Нацполитика в урнах

Нацполитика в урнах

Выборы в этом году впервые за долгое время вызвали большой ...

 
 
 
 
2 марта 2012

Выборы в этом году впервые за  долгое время вызвали большой интерес в продвинутой части общества.  Люди готовы не только говорить о политике,  но  и совершать действия, требующие гораздо больших энергозатрат. Однако содержание программ кандидатов  - не находится в фокусе внимания их электората и не слишком определяет  будущий выбор. Но тем не менее,  риторика потенциальных президентов в какой-то  степени отражает те основные вопросы, которые волнуют общество. 

Тему национальной политики как одну из ключевых в предвыборных дискуссиях на этот раз задал кандидат номер пять Владимир Путин. Опубликованная еще до начала официальной гонки статья о национальной политике вызвала множество споров  и даже конкретных законодательных инициатив (например, быстро среагировала ФСО, предложив ужесточить все то, что было предложено ужесточить в статье Путина, иногда даже не слишком вникая в  несуразные правовые противоречия, которые могли бы  возникнуть, если бы инициативы ФСО кто-нибудь понял буквально). 

Однако сам по себе жанр программных статей не был перенят другими участниками, которые предпочли более живую форму подачи своих идей, от которой премьер-министр традиционно отказался: прямые интервью с независимыми СМИ и предвыборные дебаты.  Впрочем, на вопросы "НацАкцента", посвященные национальной политике, кандидаты отвечать отказались. А зря: может быть тогда их мировоззрение в области нацполитики  предстало бы более структурированным и последовательным. 

Сейчас же обращение к национальному вопросу у большинства  кандидатов выглядит только как популистская розочка на торте  предвыборрных обещаний, а вовсе не как результат продуманной стратегии на шестилетный срок. 

Трое  из кандидатов: Владимир Жириновский, Геннадий Зюганов и Сергей Миронов  -  основным  своим адресатом сделали русский народ, права которого, по их мнению, повсеместно нарушаются. Зюганов, выступающий за дружбу народов, не уточняя, собственно, в каких институциональных формах  она будет существовать,  одновременно заявляет  о недопустимости русофобии.  Впрочем,  до  заявлений о "геноциде русской нации", о котором говорилось в думской программе коммунистов, в президентской кампании все-таки не дошло.  На странную смесь русского национализма и классического коммунистического интернационализма  у современных официальных коммунистов указывалось давно. Впрочем, заявления Зюганова на фоне статьи Путина, в которой он одновременно упомянул государствообразующую роль русского народа и идею гражданской нации, перестают выглядеть таким уж оксюмороном.

Гораздо более последовательным является Сергей Миронов, который отказался от классической марксистско-ленинской идеологии в пользу лайт-социализма.  Последовательность здесь, впрочем, совсем не мировоззренческая, а поведенческая. Основанная как популистское крыло "Единой России" "Справедливая" всегда придерживалась лозунгов, популярных (ну или казавшихся популярными) в народе, но сильно не противоречащих заявлениям первых лиц. Во многих аспектах СР в этот раз провела более жесткую кампанию, однако в нацвопросе Миронов за флажки не вышел. Он четко уловил, что говорить о государствообразующей роли русских стало можно. В своей осенней программе СР  про это не упомянали.  

Жириновский, как всегда, зажигал, ни мало не беспокоясь ни о том, чтобы его высказывания встраивались в некую целостную картину мира, ни о том, чтобы они были реалистичными. Впрочем, такое поведение не выбивается из рамок амплуа, в котором живет  в последние два десятилетия политик Жириновский. Он также заявил о государствообразующей роли русских, присовокупив  еще идею об укрупнении регионов.  В его исполнении она выглядит  вполне имперской: укрупненные регионы, потерявшие, соответственно, национальную идентичность, должны, по всей видимости, признать эту роль русских и полностью им подчиниться. Очевидно, что нереализуемость этой идеи полностью компенсируется бесперспективностью президентских амбиций Жириновского.

Новая звезда на кандидатском небосклоне - бизнесмен Михаил Прохоров - также придерживается идеи  переформатирования национальных республик в ненациональные географические регионы со все тем же укрупнением. Правда, основа такого федеративного устройства будет лежать, по мнению кандидата, в надэтничной идентичности граждан России. Конечно, такой подход гораздо ближе к идее гражданской нации, которую сейчас продвигает Минрегион  и о которой упомянул, правда, в  противоречивом контексте Владимир Путин. Однако, если опять же задуматься о тех последствиях, которые может иметь подобная политика в реальности, то станет ясно, что провести ее можно будет  в ближайшие шесть лет либо совершенно нелиберальными и недемократическими методами давления на сложившиеся национальные регионы, либо будет нельзя вовсе. 

Интересно, что тренд,  появившийся в той части общества, для которого тема национальной политики является ключевой, в программах официальных кандидатов никак не отразился. Оно и понятно, национал-демократические идеи, самым ярким выразителем которых является Алексей Навальный, сегодня в Кремле воспринимаются как наиболее опасные. Возможно, из-за того, что они быстро набирают сторонников среди самого активной социальной прослойски современной России - среднего класса, жителей мегаполиса (по той же причине во многом не был допущен на выборы Григорий Явлинский, так как программа его партии близка той части среднего класса, которая не идентифицирует себя националистически).

К сожалению, предложения в области национальной политики, сделанные кандидатами под номерами 1-4,  отражают общую картину  этих выборов - никто не хотел побеждать. Впрочем, в ситуации  полной делигитимизации выборов победа или непобеда будет определяться многими другими факторами.

Галямина Юлия

Материалы по теме:
3732