Русское поле эксклюзив

Оцените статью  
  Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Поделитесь статьей
Русское поле

Обычные граждане воспринимают русский национализм через призму СМИ, которые рассказывают о деятельности лишь нескольких московских фигур. Причем в основном тех, чье влияние в националистическом движении невелико.  

Русский национализм, как часть политики, больше маргинальной, чем реальной, возник на волне перестройки и сразу разделился на два вида: левый и правый. Яркий представитель первого — революционная Национал-большевистская партия, члены которой со своими акциями прямого действия тогда были реальными политическими игроками. Правый национализм строился на крайней идеологизированности и отличался борьбой не за власть, а против таких последствий режима как стихийная миграция и алкоголизация населения. Впоследствии такой национализм раздробился на просистемных патриотов, уличные субкультуры, движения православного толка, ультраправых и национал-капиталистов. Дефрагментация способствовала росту уникальных, локальных проектов, генерируемых яркими личностями.  

Парадокс националистов в том, что большинство из них — неидейные и аполитичные, а почти все организационное поле занято мертворожденными проектами. Национал-демократия, дав свежий импульс, скоро оказалась в патовой ситуации. К примеру, этнополитическое объединение "Русские" — абсолютно не развивающийся проект без внятных идей и ярких личностей. Кроме части национал-демократов, поступательное развитие политической культуры наблюдается только у левых националистов. Разгадка в том, что среди них мало настоящих идеологов.  Руководители правых объединений просто используют людей как массовку, но не развивают их.

Этот обзор — о людях, по-своему повлиявших на национализм. Плоды усилий одних бессмысленны, а других многообещающи.  

Стоя у истоков

Заметной фигурой в национализме 1990-х был Константин Касимовский. Он руководил небольшим "Русским национальным союзом", издавал брутальную газету "Штурмовик", в которой критиковали "предателей национал-капиталистов". Но существование конкурирующей НБП и отсутствие политических талантов быстро отодвинули проекты Касимовского на обочину политической жизни, а его самого — в православное движение. Однако некоторые до сих пор с интересом относятся к идейному наследию РНС, например, национал-анархисты.  

На переориентацию националистов с черносотенного формата на более европейский повлиял советский кинорежиссер Александр Иванов-Сухаревский. В 1995 году он открыл "Народно-национальную партию", проповедовавшую так называемый "русизм". Ее идеология была основана не на монархизме, а на белом расизме. Большинство членов партии были скинхедами, а сам Сухаревский получил небольшой срок за антисемитизм. В 2003 году он стал жертвой покушения, а к 2004 году актив ННП разбежался. Сухаревский все еще мелькает в националистической тусовке и даже пытается реанимировать партию, но дальше учредительного съезда дело у него так пока и не пошло.   

Уход массы националистов во второй половине 2000-х в ультра-насилие связан с Максимом Базылевым — стоявшим у истоков московского скинхед-движения, близким к ННП, издателем журнала "Русская Воля". Базылев разработал и пропагандировал "Теорию революционного террора", надеясь прийти к власти, подняв националистов на убийства мигрантов и чиновников. Руководя Национал-социалистическим обществом, Базылев подготовил группу, известную потом как НСО-Север. Итог его жизни печален: в 2009 году на второй день ареста 28-летний Базылев был обнаружен на Петровке 38 мертвым с перерезанными венами. Сотни радикалов были арестованы, в результате чего националистическое поле оказалось зачищенным.

В 2000-х огромным влиянием в Екатеринбурге пользовался адвокат Сергей Котов. Он возглавлял городские отделения ННП и ДПНИ, сотрудничал с общественными активистами и боролся с оборотнями в погонах. Шовинизма Котов чуждался, отчего был положительно оценен в обществе. Его политическая карьера закончилась 4 годами колонии общего режима по "экстремистской" статье. Сторонники предполагают, что срок стал местью МВД. После освобождения в 2011 году Котов больше не играет заметной роли в родном городе.

Отголоски прошлого

Автор произведения "Удар русских богов" Владимир Истархов десятилетие кочевал по националистическим организациям. Его книгу с 1999 года многократно переиздавали, пока не запретили как возбуждающую ненависть к евреям и христианам. На волне гражданского протеста в 2012 году Истархов начал формировать "Российскую правую партию". Его сторонников можно узнать на акциях по языческим флагам.

Петербургский националист Дмитрий Бобров на рубеже 21 века пытался сколотить банду скинхедов, которая развалилась из-за идейных разногласий. Его бывшие соратники сформировали две громкие бригады "Мэд Крауд" и НСБТО. После потери сторонников Бобров был осужден на 6 лет колонии за избиения мигрантов. Освободившись в конце 2009 года, националист создал Национальную (Народную) Социалистическую Инициативу и написал "Записки военнопленного". Сейчас Бобров играет роль авторитарного вождя: периодически он выводит своих штурмовиков на марши, а потом замазывает им лица на фотографиях.   

Лидер черносотенцев — монархист Андрей Савельев, партия "Великая Россия". Раньше Савельев был приближенным Д. Рогозина, сторонником Путина и агрессивным депутатом Госдумы от "Родины". Опубликовал 14 книг по национальному вопросу, создал свою партию, "фишка" которой – ходить на митинги с иконами и в черной форме, похожей на одеяния подразделений СС.

Новая волна

На смену старым националистам приходит молодое поколение. Девятнадцатилетняя Оксана Вёльва-Борисова из Минеральных Вод за три года превратилась из рядовой активистки в центральную фигуру национализма на юге страны. Начав с общественной активности и публикаций в малоизвестном ЖЖ, девушка добилась прорыва информационной блокады, определенной консолидации националистов и акций протеста. Она поднимает вопросы этнопреступности, межэтнических конфликтов, коррупции среди чиновников и силовиков.

Непопулярный в СМИ Кирилл Баншецев – некогда близкий к ДПНИ-Петербург, вдруг резко ушел влево и начал продвигать организацию "Вольница" (2009-2013). Проект, кроме акций прямого действия пропагандировал революционный национализм, народничество, и пошатнул идейное влияние монархистов и нацистов. Благодаря им термин "правый" воспринимается частью националистов как синоним врага.

Максим Калиниченко инициировал в Санкт-Петербурге "Русские пробежки", пользовавшиеся определенной популярностью. Когда в декабре 2011 года на волне гражданского протеста Калиниченко арестовали по обвинению в драке с полицией, беговой фан-клуб развалился. Недавно активист освободился, но пока непонятно, куда он решит двигаться: путем пробежек, ставших маргинальными и анекдотичными, или займется реальной политикой.

Наталья Холмогорова — лицо нового русского национализма с большой биографией. Она начала свою карьеру в 2006 году с Константином Крыловым в "Русском общественном движении", первой правозащитной организации националистов. Теперь Холмогорова директор ПЦ РОД. Как и другой умеренный националист, Алексей Навальный, она имеет украинские корни. Холмогорова и ее организация призывают националистов не заниматься демагогией в Рунете, а поддерживать своих политзаключенных и граждан, пострадавших от властей.  

Пример националиста, который не "разоблачал жидов" и не "бегал с иконами" — национал-демократ, журналист из Новосибирска Ростислав Антонов, автор нашумевшей книги "Приморские партизаны". Член Национально-Демократической партии, историк по образованию, участвует в гражданском протесте. В марте 2013 года оппозиционные и общественные активисты выдвинули его кандидатом на пост Уполномоченного по правам человека. При честных выборах в руководящие органы 35-летний Антонов имеет все шансы выиграть и таким образом легитимизироваться во власти.

Гром без молнии

Современный русский национализм так и не "родил" харизматичного вождя, способного объединить разношерстных приверженцев этой идеологии на всей территории России. Не видно пока у них и структур, аналогичных таким успешным европейским объединениям, как "Партия за лучшую Венгрию", "Золотая Заря", "Свобода", Национал-демократическая партия Германии или "Лига обороны Англии". В то время как националисты Западной Европы накапливают силы и потихоньку завоевывают места в парламентах, российские националистические проекты и их лидеры с годами лишь саморазрушаются либо превращаются в марионеток власти. Несмотря на свои эпатажные акции, массу последователей и упорных активистов, отечественные националисты слишком далеки от способности всерьез влиять на политику страны и уж тем более организовать национальную революцию. 

Тэги
Поделитесь статьей