Этика или прибыль? эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Этика или прибыль?

Мы попытаемся рассмотреть реакцию СМИ на массовые выступления в Бирюлеве Западном, стараясь не затрагивать социальные и политические причины случившегося. Нас интересует, насколько профессионально и объективно сработали российские СМИ в кризисной ситуации, когда бытовой конфликт вполне мог превратиться в межнациональный.

Наш коллега, работающий на федеральном телеканале, описал, как складывалась работа съемочной группы 13 октября в Бирюлеве: "На месте работают журналисты. Камеры всматриваются в толпу. Все ждут смелой выходки. Пресловутая "фактура" — это когда драка, бойня, конфликт, заломить руки, уткнуть лицом в асфальт или затащить в автозак, — вот чего дожидаются все тележурналисты. Если картинка у одной компании будет лучше – твоя недоработка. Где ты был? Что делал? Почему те успели, а ты нет? По такому же принципу набираются комментарии. Руководство в свой выходной себя не щадит — "щелкает" каналы, сравнивает "картинку", слушает интервью. Вот где-то люди пожаловались – мигрантов много, здесь страшно. Корреспонденту дают задание – набрать комментарии, где люди должны сказать, как страшно живется в Бирюлеве. То есть формулировка однозначная и ответ вроде "у нас не страшно" не принимается.

Место оцеплено. Зеваки не расходятся. Ведь друг за другом приезжают телевизионщики. Снова расспросы. Люди вроде и готовы разойтись, но когда еще окажешься в центре событий…"

Очевидно, что нейтральные высказывания о ситуации в Бирюлеве в СМИ просто не попали. Прессе нужны были вполне определенные материалы, поэтому об обстановке в районе представлены в основном негативные мнения. Но если такую выборку можно объяснить интересами рынка и борьбой за читателя, то некоторые заголовки вызывают недоумение.

17 октября посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль-оглы заявил, что из бытовой драки и убийства российские СМИ устроили политическую истерию. "Могу показать папку с именами азербайджанцев, убитых в России на бытовой почве. А разве русский русского не убивает? Не нужно случившееся делать национальным вопросом. Поднимать произошедшее до межгосударственного уровня неправильно", — заявил он.

В российском МИДе никакой истерии не заметили. "Как вы знаете, в сообщениях российских СМИ и в заявлениях государственных органов в связи с событиями в районе Западное Бирюлево акцент на неких национальных аспектах абсолютно не делался. Вы это прекрасно видели. Мы исходим, во-первых, из верховенства закона, и, во-вторых, из неотвратимости наказания за совершенное преступление. В этой связи отмечаем, что заявление азербайджанского представителя о, я цитирую его слова, "раздувании в России антиазербайджанской истерии" носит надуманный характер и оснований под собой никаких не имеет", - заявил официальный представитель МИД России Александр Лукашевич.

Действительно, заголовки с посылом "простого русского парня убил азербайджанец" позволили себе только откровенно националистические ресурсы. Обычные СМИ и вправду не делали акцент на национальности, но и о верховенстве закона говорить тоже не приходится. К примеру, выражение "бирюлевский убийца" в некоторых изданиях начали применять по отношению к задержанному Орхану Зейналову еще до его опознания свидетельницей преступления. А ведь это очевидное нарушение презумпции невиновности. Но в нем нет никакого межэтнического аспекта! Зато заголовки вроде "Жители Бирюлева: Драки, изнасилования и стрельба под окнами для нас — будни" ("КП") уже вызывают вопрос: если в районе каждый день происходят преступления, то почему именно этот случай вызвал такую общественную реакцию? Поскольку мы пытаемся рассмотреть ситуацию в отрыве от социальных и политических составляющих, ответ напрашивается простой — здесь было удобно использовать модный в нынешнем сезоне мигрантофобский тренд, который, увы, так активно раскручивался во время предвыборной кампании в Москве.

Вызывает вопросы и подача в СМИ самой акции протеста 13 октября. Нередко в ее описании в прессе встречается выражение "так называемый народный сход". Журналисты вдруг забыли, что такая форма собраний закреплена российским законодательством.

Еще одна иллюстрация освещения случившегося: официально сообщили, что в столкновениях 13 октября пострадали 23 человека. Однако в прессе пишут только о пятерых раненых омоновцах. Что стало с остальными, насколько они пострадали — не сообщается.

Как пример спекуляции СМИ на националистической теме можно привести убийство гражданина Узбекистана, произошедшее в Бирюлеве Восточном через несколько дней после акции. В другое время это преступление, скорее всего, осталось бы незамеченным. Однако сейчас оно прошло по всем СМИ, освещавшим конфликт в Бирюлеве. Причем большинство изданий не указало в заголовках, что речь идет о соседнем районе. Все эти подтасовки проходят под флагом борьбы за рейтинг и внимание читателя, и, к сожалению, никого уже не удивляют.

Часто в текстах и заголовках встречается выражение "азербайджанец убил жителя Бирюлево", то есть этническая принадлежность противопоставляется идентификации по месту жительства. Есть еще один "территориальный" националистический перл — "В Бирюлево пошли массовые аресты коренных москвичей" ("Гудок"). Нередко выходца из закавказского государства Зейналова в тексте называют просто кавказцем, что, конечно, не помогает гармонизировать непростые отношения с нашими же согражданами с Северного Кавказа.

Новости об убитом гражданине Узбекистана — не единственный пример отголосков Бирюлева в СМИ. Уже 18 октября утром в новостях, наряду с сообщениями о трех неизвестных, появились заголовки типа "В Москве трое "неславян" изнасиловали 55-летнюю женщину" (РСН, МК, "Эхо Москвы" и другие). Если раньше такие могли даже не зацепить глаз, то на волне известных событий они, естественно, вызывают интерес аудитории.

По итогам, можно сказать, что в общей массе СМИ держали профессиональную планку. Однако вышеописанные "мелочи" говорят о том, что российские СМИ идут на поводу у читателя, жаждущего "жареного". "Четвертая власть" приносит мораль в угоду прибыли, не задумываясь о долгосрочном эффекте деградации, который провоцируют в общество. Это, в свою очередь, приближает руководство страны к мысли о законодательной регуляции работы прессы, которое СМИ, конечно, не нравится. Возможность избежать вторжения законодателей в работу профессионального сообщества есть — это саморегуляция, заключение некоего внутреннего договора между журналистами.

Этический кодекс журналистов, освещающих межнациональную тематику в России, Гильдия межэтнической журналистики начала разрабатывать совместно с коллегами из регионов еще в 2010 году. К сожалению, сейчас он оказался весьма актуален. Журналистское сообщество обычно выступает против подобного рода документов, опасаясь ограничений в работе. Но в ситуации, когда бытовой конфликт грозит националистическими погромами, СМИ следует договориться, по каким правилам действовать в таких случаях. Подобный кодекс мог бы стать с одной стороны руководством, помогающим журналистам действовать более профессионально, а с другой — защитой от попыток законодательно прикрыть острые национальные тему в СМИ. Не удивительно, что разработанный Гильдией документ активно обсуждался сообществом в этом году на самых крупных журналистских форумах страны – съездах союза журналистов Москвы и России, фестивале прессы "Вся Россия". Его положения было решено интегрировать в новую редакцию кодекса профессиональной этики российского журналиста, а крупнейшие сетевые издания заявили о готовности использовать эти идеи в своих корпоративных правилах работы.

Тэги