Затерянные в тундре

Затерянные в тундре

Здесь нет магазинов, а прилетающий изредка вертолет привозит на юго-восточный ...

 
 
 
 
16 сентября 2010 1

Здесь нет магазинов, а прилетающий изредка вертолет привозит на юго-восточный берег полуострова Канин только самое необходимое. Поэтому, снимаясь со стойбища, ненцы ничего не бросают.

За два часа от лагеря из семи палаток и кораля (временного загона), которые я видел с борта вертолета, забросившего нас сюда, в Ненецкий автономный округ, не осталось и следа. Железные печи уложены на нарты, одежда, бытовая утварь – в тюки, деревянные лари; в последнюю очередь разобраны брезентовые палатки. Не осталось даже маленькой веревочки – все взято с собой. Члены четвертой бригады кооператива "Восход" впрягают оленей в груженые сани, упряжки соединяются как вагончики железнодорожного состава, и весь аргиш (караван) отправляется в извилистый путь по малозаметным тропам - воргам, по труднопроходимому кустарнику – ере, по кочкам и каменным россыпям, с крутыми спусками и подъемами, бродами через горные речки, по болотной трясине. После короткого урока "вождения" и "правил дорожного движения" я хореем направляю передового оленя вслед уходящему аргишу.

                                                                            В тесноте, да не в обиде

Через пять часов пути добираемся до нового стойбища. Первое, что делают все прибывшие, - распрягают оленей и ставят палатки. Потом рубят дрова и ставят на печь чайник. Через двадцать минут я пью крепкий горячий чай и чувствую тепло огня, по телу разливается блаженство и усталость. А за стенами такого не надежного на первый взгляд жилища – снег и ветер.

Услышав звук швейной  машинки, заглядываю в палатку Валерия и Нины и получаю приглашение выпить чаю. Вся семья в сборе, включая троих детей, младшему - три года. Здесь же кочующий с ними брат Нины, Павел. От традиционных жилищ – чумов – в Канинской тундре отказались лет десять назад, заменив их брезентовыми палатками.

- Да, в чуме было уютнее, - говорит Нина, - но места меньше, в полный рост не выпрямишься, да и ставить дольше, а палатка ставится всего за десять минут.

Брезентовый дом  Валеры и Нины отличается от других – он более ухоженный. Тюлевые  шторы на окне, фаянсовая посуда, порядок - все это создает уют. Но 15 кв.м площади для троих взрослых, троих детей и всего их имущества – немного.

У ненецких женщин работы хватает: нарубить дров, растопить  печь, принести воду, испечь хлеб, приготовить  еду, заштопать и постирать. Осенью они выделывают шкуры, шьют зимнюю одежду.

Мужчины мастерят нехитрую домашнюю утварь. Но главное  их дело пасти оленей. Работа в бригаде  поставлена четко. Основное стадо –  около двух тысяч голов – сутки  пасет один пастух, сутки – другой. Но общие работы – клеймить телят, вылавливать прибившихся к основному стаду хоров (кастрированных ездовых оленей, их держат отдельно, рядом со стойбищем) – отправляются все мужчины, а майский отел принимают также женщины и подростки.

                                                                         "Ушла в тундру и осталась"

"Дети тундры" в любом возрасте удивительно самостоятельны. Уходят за многие километры порыбачить, поохотиться, а родители не выказывают ни малейшего беспокойства. Если в это время бригада перекочует на другую стоянку, дети найдут ее сами. Ни разу я не видел плачущего ребенка. Дошкольники играют в игрушечный чум, дети постарше гоняют мяч. Вся тундра для них - бескрайнее футбольное поле, но самые увлекательные игры подсказаны природой: ловля лягушек и рыбы в реке руками или сбор гусиных яиц на омлет.

Для детей кочевников есть школы-интернаты в поселках, но многие заканчивают всего 5-7 классов, бросая учебу. Родители по-разному относятся к нежеланию детей учиться дальше. Для кого-то это дополнительные рабочие руки, которые нужны семье. Кто-то жалеет, что ребенок не получит образования, но заставлять не заставляет: ведь те ненцы, что окончили школу, бывает, уже не возвращаются - остаются в городе, поступают в техникумы, институты.

- Чаще так бывает с девчатами, - говорил мне Алексей, один из бригадиров кооператива "Восход", - а молодых парней в основном устраивает кочевой быт. Многие остаются холостыми, невест в тундре не хватает, а городских заманить обратно сложно, да и тундровые ребята не больно бойки на знакомство.

Но и девчонки не все стремятся уехать подальше от оленей и чумов. Я спросил Ольгу, маленькую девочку, где ей лучше - в тундре или в школе-интернате, ведь там есть все удобства, книжки, можно смотреть телевизор.

- Не люблю интернат, - отвечала она мне. - Один раз, когда за мной прилетел школьный вертолет, даже ушла в тундру… Так и пропустила тот год.

                                                                                    Городские дикари

Туристические компании организуют охотничьи туры в "экзотическую девственную" тундру. Кочевников поражают эти варварские развлечения. Заезжие охотники часто и добычу с собой не берут.

Пример небрежного обращения с хрупкой северной природой приводит бригадир Геннадий: тракторную колею, оставленную тридцать пять лет назад геологоразведочной партией, до сих пор видно. Он говорит, что те, кто приезжает в тундру, не знают и не любят ее - "бурят везде, даже святые места не останавливают, скоро некуда будет прийти духам поклониться". 

Когда я узнал  о планах постройки нефтепровода "Харьяга-Индига", у меня возникло предчувствие надвигающейся утраты. Это же чувство  я испытал, когда в поздравлении губернатора округа по случаю очередной годовщины его образования не услышал ни единого слова о поддержке оленеводов.

В обсуждении вопросов национальной культуры сплошь и рядом  сказываются стереотипы освоения Севера, сложившиеся еще в советские времена, когда оленеводство воспринималось как пережиток старины, помеха для развития "главных" отраслей: добычи нефти, газа, угля.

В поезде в Москву вспоминаю своих друзей по кочевью. Удивительно: живя в маленьком сообществе (15-20 человек), затерянном в огромных пространствах тундры, они не испытывают дефицита общения или впечатлений, им неведомы тоска и депрессия. Их связывают искренние родственные и дружеские чувства, ответственность друг за друга. Они в любую погоду могут поехать в соседнюю бригаду за 50 км - просто чтобы поделиться радостью или почаевничать. Радуются простым вещам: солнцу, тундре, ветру, реке. Многие ли среди нас, горожан, способны на это?

Материалы по теме:
4079