Все ниже и ниже, и ниже эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Все ниже и ниже, и ниже

Ранее - Часть 1.

Часть 2

На сегодняшний момент единственные органы, которые хоть как-то на регулярной основе занимаются решением национальных проблем остаются региональные структуры. Однако специальные министры, а уж тем более министры с серьезным аппаратом есть далеко не во всех субъектах Федерации. Встретить их можно исключительно в национальных республиках, в регионах центральной России таких институтов как не было, так и нет. А ведь если проанализировать новости из регионов, большинство конфликтов сейчас происходит в областях и краях с преимущественно русским населением: в Кировской, Ленинградской, Иркутской областях, в Краснодарском и Ставропольском краях.

В специальных региональных структурах работают люди, хоть как-то разбирающиеся в вопросе национальных отношений. Гораздо хуже, когда в эту область начинают вторгаться региональные руководители, считающие себя в силу  своей принципиальной несменяемости и, как следствия, отрафированной самокритичности, носителями истины в последней инстанции. Яркий пример такого слона в посудной лавке нам представил Краснодарский край, где губернатор наговорил перед местными полицейскими на 282-ю статью (которая, впрочем, ему в отличие от простых смертных националистов совершенно не грозит).

Есть и другая идея, которая бродит в головах экспертов - спустить работу по разрешению межэтнических конфликтов на уровень ниже - к  муниципальном властям. Об этом в интервью "НацАкценту" отдельно друг от друга заявили и глава профильного думского комитета Гаджимет Сафаралиев, и бывший министр по делам национальностей Владимир Зорин. Идея сама по себе выглядит вполне логичной — где как не на местах легче разобраться в причинах конфликтов, примирить враждующие стороны, найти компромисс.

Однако для ее реализации есть непреодолимые препятствия. Прежде всего - отсутствие квалифицированных специалистов. Национальная политика — это весьма тонкая вещь, которая требует определенного набора знаний в области этнологии, психологии, социологии. Где муниципалитетам в условном поселке Демьяново взять таких специалистов, остается неясным. Государственного или регионального финансирования на массовое обучение и ставки на местах для таких работников не предусмотрено, да и вряд ли будет предусмотрено. Впрочем и тех, кто мог бы учить — тоже практически раз два и обчелся. А ведь по идее иметь такого специалиста должны муниципалитеты каждого района, никто не знает, в какой именно точке на карте нашей необъятной родины разгорится тлеющий очаг межнациональной розни. Как правильно отметил Зорин, в нашей стране нет территорий с моноэтническим населением.

Есть и другая проблема - муниципалам не подчиняется ни один из органов правопорядка. В нашей стране нет ни выборных шерифов, ни хотя бы просто муниципальной полиции, которая подчинялась бы не министерству, а муниципалитетам. Соответственно, организация работы по предотвращению конфликтов не будет полностью контролироваться мунициальными властями по определению, а спрашивать в случае чего будут с них.

Отсутствие специалистов является важной, но не самой главной проблемой. В конце концов, было бы желание, тогда и люди, и деньги со временем найдутся. Дело в другом - у местных чиновников нет  мотивации быть эффективными. Большинство из них идут во власть не для того, чтобы помогать согражданам, своим соседям и землякам, а для получения доступа к какой-нибудь кормушке. Причем такая извращенная система координат никак не отражается на времени их пребывания у руля, на их чиновничьей карьере. Ведь зачастую этим людям не приходится честно бороться за власть, за них все делает административный ресурс сверху.

Впрочем, создается впечатление, что перенести фокус ответственности за межнациональный мир из федерального и даже региональных центров на места властям нужно не для более эффективной реализации национальной политики, а для того, чтобы в случае чего было бы на кого переложить всю вину за возникшие конфликты. И здесь межнациональная составляющая не является уникальной. Вспомним недавние события в Крымске. Ответственность за трагедию, унесшую сотни жизней, возложили вовсе не на краевые власти (которые не выделяли денег ни на создание системы оповещения, ни на расчистку горных рек, ни на реконструкцию водохранилищ), а на местных чиновников, которые ко всему еще и находились на своих постах всего пару месяцев и физически ничего не успели бы сделать.

Вывод из всего вышесказанного приходится делать неутешительный. Частота упоминаний словосочетаний "межнациональные отношения", "межэтнический мир" и т. д. в российском политическом дискурсе в последние полгода очевидно возросла, но за всей этой словесной трескотней национальная политика в России остается на положении дитяти у семи нянек. Единственная надежда, которая остается у народов, населяющих нашу прекрасную территорию от Балтийского до Охотского морей, - это по-прежнему они сами: их исторически сложившиеся добрососедские отношения и гражданская ответственность за свою страну.

Тэги