Опрос: Национал-сепаратизм в России

Опрос: Национал-сепаратизм в России

Эксперты и политики об угрозе распада РФ

 
 
 
 
19 ноября 2012 4

Последние сводки новостей свидетельствуют: в национальных регионах активизировались этнические движения. Не так давно ногайцы заявили о желании отделиться от Дагестана и создать собственную автономию в рамках Российской Федерации. Чувашские активисты требуют пересмотра границ республики и переименования в Булгарию. Башкирские и татарские националисты заявляют о себе митингами в защиту  родных языков и периодически выступают с требованиями выхода из состава России. На фоне октябрьской спецоперации против радикальных исламистов в Казани политологи даже всерьез заговорили о том, что Россия якобы теряет Татарстан, который до этого всегда воспринимался как стабильная территория. "НацАкцент" опросил политиков и экспертов, насколько реальна угроза сепаратизма для России, и что сподвигает к нему представителей некоторых народов?

Александр Храмов, публицист, координатор Русского гражданского союза

Если мы говорим о властных элитах национальных республик, то я думаю, что среди них сепаратистских настроений нет. В 1990-е годы еще были какие-то иллюзии, но теперь все республиканские руководители отлично понимают: проще пойти на компромисс с Москвой и дальше спокойно воровать, чем ввязываться в авантюры с сомнительным исходом.  В принципе, в том, чтобы оставаться в составе России, заинтересована власть даже процветающего Татарстана, не говоря уже о глубоко дотационных регионах, вроде Чечни. Ведь если вдруг Чечня отделится от России, то Кадыров не продержится у власти и недели. И он это сам отлично понимает.

Если мы говорим об обычных гражданах, то, я думаю, они в массе своей тоже не склонны поддерживать сепаратизм. Учитывая, что татар в остальной России живет больше, чем в Татарстане, то как и куда они будут отделяться? Жители же Кавказа отдают себе отчет, что пенсии и зарплаты им платятся из федерального бюджета. 

Единственный источник сепаратистских настроений - это не очень многочисленные пассионарии, общественные активисты либо националистического, либо религиозного толка. Я не думаю, что первые опасны: татарские или тувинские националисты еще никого не взорвали.  А вот религиозные фанатики этим занимаются постоянно: в Дагестане сторонники независимого халифата каждый день кого-то убивают. И здесь, пожалуй, самая большая опасность, потому что эта зараза постепенно переползает с одного региона на другой. Вчера ваххабиты действовали в Махачкале, сегодня они действуют уже в Казани.

Очевидно, что источником этой исламистско-сепаратистской угрозы являются всего три республики - Чечня, Дагестан и Ингушетия. Ни республиканские власти, ни федералы не могут ничего поделать с тем, что там радикальный ислам находит все больше приверженцев. Поэтому рано или поздно встанет вопрос, чтобы эти территории как-то изолировать от остальной России, чтобы пресечь дальнейшее распространение ваххабизма, который экспортируется их жителями в другие регионы. Если это будет сделано своевременно - то дальнейшей дестабилизации удастся избежать.

Зуфар Вахитов, активист башкирского движения "Кук буре"

Мне кажется, сепаратизм - это черта здравых националистов. Зачем зависеть от кого-то? Люди не хотят ощущать гнет и притеснения, например, когда речь заходит об изучении в республиках национальных языков, растворятся в объятьях старшего брата. Ведь вместо того, чтобы прислушаться к мнению коренного населения власти либо игнорируют его, либо пытаются "заткнуть ему рот". Не секрет, что активные представители нацдвижений в регионах нередко подвергаются преследованиям и давлению. Таким образом, чиновники сами провоцируют те самые сепаратистские настроения, о которых мы говорим.

Артем Лоскутов, идеолог сибирского регионализма, режиссер документального фильма о колониальном положении Сибири в составе РФ.

Недовольство федеральным центром, которое я могу наблюдать, лежит отнюдь не в плоскости национальных отношений, а в плоскости отношений экономических. А с экономической точки зрения ситуация сейчас понятно какая. Экономика в стране – сырьевая. Сырье по большей части добывается в Сибири. Заработанные деньги оседают или за границей или в Москве. При этом разница в уровне жизни между столицей и нестолицами ощутимая, сравнить хотя бы средние зарплаты. Какой вывод лежит на поверхности? Тот, что есть метрополия, всасывающая в себя деньги и людские ресурсы, а есть вся остальная страна, ставшая для этой метрополии колонией. Люди живут с таким ощущеним, и, наверное, задаются вопросом: а что, если бы Москвы не было? Эти настроения, наверное, нельзя назвать реальной угрозой сегодня, но предпосылки для будущих проблем складываются, и пока не видно, чтобы кого-то в федеральном центре они заботили.

Рамазан Альпаутов, эксперт по этно-языковым правам в странах Совета Европы

Как бы парадоксально не звучало, мнимый сепаратизм в головах у плохо подготовленных чиновников порождает в России сепаратизм реальный. Например, противодействие властей по надуманным причинам вполне адекватным и позитивным проектам, подобных методике воспитания в дошкольных учебных заведениях "языковое гнездо", которое предполагает метод погружения ребенка в реальную языковую ситуацию, вполне могут стимулировать сепаратистские настроения в некоторых регионах России, особенно в ее финно-угорской части. Кроме того, абсолютное игнорирование исторических или даже ментальных особенностей при перекраивании границ административно-территориальных делений в Российской Федерации также способствует усугублению межэтнических отношений.

В этой связи можно затронуть законсервированную проблему Пригородного района, переведенный в латентное состояние. Сюда можно отнести ногайский и кумыкский вопросы в Республике Дагестан, когда адекватный протест встречает неадекватную реакцию, подобную заявлению об угрозе территориальной целостности Дагестана в связи с предложением воссоздания Таркинского района в целях более эффективного самоуправления. Вспомним балкарский вопрос в Кабардино-Балкарии, когда протесты балкарцев просто игнорируются.

Вся проблема в том, что в центре не понимают реальной ситуации. И вообще, этническая политика Москвы направлена совсем не туда, куда нужно. Очевидна необходимость в ведомстве, которое бы отвечало за этническую политику, проводило адекватный мониторинг межэтнической ситуации и вырабатывало возможные эффективные решения проблем. Недопустима ситуация сведения этнической политики исключительно к фестивалям, танцам и пляскам.

В целом на этническое многообразие пора смотреть как на потенциал, который может послужить хорошую службу в реализации внешнеполитических линий.  Для этого достаточно объявить (не только декларативно) Россию одновременно главной славянской, тюркской, финно-угорской, кавказской и так далее страной,  что позволит развернуть все внешнеполитические вектора, которые так раздражают Россию, в обратном направлении. Только эффективное функционирование базового принципа "согражданство", а не "большого и младших братьев" может спасти Россию от угрозы сепаратизма.

Материалы по теме:
5678