

Фото автора и Ирмы Слепнёвой.

Больше фотографий со свадьбы голендров - в галерее "НацАкцента".

Тэги