Карельский рэп и новая идентичность республики эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Карельский рэп и новая идентичность республики

Карелия – единственная республика в составе России, где язык титульного народа не имеет статуса второго государственного языка. "НацАкцент" недавно писал о том, как власть и активисты национальных общественных организаций смотрят на вопрос о появлении этого статуса. Но тогда нам не удалось получить ответы на все наши вопросы. Поэтому мы еще раз связались с министром национальной политики Карелии Сергеем КИСЕЛЕВЫМ и обсудили с ним наиболее острые темы: будет ли принят карельский, как второй государственный, что мешает этому и не стоит ли опасаться, что малые народы Карелии растворятся в русскоязычном большинстве республики.

Сергей Викторович, говоря о Карелии, всегда упоминают ее особенный статус – республики без языка титульной нации в качестве второго государственного. Вас это не смущает?

У нас вообще уникальная республика. 130 национальностей проживают. Из малых народов – карелы и вепсы. Здесь исторически жили локальные группы русских: в районе Белого моря – поморы, в районе острова Кижи – заонежане, в Пудожском районе – пудожане, имеющие свои уникальные диалекты. Напомню, что большую роль в становлении нашей республики в советское время сыграли эмигрировавшие финны-революционеры.  При финнах финский был по сути вторым государственным, что наложило свой отпечаток на языковой вопрос. Кроме того, республика была театром военных действий: в Гражданскую войну местом для интервенций, в Великую Отечественную войну практически вся территория была оккупирована финнами. В послевоенные годы было много переселенцев из Украины и Белоруссии.

Тем не менее, мы все понимаем, что титульная нация — это карелы. Несмотря на то что карельский язык не является государственным, мы заботимся о сохранении языка и культуры народа.

Что делается для этого?

3300 детей в республике изучают карельский и вепсский языки в школах, детских садах, в учреждениях дополнительного образования. Преподавателей языков готовим в Петрозаводском государственном университете. В консерватории есть кафедра финно-угорской музыки. Республика финансово поддерживает успешных студентов. В республиканском филиале Академии РАН работает Институт языка, литературы и истории, ученые которого занимаются исследованиями карельского и вепсского языков. 

Расскажите про распространение фасадных вывесок на карельском языке? Я заметил, что даже критикующие министерство национальные активисты, ставят вам это в заслугу.

В сфере визуализации карельского языка мы начали активно работать только последние два года. Надписи, дублирующие русский язык, появились на зданиях органов государственной власти и местного самоуправления, в названиях улиц и магазинов. Через Минэкономразвития обращаемся к предпринимателям, чтобы все наименования продукции, выпускаемой в Карелии, дублировались на карельском языке. К нам они обращаются за переводом. А термино-орфографическая комиссия при Главе Республики Карелия предоставляет всем бесплатные переводы.  И такие продукты появляются на полках. Надписи на карельском придают местный колорит, работают на туристическую привлекательность региона, подчеркивают наше своеобразие.

Количество выпускаемых книг, газет и журналов и развитие медиа на определенном языке всегда считались показателями развития языка, его способности отражать современность. Как обстоят дела в Карелии?

Есть республиканское издательство "Периодика". На его базе мы делаем пять СМИ. Три еженедельные газеты на карельском, вепсском и финском языках. Детский журнал Kipinä ("Искорка") и журнал "Карелия" на трех языках. Мы их распространяем еще и в электронном формате: подписываются в том числе читатели из Финляндии. И, конечно, издаем книги.

Есть общий для всех наших медиа портал  "Омамедиа" на пяти языках – финском, карельском, вепсском, русском и английском. Туда погружены все наши издания, там есть новости, курсы изучения трех языков.

Два года назад на базе издательства "Периодика" мы открыли медиацентр. Сюда люди приходят послушать лекции, посмотреть фильм, услышать песни на языках. Есть в республике и исполнитель карельского рэпа.

При всем этом активисты национальных общественных организаций критикуют власти республики за то, что до сих пор не принят закон о втором государственном языке. Есть ли подвижки в этом вопросе?

Этот вопрос пока никто решить не может. И далеко не все зависит от руководства республики.

Формально статус не позволяет получить федеральное законодательство, которое требует, чтобы второй государственный язык республики имел в основе кириллический алфавит. А карельская письменность на латинице, и филологи говорят, что перевод карельского языка на рельсы кириллицы сломает язык. Все попытки его перевода были признаны неудачными.

Но даже если изменится законодательство, то какое именно наречие карельского языка сделать вторым государственным? В республике пользуются тремя наречиями. Какой из них признать за основу? Когда я задаю этот вопрос представителям карельского народа, внятный ответ получить не могу. Можно ли создать общий для всех язык? Я не специалист в сфере языка, я не могу ответить на этот вопрос. 

В Карелии действует закон "О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия". Это некая альтернатива закону о втором государственном языке, которого пока нет в Карелии?

Да, это компромисс между сложностью получения карельским языком статуса второго государственного и необходимостью этот язык регламентировать и развивать прямо сейчас.  Все, что в этом законе предусмотрено, соответствует статусу государственного языка. Допустим, карел или вепс могут на своем родном языке обратиться в любой орган уровня республиканской власти. Задача этого органа – обеспечить перевод и ответить. Также можно обратиться в суд на своем родном языке, и суд должен обеспечить судопроизводство на родном языке.

Активисты сетуют, что количество вепсов и карелов, знающих родной язык, неуклонно снижается. Что язык просто не учат в школе, а если и учат, то факультативно…

Школа строго формализована, подчиняется министерству образования, а не нам. Мы тоже периодически слышим, приезжая в поселок: "Мы в свое время учили карельский в школе, а сейчас не учим". Но сейчас у родителей есть выбор, какой язык учить. И моя позиция такова  – не обязательно изучать язык только в рамках школы. Не всем язык понадобится в высшем учебном заведении. Для того чтобы изучать и общаться, язык можно учить вне школы. Задача нашего министерства создать условия для этого.

Так, начиная с текущего года мы проводим конкурс среди районов на получение средств на развитие территорий с учетом этнокультурных особенностей. В 2020 году поддержано 6 проектов на общую сумму 6 миллионов рублей. На эти средства удалось организовать в том числе и курсы карельского языка – оплатить работу преподавателей, приобрести необходимое оборудование.

Да, конечно, не в каждом поселке есть учитель и курсы. Но именно для этого мы создавали медиапортал "Омамедиа", где можно онлайн присоединиться к изучению языков. Курсы находятся в открытом доступе.

Изучение карельского или вепсского языка – дело добровольное и не очень практичное. Есть ощущение, что без школьной обязаловки будет трудно привлечь людей к изучению родного языка.

У нас еще не выветрилась эта психология с советских времен, когда в клубе устраивали лекцию, куда всех загоняли в добровольно-принудительном порядке, этот подход мне не нравится.

Я считаю, что наша задача – создать условия для изучения культуры и языка карелов и вепсов для взрослых и детей, жителей поселков и городов. Заставлять никого не надо. Люди сами должны выбрать, где и как они будут учить язык. Есть книги в районных библиотеках, словари и самоучители. Есть медиапортал и курсы.

Активисты воспринимают это все как полумеры. Признание языка вторым государственным – зачастую принципиальный вопрос, они считают, что рано или поздно он должен быть решен в пользу карельского языка. Вы согласны с этой позицией?

Мне сложно понять такую позицию. Хоть у меня есть карельские корни, я не являюсь носителем карельского языка, но мы эту идею не отвергаем. Давайте будем решать вопрос о статусе, но параллельно сохранять карельский язык при помощи закона о господдержке.

Мы готовы поддерживать активистов и НКО по всей республике. Искать площадки, финансово помогать. В Петрозаводске для этого уже создано много условий. Есть и национальный театр, и национальный ансамбль, и кафедры в вузах по изучению языков. Но республика большая, до многих мест трудно добраться. Вот тут нам нужна помощь местных активистов, людей, заинтересованных, говорящих на языке и желающих этот язык сохранять. 

У карелов и вепсов есть опасения, что без языка они растворятся, полностью ассимилируются. Разделяете такие опасения?

Что значит ассимиляция? Сейчас на этот вопрос нужно смотреть иначе. Совсем недавно, буквально век назад в Карелии люди жили очень компактно, каждый своей общностью: карелы отдельно, русские отдельно, вепсы отдельно. Здесь не было разветвленной железной дороги и шоссе, но сейчас век совершенно другой, и трудно представить, чтобы не перемешивались представители разных национальностей. "Чистых", обособленных народов очень мало.

Многие россияне к нам сюда приезжают, очаровываются природой республики, образом жизни, отношением людей друг к другу. Остаются, и … называют себя карелами (!), хоть в строгом смысле слова ими не являются. Человек может быть с Кавказа или из Сибири, но живет в нашей среде, знает местную кухню, значение слов на карельском. Так создается идентичность жителей республики.

Тэги