Россия даром эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Россия даром

"Мы не знаем, что делать, но мириться с ситуацией не можем", — говорит представитель московских лезгин Амиль Саркаров. Две тысячи гектаров дагестанских пастбищ в 2010 году были отданы Азербайджану. Почти три года ушли на делимитацию границы — ее установление по картам. Сейчас лезгины пытаются заморозить раздел территорий на последнем этапе — демаркации. 

Глава Федеральной национально-культурной автономии лезгин Ариф Керимов считает, что последствия договора еще не проявились во всей полноте и дадут о себе знать позже, формируя ненависть у жителей Дагестана. "Мы должны самым решительным образом бороться против политики уступок со стороны чиновников. Без наших настойчивых требований ничего не сдвинется с места", — уверен он. 

Отчасти его слова подтверждают антиазербайджанские выступления в Дербенте, начавшиеся после того, как чиновники решили переименовать Советскую улицу в улицу Гейдара Алиева. 

Лезгинский народ оказался разделенным границами стран после распада СССР. В Азербайджане они составляют вторую по численности этническую группу — от 200 до 800 тысяч человек. Данные расходятся из-за того, что многие лезгины во время переписи предпочитают указывать себя азербайджанцами. Это, конечно, не может не волновать их российскую часть. По словам Арифа Керимова, лезгины в Азербайджане подвергаются дискриминации, а правительство уничтожает их культурно-историческое наследие. "Когда они говорят о правах грузинских или иранских азербайджанцев, то это в их глазах является патриотизмом. Но когда лезгины заявляют о своих правах в АР, то на них сразу же вешают ярлык этнических сепаратистов", — рассказал он. 

Дискуссия вокруг решения российских властей трехгодичной давности возобновилась в мае после визита в Москву азербайджанской демаркационной комиссии. Российские СМИ об этой встрече не написали. Ее заметили лишь российские лезгины, которых на заседание по разделу их же земель даже не пригласили. По словам Саркарова, делегация от России, участвовавшая в делимитации границы, была почему-то в полтора раза меньше азербайджанской, а представителей проживающих там людей сначала не было вообще. Позже главе Докузпаринского района Дагестана Керимхану Аббасову все-таки удалось к ним присоединиться после длительных письменных переговоров.

В результате договоренностей трехгодичной давности в состав Азербайджана вошли два анклава с лезгинским населением — Храх-Уба и Урьян-Уба. Уже несколько лет им приходится чувствовать себя чужими на своих землях, поскольку их в договоре просто не учли. Дагестанские власти по договоренности с правительством страны собирались переселить их в республику. В конце 2012 года даже назывались цифры: на переселение около 400 жителей двух сел планировалось потратить 900 миллионов рублей и еще 300 миллионов на их обустройство в Дагестане. Однако дальше слов дело пока не пошло. 

Возмущение российских лезгин также вызвал способ раздела реки Самур — теперь ее половина принадлежит Азербайджану. Раньше граница проходила по правому берегу реки, оставляя дагестанцам 90% водных ресурсов. Так что теперь, кроме того, что у местных поселений сократились возможности для выпаса скота, им достанется еще и меньше воды. По мнению Саркарова, в таких условиях несколько приграничных поселений не смогут дальше существовать. 

Замминистра иностранных дел Григорий Карасин, представлявший договор Думе, объявил, что река Самур была причиной раздора: раньше азербайджанская сторона незаконно забирала себе чуть ли не 90% ее ресурсов. После ее официального разделения Азербайджан будет оставлять России все 50%, говорили в ведомстве. Дипломат объяснял, что договор заключается "во имя дружбы и кооперабельности". Сложившуюся теперь ситуацию МИД не комментирует. 

Странное поведение российского государства наблюдатели однозначно объясняют газовыми интересами. В сентябре 2010 года, в тот же день, когда был подписан договор о границе, утвердили и соглашение об увеличении поставок газа в 2011–2012 годах между государственной нефтяной компанией Азербайджана и "Газпромом". 

Точно также без огласки в 2010 году Россия отдала Норвегии 80 тысяч кв. км Баренцева моря. Мнение проживающих на побережье местных жителей — и русских, и поморов — тогда тоже не спросили. Впрочем, как рассказал руководитель движения за права этнической группы поморов Иван Мосеев, особой разницы от изменения границы они не заметили. У российских поморов и без этого полно забот. Их по-прежнему не признают отдельным народом, а значит, на поддержку от российского государства можно не рассчитывать. И даже наоборот: недавно Мосеев был осужден за разжигание межнациональной розни за комментарий, оставленный в интернете. 

Краеведы и историки говорят, что небольшие рыболовецкие кооперативы  мало пострадали от проведения морской границы, поскольку так и не смогли оправиться после  разрухи 90-х годов. Однако это значительная сдача позиций в регионе, а также территорий, которые были издавна освоены поморами и принадлежали им столетиями. 

"За свою историю мы уже и так многое отдали Норвегии: Киркенес, Шпицберген, приграничные территории Кольского полуострова", — рассказывает кандидат исторических наук Татьяна Трошина. Она недоумевает, зачем России делать еще какие-то уступки, ведь все эти территории мы по праву наследуем от предков. 

Это очень странно, но пока единственные, кто открыто выступает против раздачи российских территорий, это частые фигуранты дел по статье 282 УК РФ — нацболы. Когда в 2008 году РФ передала Китаю 337 кв. км — острова Тарабаров и часть острова Большой Уссурийский, — активисты устроили акцию на одном из них. 

Сейчас китайская сторона ведет на этих островах активную хозяйственную деятельность, рассказала глава хабаровского отделения Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Любовь Пассар. Она посетовала, что они не могут делать того же со своей стороны — при должной поддержке государства Ассоциация могла бы создать этнокультурный комплекс коренных малочисленных народов, развить этнотуризм. Но вместо этого, по ее словам, государство все больше пытается урезать приоритетный доступ аборигенов к ресурсам и угодьям. Пассар считает, что коренные народы Приморья уже фактически лишились права закреплять за собой охотничьи участки. Кроме того, у них постоянно возникают трудности с рыболовным промыслом. 

Вместе с российским флагом на острове нацболы подняли тему китайской экспансии на Дальний Восток. В этих районах государство действует осторожно — вместо безвозмездной передачи пока лишь сдает территорию в аренду. Так, в июне стало известно, что Китай получил в аренду часть Могочинского района в Забайкалье. Как пишет глава района Дмитрий Плюхин, узнали об этом местные муниципальные власти практически случайно во время работы по созданию в районе природных заказников и особо охраняемых территорий. По данным Плюхина, в результате "аренды" теперь практически полностью вырублены и вывезены в Китай самые ценные леса междуречья Шилки и Аргуни. 

Япония по-прежнему не оставляет попыток предъявить претензии на Курильские острова. Перед приездом японского замминистра иностранных дел правопреемники нацболов "другороссы" не преминули по-своему напомнить о несостоятельности этих претензий: заявили о правах России на остров Хоккайдо, где когда-то жили российские айны. Опасения членов "Другой России" можно понять — в свете более чем странной земельной политики российского государства в последние годы многим начинает казаться, что сейчас Россия вполне может отдать Японии в придачу с островами еще и всех своих айнов, если того якобы потребуют "геополитические интересы страны".

В 1905 году российский этнограф Лев Штернберг заявил в интервью The New York Times, что будущее коренных жителей Сахалина зависит от того, какой флаг будет над ним развеваться: "Если остров захватят, или получат по условиям договора японцы, гиляков еще можно будет спасти. На Йесо японцы не только проводят вакцинацию айнов, но и обучают их грамоте. Японцы живут совсем рядом, они прогрессивны и гуманны. Они помогут местным племенам, дадут им образование и устроят их жизнь, чего никогда не сделает Россия". 

История показала, что на предмет гуманизма Японии ученый очень сильно заблуждался — на их территории айны оказались в условиях, которые многие откровенно называют геноцидом. А вот коренные малочисленные народы Сахалина, Камчатки, да и всего Дальнего Востока в 20 веке благодаря политике российского государства получили не только собственную письменность, но и доступ к современной медицине и образованию, а также реальную возможность интеграции в жизнь большой страны. Но может Штернберг оказался провидцем и сто лет назад предсказал причудливую трансформацию отношения российского государства к своим жителям в начале 21 века? 

Тэги