Хурромов и деградация института столичных дворников эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Хурромов и деградация института столичных дворников

Сюжет о войне мальчишек и дворника – практически хрестоматийный. Школьники хулиганят и разбивают, к примеру, стекло в доме. Дворник - суровый, в шапке-ушанке, с бородой, гонится за ними, свистит, грозит метлой, ловит одного из озорников за ухо и сдает родителям. Вечером мальчишке достается от отца. В этой истории дворник – хозяин двора. Дети его побаиваются, жильцы уважают. Никому не придет в голову всерьез издеваться над ним или насмехаться, потому что он может ответить. Потому что он не просто уборщик, а блюститель порядка в доме. Потому что его труд вполне заслуживает уважения. А он – полноправный член общества, получающий за свою работу достойную плату.  

Так было в царской России, да и отчасти в советское время. Несмотря на то, что профессия дворника никогда особенно престижной не считалась, но все-таки дворник был личностью, своеобразным представителем власти на своей территории.

Хозяин двора

Сейчас это звучит необычно, но в XIX веке дворники подчинялись непосредственно Министерству внутренних дел и считались официальными должностными лицами, первыми помощниками городовых. Каждый дворник имел свой участок и номер, называвшийся бляхой. Да что там, в царской России у дворников была даже парадная форма. Естественно, кого попало в дворники не брали, и для поступления на работу требовались рекомендации уважаемых горожан. В Москве на должность дворников часто нанимали татар, так как ислам запрещал им употребление алкоголя.

Дворники оповещали о каждом новом жильце, контролировали гостей дома, оказывали полиции помощь в поимке и разоблачении преступников. Они отвечали за пожарную безопасность в доме, следили, чтобы по двору не шатались нищие и старьевщики, разгоняли бродячих собак, возвращали домой оставленных без присмотра детей, могли даже принять роды в случае необходимости.  На этом список обязанностей дворников не заканчивался. Проблемы со светом, водой – шли к ним. Домовладельцу надо купить продуктов или нанять извозчика – опять на помощь приходил дворник.  Поэтому в больших домовладениях на службе состоял целый "дворницкий корпус". По праздникам дворника одаривали чаевыми – "поздравлениями". Иногда на эти "поздравления" дворник мог открыть свое дело.

Жил дворник в пристройке, подсобном помещении или временном строении во дворе, которое в XIX веке получило название "дворницкой". Иногда дворники обитали в пустующем подвале. Богатые домовладения могли позволить себе поселить дворника в самом доме на цокольном этаже или в полуподвале.

Интеллигент с метлой

Во время Первой мировой войны, когда мужчин призвали на фронт, обязанности мужей-дворников легли на плечи их жен. Так женщины оказались в этой профессии. В Советское время дворники во многом утратили былую власть, новое правительство их не особо жаловало. Но старый институт дворников продолжал существовать еще долгое время. Вплоть до 1940-х годов дворник следил за пропиской и выпиской жильцов, напоминал им о квартплате, мог утихомирить по просьбе соседей разбушевавшегося жильца. Дворникам, как и раньше, выделялась жилплощадь. Кроме того, добросовестно отработав десять лет, можно было получить собственную квартиру. Начиная с 1950-х, убирать столичные дворы пошли диссиденты, студенты, творческая интеллигенция.

Мигрант из мусоропровода

С тех пор лицо московского дворника заметно поменялось. Теперь порядок в столичных дворах наводят преимущественно выходцы из Средней Азии, зачастую не имеющие ни регистрации, ни разрешения на работу. Обитают они где попало: в подвалах и прочих непригодных для этого помещениях, получают нищенскую зарплату.  О положении столичных гастарбайтеров написано и сказано очень много. Вот и главный герой скандала с нападением на 12-летнего школьника, гражданин Узбекистана Бахром Хурромов был одним из многих тысяч таких несчастных. В Москве он находился около двух лет, причем жил в мусорокамере. Следовательно, официальной регистрации не имел.

Жильцы его хвалили за добросовестность и безотказность, мол, работал старательно и по первой просьбе выполнял все поручения: поднимал коляски по лестницам, носил тяжелые сумки, помогал автовладельцам с парковкой.  Понятно, что все это в его обязанности не входило. Но на задержку зарплаты дворник не жаловался, да и жильцы, наверняка, подкидывали "чаевые". Деньги, как и большинство его соотечественников, он отсылал семье в Узбекистан.

Если взрослые жители двора относились к Хурромову дружелюбно, то местные мальчишки не стеснялись его "доставать". Едва ли родители могли внушить им уважение к безропотному и бесправному мигранту. Можно бесконечно подбирать для увещеваний ребенка убедительные и правильные слова, но он будет верить в первую очередь своим глазам, и видеть в дворнике человека "третьего сорта", каким он, собственно, в Москве и является. А, как известно, дети и подростки часто бывают жестокими и остро чувствуют слабость.  Вряд ли мальчишкам пришло бы в голову закидывать снежками и оскорблять человека, официально трудоустроенного, знающего свои права и способного за себя постоять.

Трагическая кульминация этого конфликта произошла 6 января. Хурромов не мог больше терпеть обиду и погнался за детьми. По ставшей официальной версии, во время погони за обидчиками у дворника сломалась лопата, и он запустил черенок вслед детям. В итоге 12-летний Артем Хотеев получил сотрясение мозга и перелом челюсти. Мать мальчика написала заявление в полицию, а дворника арестовали.

После того, как история получила огласку, общественное мнение  разделилось на два противоположных лагеря. Одни отстаивают точку зрения "свои всегда правы, а чужие виноваты", не желая разбираться, что на самом деле случилось и слушать оправдания дворника. Другие, в том числе многие жители злополучного двора, заявили, что мальчик – хулиган получил по заслугам, а Хурромова следует отпустить.

Первую позицию заняли, в том числе, русские националисты, чтобы проиллюстрировать в очередной раз тезис о росте преступности среди "понаехавших". Как и в истории с Мирзаевым они в первую очередь исходили из принципа "свой - чужой". То есть, может быть, "свой" и не прав, но из чувства солидарности и братства мы будем его защищать до последнего, не вдаваясь в подробности случившегося. Кстати, это типичная родоплеменная мораль, за которую русские националисты так любят упрекать приехавших в Москву выходцев с Кавказа, когда те всей диаспорой вытаскивают на свободу совершивших правонарушение соотечественников. Это, скорее, манера поведения "гостей", а не "хозяев" в своем городе, регионе.

Не сильно правы и те, кто полностью оправдывает Хурромова. Может быть, его действительно довели, но дворник совершил преступление – серьезно травмировал ребенка, пусть даже и случайно. Дотошные защитники дворника среди журналистов раскопали на странице школьника в соцсети видео, где он избивает сверстника, собрали нелестные отзывы о нем от соседей и одноклассников. Все это может стать смягчающим обстоятельством в деле Хурромова, но никак не оправданием. Есть закон и точка. И какой бы он ни был, не надо пытаться подменить его  своими рассуждениями о справедливости.

Факт в том, что банальное уголовное дело было раздуто до невероятных масштабов, приобрело оттенок межнационального конфликта и даже вышло на межгосударственный уровень. Очевидно, все это возникло не на пустом месте. Тема постоянно растущего потока трудовых мигрантов и этнической преступности - крайне больная для жителей крупных городов. Точно так же, как и проблема московских дворников. Учитывая последние заявления представителей российской власти, о том, что страна нуждается в дополнительном привлечении гастарбайтеров, таких историй и конфликтов будет становиться все больше.