Криминальные межнациональные конфликты порождает недоверие граждан к государству

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Криминальные межнациональные конфликты порождает недоверие граждан к государству

На этой неделе в информационном пространстве вновь появилось дело об убийстве москвича Ивана Агафонова.  Вызывает повышенное внимание и развитие  кровавого конфликта в московским метро с участием находящегося в СИЗО уроженца Бурятии Чимита Тармаева. Эти две криминальные истории могли бы не получить столь широкий общественный резонанс на фоне почти 500 убийств, которые происходят ежегодно в Москве, если бы не одно обстояетельство: в обеих историях  обвиняемыми и потерпевшими являются люди разных национальностей. Можно даже усилить это утверждение, не погрешив против правды: информационное пространство будоражит то, что одной из сторон в обоих случаях являются уроженцы Кавказа (по совпадению - Дагестана).  

По иронии судьбы в случае с гибелью Ивана Агафонова дагестанец является обвиняемым в убийстве, а в случае с Тармаевым - жертвой.  И тем не менее симпатии и антипатии общественности никак не зависят от этих обстоятельств. Эти две истории во многом разделили Интернет, да и  не только его, по национальному признаку.  И хотя звучит много голосов как и извне, так и среди заинтересованных сторон о том, что не стоит переносить эти конфликты в межнациональную плоскость, эти процессы продолжают развиваться.

Можно, конечно, сделать вывод о том, что во всем виноваты зарабатывающие себе очки  политиканы от националистов, или охочие до жаренных фактов журналисты, или недостаточно регулируемый Интернет. Однако социологи знают, что если в глубине общества не возникла какая-то идея, какая-то потребность, запрос, интерес, то никакой пропагандой их невозможно привить, слепить или  разжечь.  Можно сколько угодно обвинять в Октябрьской революции Ленина и Троцкого, но очевидно, что если бы не социально-экономическое состояние России начала XX века, то ничего бы не произошло (недаром в народе сложился прекрасный анекдот про Орден революции первой степени, который вручили посмертно Николаю II за создание в стране революционной ситуации). Точно так же можно обвинять  в развале СССР  Горбачева,  ЦРУ или Новодворскую, но серьезный человек не может не признать того факта, что к  этой "геополитической катастрофе" привели вполне объективные социально-экономические обстоятельства.

Сегодняшняя  межнациональная напряженность (а точнее, напряженность в отношениях между Кавказом и остальной Россией) - тоже  не является пропагандисткой и поверхностой, за ней кроется абсолютно объективные обстоятельства: начиная  от многолетней войны, в которой погибли, пострадали и подверлись издевательствам тысячи людей в обеих сторон, и кончая делегитимацией всей государственной конструкции, выстроенной за последние годы.

В случае с двумя громкими убийствами речь, прежде всего, идет о государстве в части его правоохранительной и судебной системы. Граждане тотально не доверяют ни милиции, ни прокуратуре, ни судам.  Они не верят, что решение может приниматься объективно, с учетом всех обстоятельств, без предвзятости. Именно поэтому возвращение дела Расула Мирзаева следствию, в результате которого обвинение смягчило ему статью, воспринимается частью общества, поддерживающей семью Агафанова, как результат давления со стороны обвиняемого  правоохранителей, а не как объективная следственная необходимость. Прокуратура и следствие только подогревают такие настроения, никак не мотивируя в материалах дела свои действия. Правы ли официальные и неофициальные защитники потерпевших? Оказывалось ли на следователей давление? Мы этого не знаем и в существующей системе не имеем никаких возможностей узнать, так как нет  в России института, который мог бы это непредвзято проверить и которому бы мы могли поверить. 

Мать Тамраева просит общественность не разжигать межнациональную рознь и между тем сама признается, что побоялась подойти к ОВД, куда привели ее  сына сразу после задержания, так как испугалась группы земляков убитого, стоявших рядом с отделением. Это что же за дикость такая, что люди боятся подходить к месту, где сидят те, кто должен их  защищать? Однако эта дикость уже давно никого в России не удивляет: полицию здесь боятся больше, чем бандитов (масса примеров, причем самых недавних, подтверждает обоснованность этих опасений). А что уж говорить о том, что никто давно не ждет от нее помощи и спасения.

Правда ли существует негласное распоряжение судам не применять серьезные наказания выходцам с Кавказа, как утверждают защитники семьи Агафоновых?  Или суд шантажируют русские националисты, как считают защитники Мирзаева? Учтет ли суд показание видеокамер, показывающих, что Тамраев пытался защититься от нападавшей группы? И не изменят ли свидетели свои показания под давлением? 

Вопросов на эти вопросы найти в современной делегитимизированной правоохранительной и судебной системе невозможно.  Правовые механизмы полностью разрушены коррупцией - и не только банальной,  выражающейся в подкупе судей. Гораздо страшнее системная административная коррупция, пронизывающая каждое звено правоохранительной и судебной вертикали. 

Человек - стадное животное, он не может в одиночку противостоять своим бедам и невзгодам. При разрушении современных, демократических институтов их место занимает более архаичные. Обращение к своей национальной идентичности для многих становится естественной защитной реакцией на отстутствие цивилизованных методов отстаивать свои права. 

И тут стоит отметить, что как у дагестанцев, так и у бурятов, которые являются сторонами последних конфликтов, национальная солидарность выражена в гораздо большей степени. И этому есть несколько причин. Прежде всего речь о гораздо меньших общностях (даже если речь о Кавказе в целом, хотя известно, что  внутри самого многонационального Дагестана довольно сложная ситуация). Кроме того, национальная идентичность подкрепляется институционально - наличием национальных республик. Немаловажно  и то, что в последние годы сложилась идеологема, что проявление солидарности среди русских по национальному признаку гораздо менее допустима, чем для других народов. 

Однако не стоит делать вывод, что русским, как и другим народам, надо еще активнее развивать свою групповую идентичность. На этот счет могут быть разные мнения, каждое из которых заслуживает внимания. Бесспорным остается другое - российскому государству нужна коренная перестройка всей  правоохранительной и судебной системы. Которая в свою  очередь невозможно без усиления легитимности разрушенных за последнее десятилетие  демократических институтов. 

Юлия Галямина

Тэги