40 дней во имя жизни эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
40 дней во имя жизни

Сорок дней - "смертный" срок, обязательный при поминовении умерших, - в случае пандемии необходим для сохранения жизни.   

От редакции. Пандемия коронавирусной инфекции вынуждает все больше людей в разных странах переходить на самоизоляцию. В некоторых государствах уже введен режим карантина. В Москве с 26 марта максимальная изоляция рекомендована людям старше 65 лет: пожилым москвичам запрещено выходить на улицу, в том числе в магазины и аптеки. Большинство из нас никогда не сталкивались с подобными беспрецедентными мерами и находятся в растерянности. Автор "НацАкцента" изучил опыт прошлого и убедился, что карантин - выбор, проверенный временем и не раз использованный нашими предками. 

Этимология слова "карантин" отправляет нас в XIV век, когда в Европе свирепствовала чума. Тогда власти Италии приняли решение отправлять все корабли, прибывшие из других стран, к острову Лазаретто в 4-х км от Венеции для изоляции на сорок дней - quaranta giorni. После этого срока на суда отправлялись врачи с инспекцией. Больных лечили в построенной там же больнице, в бараках содержались здоровые люди. Умерших хоронили на этом острове, от которого, кстати, и возникло слово "лазарет".

Такое наследие послужило тому, что со второй половины прошлого века Лазаретто стал необитаемым островом.  

При раскопках в начале 2000-х годов на больничном кладбище острова археологи обнаружили более полутора тысяч скелетов, отнесенных к артефактам того страшного времени.

Жизнь или смерть

Любая эпидемия сродни лисе, которая, как писал Бродский, "перегрызая горло, не разбирает, где кровь, где тенор". Задача человека – уцелеть, не заразиться, выжить. И для этого принимались порой кардинальные меры.

В 17-м веке, когда дым чумы начинал проникать в Россию, правительство запретило иностранцам въезд в Москву. Тем, кто нарушал этот указ, грозила смертная казнь!

В Великом Новгороде дома, в которых кто-то погибал от смертельной заразы, закрывали вместе с оставшимися членами семьи. Приставленные к ним сторожа передавали еду с улицы, не входя в дом.

Тот, кто норовил ускользнуть, рисковал оказаться на костре вместе с умершими!

В 1720 г. всем генерал-губернаторам и воеводам была направлена специальная инструкция "О мерах и распоряжениях для недопущения из-за границы морового поветрия", в которой излагался четкий перечень действий в случае выявления эпидемий в сопредельных зарубежных странах. Люди, которые возвращались из рискованных "земель", помещались на 6-недельный (опять же!) карантин в специально отведенные здания отдельно от персонала пограничных застав и местного населения. Весь их багаж подвергался "натуральной" дезинфекции – окуриванию серой и можжевельником.  

В XVIII веке государственная граница Российской империи была взята под охрану карантинных застав, которые создавались в безлюдной местности. При заставе должен был постоянно жить врач с помощниками. Всех, кто следовал через заставу, досматривали. Подозрительных держали в 40-дневном карантине, контакты между ними были исключены. Еду доставляли на заставу "харчевники".

Продукты передавались "долгими шестами", а полученные тем же способом деньги вымачивались в уксусе или в вине и отдавались продавцам еды только по окончании карантина.

В качестве борьбы с эпидемиями проводили обеззараживания воды и воздуха, дезинфекции вещей и помещений. На карантинных кордонах жгли костры, чтобы дым "препятствовал" выходу инфекции за пределы зараженной зоны. Дома окуривали смолами и целебными травами. Письменные сообщения из поселений под карантином несколько раз переписывали на промежуточных станциях, чтобы зараза не распространилась через бумагу. Деньги промывали в уксусе, который долгие годы считался главным обеззараживающим средством.

В 1755 г. императрица Елизавета Петровна издала указ "Об учреждении при пограничных таможнях карантинных домов и об определении к ним докторов". Это ознаменовало начало нового этапа в реализации государственной карантинной политики, получившей системный характер.

Впервые в отечественной истории были выработаны единые подходы в организации первичной медико-санитарной помощи.

В начале 20-х годов прошлого века для борьбы с чумой в Дальневосточной республике была создана областная санитарно-исполнительная комиссия. Ею были организованы дезинфекционные и похоронные отряды. В 1923 г. сформировали специальный противочумный поезд из 5 вагонов, который курсировал от Маньчжурии до  Читы.

А на базе 1-го Владивостокского Крепостного военного госпиталя на материке развернули Чумной городок. Он в себя включал летучий и дезинфекционный отряды, крематорий, обсервационное отделение, изолятор, анатомический покой, чумной барак и диагностическую лабораторию. В морском порту города были организованы временный пропускной пункт в бухте "Золотой рог", морская санитарно-наблюдательная станция и брандвахта. 

карантин

Добровольный уход 

В 37 км от Владикавказа находится один из исторических памятников Северной Осетии – Даргавский некрополь. Другое его название – город мертвых. Здесь расположено 95 родовых склепов разного размера. В этих оштукатуренных каменных домиках с островерхой крышей осетины с XIV хоронили усопших. Покойников не зарывали в землю, а укладывали на полках склепа, занося тело внутрь через окно, которое закрывалось деревянным щитом. Когда все боковые полки заполнялись телами, останки опускались вниз, освобождая место для новых погребений. В одном склепе могло помещаться свыше ста покойников.

В 18 веке в Осетию пришла чума, противостоять которой не было никакой возможности.  Чтобы не заразить здоровых людей, смертельно больные горцы… сами отправлялись в фамильные склепы. На специальные полки снаружи родственники приносили им еду, но исход был предрешен. Всего из 200 тысяч осетин от этой эпидемии убереглось всего 16 000 человек.

Только в 60-е годы прошлого века город мертвых был признан безопасным для посещения.

Сегодня Даргавский некрополь находится под охраной ЮНЕСКО.

карантин

Свистать всех наверх!

Отдельного упоминания достойна история, случившаяся в 1960 году в Москве.

В конце декабря 1959 г. советский график, дважды лауреат Сталинской премии Алексей Кокорекин вернулся из Индии. За время пребывания в одной из провинций он посетил церемонию сожжения скончавшегося от оспы брахмана. По приезду Алексей Алексеевич почувствовал недомогание, которое в течение недели усилилось, и, не смотря на усилия врачей, закончилось смертью художника. 

Подозрение на оспу вызвало обследование еще одного заболевшего. Новость оперативно сообщили высшему руководству страны. На совещании у Хрущева был принят комплекс срочных мер, чтобы в кратчайшие сроки выявить всех, с кем контактировал художник, начиная с момента его посадки на самолет из Индии. В группу риска попали пассажиры самолета, его экипаж, таможенники, коллеги, друзья, родственники.

Боткинскую больницу, куда обращался зараженный, закрыли. Никто из находящихся там не мог выйти.  Один из знакомых Кокорекина, пообщавшийся с ним после его возвращения, сам отправился в Париж. Этот факт установили, когда рейс "Аэрофлота" был в воздухе.

Самолет немедленно вернули в Москву, а всех, кто был на борту, отправили в карантин.

Москва, только-только справившая Новый год, была фактически полностью закрыта по законам военного времени. Нельзя было ни въехать, ни выехать: отменены авиарейсы, прервано железнодорожное сообщение, перекрыты автомобильные дороги.

Одновременно была развернута вторая фаза операции борьбы с возможной эпидемией – экстренная вакцинация населения. В течение 3-х дней в Московскую городскую санитарно-эпидемиологическую станцию было доставлено самолетами 10 млн. доз противооспенной вакцины из Томского, Ташкентского институтов вакцин и сывороток и из Краснодарской краевой санитарно-эпидемиологической станции.

Привлекли 26 963 медработника, открыли 3391 прививочный пункт плюс организовали 8522 прививочные бригады для работы в организациях и ЖЭКах.

К 25 января 1960 года были вакцинированы 5 559 670 москвичей и более 4 миллионов жителей Подмосковья.

Нигде и никогда не проводилась столь масштабная операция по вакцинированию населения в такие короткие сроки.

Последний случай заболевания оспой в Москве было зафиксирован 3 февраля 1960 года. Таким образом, с момента заноса инфекции до прекращения эпидемии прошло 44 дня.

Окончательный итог вспышки черной оспы в Москве: 45 заболевших (из них трое умерло).

Кстати говоря, советские врачи помогли окончательно уничтожить эту заразу во всех уголках земли. В 1978 г. Всемирная организация здоровья сделала доклад, в котором сообщила, что эта болезнь полностью ликвидирована.

Последние события красноречиво показывают, что карантин до сих пор является действенным средством борьбы с любой инфекцией. Не от хорошей жизни человечество вынуждено прибегать к этой мере, а ради сохранения жизни на земле. Следуйте рекомендациям врачей и будьте здоровы!

Тэги