Дальневосточный прогресс эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Дальневосточный прогресс

В том виде, в каком была первоначально подана идея развития Дальнего Востока, через создание очередной госкорпорации -  общественностью встречена крайне отрицательно. 

Главная причина - в этой схеме абсолютно нет места людям, развитию человеческого потенциала. Проще говоря, всему населению огромного региона отводится роль трудовых придатков этой суперкорпорации, которая будет иметь суперполномочия по вывозу национального богатства - недр России.

Те призрачные механизмы взаимодействия общественности с добывающими компаниями, которые сейчас только намечаются в регионах, с корпоративной схемой управления Дальним Востоком вообще были бы сметены.

Механизмы эти реализуются через переговорный процесс, как правило, сторонами в нем выступают три стороны: добывающая компания, организации, общины коренных жителей и органы власти. На практике часто происходит так, что  от лица коренных жителей выступает назначенная сверху органом власти организация, якобы представляющая все их интересы. К чему в результате это приводит:  люди, общины, интересы которых непосредственно затрагивают результаты освоения земель, чьи угодья и отрасли страдают от работы компании, остаются за бортом соглашений, на них просто не обращают внимания, как будто главное – это формально  иметь такое соглашение в регионе, пропиарить его, а реальные последствия  деятельности компании для конкретных людей, основ их дальнейшего существования, ведения традиционных отраслей хозяйствования – не главное. Просто эксцессы.

Очень многое зависит от властей, какие цели они ставят  в ситуации, когда нужно сбалансировать экономические и жизненные интересы жителей, властей и добывающей компании. То ли это размазать ровным слоем по всему региону, решить свои сиюминутные проблемы на уровне региона, то ли – задать основу устойчивого развития конкретного села, района, конкретной общины и через это постепенно развивать весь регион, снимать напряженность в конкретном селе, районе.

Сейчас общины все более активно включаются в эти процессы, часто уже на этапе, когда вроде бы трехстороннее соглашение подписано, а они сами остались вне его. Не хватает пока опыта, часто есть просто общее чувство несправедливости и желания как-то эту ситуацию разрешить. 

Минрегион России некоторое время назад утвердил пробную методику оценки ущерба от деятельности добывающих компаний общинам и иным организационно-правовым формам традиционных отраслей хозяйствования коренных малочисленных народов Севера. Она применяется в некоторых случаях, когда все стороны согласны ее использовать. Методика апробируется, есть неплохие результаты. Но сам процесс переговоров и нахождения баланса согласования интересов всех заинтересованных сторон – всегда вопрос конкретного места и времени, главное, чтобы учитывались интересы общин, людей, кто действительно проигрывает от деятельности добывающих компаний (кстати, это не только горнорудный сектор, это и лесозаготовители, например).

Почему коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока получили такой особый статус? Потому что проживают и ведут традиционную хозяйственную деятельность на территориях, которые до сих пор мало заселены и не освоены, потому что они являются хранителями этих земель для Российского государства, через них осуществляется суверенитет России в  огромных пространствах. Через их хозяйственную деятельность в хозяйственный оборот вовлечены огромные биологические ресурсы страны. Поэтому поддержка традиционных отраслей крайне важна.

Возвращаясь к теме управления Дальним Востоком, сама идея передачи полномочий государства по освоению и управлению Сибирью, Дальним Востоком в истории России не нова. Так было сделано для освоения Сибири, нынешного ДВ и Аляски - например, опыт Российско-Американской компании (РАК), все знают поэму и спектакль "Ленкома".

Созданием компаний решались вопросы освоения и главным образом вывоза богатств колоний, те же Ост- и Вест-Индские компании, опыт РАК в этом смысле не был инновацией России.

В 90-е гг. прошлого века некоторые экономисты на фоне развала системы госуправления предлагали воспользоваться этим опытом, отдать в управление добывающим корпорациям территории, что в общем-то было сделано - например, Чукотка, Красноярский край, т.д. Что получилось в результате? Мягко говоря, результаты неоднозначны. Об этом говорят хотя бы смены так называемых региональных менеджеров от бизнеса последние месяцы. Для государственного управления нужна соответствующая подготовка, понимание, как взаимодействовать с общественностью, как реализовывать государственные цели и управлять социально-экономическими процессами в регионе.  А бизнес-менеджеры, даже самые талантливые, в абсолютном большинстве этого не могут, у них просто нет такого опыта, да его и быть не может у человека, который управляет предприятием.

Смотреть в прошлое, анализировать исторический опыт нужно, только подходить к экспликации в сегодня его надо с умом. Одно дело освоение Сибири и Дальнего Востока, когда стоят задачи по включению огромных территорий в состав государства, совсем другое - когда уже надо развивать инфраструктуру, повышать уровень жизни населения на этих территориях и т.д.

К сожалению, при таком корпоративном подходе к развитию Дальнего Востока реализуется исключительно потребительская точка зрения к огромному региону. При этом как-то забывается, что не будь у России Сибири и Дальнего Востока, страна никогда бы не была такой богатой, не обладала бы таким огромным потенциалом для развития. И сейчас стоит задача не просто настроить дорог, улучшить связь, снабжение и прочие чисто технологические задачи. Главное, удержать на огромной территории стремительно убывающее население, дать почувствовать людям, что это их дом, где они могут растить своих детей, что это край их будущего. Страны без населения, извините, не бывает. 

После обнародования состава и структуры правительства стало ясно, что  речь уже идет не о госкорпорации, или, по крайней мере, не только о ней. Развитием Дальнего Востока поручено заниматься  отдельному министерству. 

Круг его полномочий конкретен: реализация госпрограмм и федеральных целевых программ на территории Дальневосточного округа, а также управление федеральным имуществом. По отзывам из регионов, сейчас уже ходит циркуляр нового министерства, собирают информацию по инфраструктурным проектам и перспективным месторождениям. Пока рано делать выводы, но уже можно сказать, что государство вновь не пытается ответить на главный вопрос: как улучшить жизнь людей. 

В нашем государственном менталитете по отношению к Дальнему Востоку и Сибири до сих пор сидит мысль, что построить дороги, ввести ТЭЦ, проложить трубопровод – все это  нужно делать в целях развития добывающих отраслей, а уж через это вроде бы лучше будет  всему региону. Но это в корне неверно, так как главной целью должно быть сохранение человеческого потенциала, он сейчас для нашей страны  - главный лимитирующий фактор развития.

Тэги