Кострома mon amour. Как прошла экспедиция выпускников Школы межэтнической журналистики-2021 эксклюзив

Оцените статью  
  Рейтинг: 5
(Голосов: 5)
You Rated: Not rated
Поделитесь статьей
Кострома mon amour. Как прошла экспедиция выпускников Школы межэтнической журналистики-2021 фото О.Когиновой, НацАкцент

Как получить от лося не пинок, а поцелуй? Какой сыр выбрать, чтоб не опростоволоситься? Что нужно сделать, чтобы удостоиться чести иметь собственную усыпальницу в Ипатьевском монастыре? Лучшие студенты Школы межэтнической журналистики из 25 регионов России побывали в двухдневной экспедиции в Костроме.

Из слякотной Москвы, с ночного поезда мы сошли в заснеженную и прохладную Кострому. Город встретил морозом и сугробами, в которых очень неудачно, но ненадолго застрял наш экскурсионный автобус.

Рано утром мы благополучно заселились в отель с древним названием "Троя", где в номерах стены весеннего зеленого цвета.

Возвращаемся в автобус. Там нас уже встречает экскурсовод — коренной житель Костромы.

- Вот вы знаете, как называют себя девушки из нашего города? Нет? Костромичками!
- А вы знаете, как зовут жителей Коми? — в ответ спрашивают студенты из Сыктывкара.
- Может, комичане?
- Коми. Так и называют.

Под веселые и образовательные разговоры мы доехали до первой остановки — беседки Александра Островского. Здесь в начале восьмидесятых Эльдар Рязанов снимал "Жестокий романс", а сегодня студенты сканируют QR-код, чтобы узнать о достопримечательности больше.

Беседка Островского

Ребята разбредаются по округе: кто-то фотографирует берег Волги, берет интервью у "коллег", осматривает элегантные белые колонны и читает слова любви, написанные на них фломастером. А наставники считают студенческое поголовье.

Дальше мы по мосту через Волгу отправляемся в Свято-Троицкий Ипатьевский мужской монастырь.

Ипатьевский монастырь

Высокий центральный вход с Екатерининским знаком, купола церквей и белый камень, сливающийся со снегом. Атмосфера сказки и русской истории.

Ребята делятся на две команды и идут вслед за экскурсоводами.

Многих заинтересовали "гробницы", в которых были захоронены останки членов семьи династии Годуновых. Сегодня их выставляют в отдельном небольшом зале, вход в который находится сбоку от церкви. Самих останков в "саркофагах" нет, но точно известно, что они где-то рядом.
Благодаря мемориальному залу мы можем представить, как проходили захоронения родственников монарха в XVll веке. Кстати, ученые-историки нашли детское захоронение, которое не упоминалось в летописи, что помогло узнать об еще одном погибшем ребенке Ивана Грозного.

Общее фото в монастыре

В одной из построек на территории монастыря находится экспозиция, посвященная Романовым, Рюриковичам и Годуновым. А в главном здании интересно послушать о храмовых фресках и реставрационных работах.

В конце экскурсии все заходят в церковную лавку купить друзьям и семье сувениры: от брошюр про монастырь и икон, до свернутого в трубу генеалогического древа Романовых и Рюриковичей, которого, по уверениям экскурсовода, в Интернете уж точно не найти.

Знакомство с лосятами
Автобус привез команду на Сумароковскую лосиную ферму. Деревянная арка входа, на калитке изображен лось. Внутри огромные загоны, а рядом беседки — с нарисованным Лосяшем из "Смешариков".

Вход на лосиную ферму

Экскурсовод провожает нас до большого вольера, выдавая нам пакет моркови и рассказывая, как поцеловаться с лосем:

"Целоваться с лосем страшно только в первый раз, а потом страшно приятно. Чтобы поцеловать лося, возьмите морковь вот так - женщина взяла кусочек овоща губами — и поднесите голову к забору. Помните, нет морковки — нет любви".

Кормим лосей

Около загона бегут молодые лоси-подростки. Лакомство заканчивается минут через десять. Довольные животные расхаживают по вольеру, большинство из них — спокойны и величественны, но одна из самок носится и бешено кричит.

Мы узнаем, что самцов на ферме не держат, а продают. Большую часть времени лосихи гуляют на воле — в заказнике, но возвращаются на время родов.

Через полчаса нас повели в другой загон к лосям-малышам. Детеныши оказались совсем не маленькие. Нас предупредили, что гладить лосенка нужно только по спине. Тронешь голову — получишь пинок копытом. Такая у них защитная реакция.
Молодежь в восторге: каждый успел погладить лося, дать кусочек моркови, еще и сделать пару кадров. Как отмечает экскурсовод, от лосей совсем не пахнет, природа наградила животных такой способностью скрываться от хищников. Мы проверили этот факт — после того, как мы погладили лосенка, на руке действительно не осталось запаха.
С подросшим лосенком

Биржа сыра и сувениров

В конце дня мы отправились на Сырную биржу. За громким названием стоит всего лишь магазин местной молочной продукции.

"Каждый гость Костромы должен отведать камамбер", — говорил нам экскурсовод.

Вот все студенты и направились закупаться сыром. Ассортимент действительно велик, но, к сожалению, нет безналичного расчета.

Некоторые ребята пошли в магазин льняной ткани, где накупили носки и салфетки. А некоторые пошли дальше — вглубь рынка. Там большинство магазинов уже закрылось, но в парочке еще горел свет. Лавки сувениров с прилавками, ломящимися от черной соли, валяных тапочек, магнитов и прочих сувениров.

Музей зодчества

Второй день начался с путешествия во времени, как сказали кураторы. Мы попали в Костромской архитектурно-этнографический и ландшафтный музей-заповедник "Костромская слобода". Название длинное, само место - огромное. Белоснежные поля, деревянные здания, в которых несколько веков назад жили русские крестьяне.

Указатели в музее-заповеднике

Заходим в старинную деревянную церквушку: доски под ногами поскрипывают, слышно, как снаружи воет ветер. Студенты встают плотно друг к другу.

- Летом здесь собирались крестьяне для обсуждения важных дел, стояли, прям как вы сейчас, — размеренно говорит экскурсовод.
- А что за список на стене?
- Пример, как вел записи рождаемости и супружества священник. Ребенок родился — записали, кто-то женился — записали, кто-то умер — тоже.

Церковь

Дальше группу проводят к жилым домам. Ребята из южных регионов говорят, что это как минимум "хоромы богачей", а для Костромы — обычный дом бедной крестьянки.

"Леса в здешних местах много, зимы холодные. Поэтому пользовались люди всем, что было в природе — отстраивали утепленные дома", —

объясняет экскурсовод.

Здесь жил зажиточный крестьянин с семьей. На причелинах — резных досках, прикрывающих торцы двускатной крыши — написано имя автора и дата постройки, а чуть ниже расположилось имя владельца дома. По бокам силуэты русалок, львов, цветочные элементы — все, чтобы украсить дом и привлечь благополучие в семью.
Интерьер крестьянского дома

Костромское еврейство

Наше знакомство с городом продолжилось в местной синагоге. Деревянное здание с улицы казалось небольшим, но, это было иллюзией. Внутри нас ждал просторный зал, два этажа, музейное помещение и библиотека. В центре у стены стоит синагогальный ковчег — хранилище свитка Торы, кстати, здесь их два. Это среднее количество: в каждой синагоге должен быть минимум один и максимум три таких свитка.

Экскурсовод Эстер занимается здесь проектной, административной и общественной деятельностью. Она рассказала о том, что пришла в религию уже взрослым человеком:

"В советское время было не принято рассказывать о том, что ты еврей. А сегодня мой сын спокойно говорит о своей национальности. Гордится этим".


Специально для нас из ковчега достали два свитка Торы: один старинный, начала двадцатого века, второй — современный. Различия только внешние — более новый пергамент, чуть больший размер.

Свиток Торы

Дальше нас проводят на второй этаж, здесь есть балкон с видом на зал. Мужчины молятся внизу, а женщины наверху, но позже спускаются к трапезе.

Следующая комната скоро станет музеем, уже идут подготовительные работы. Всюду книги, экспонаты и фотографии — коллекция большая, есть что рассказать посетителям. Эстер встает недалеко от входа, чтобы видеть всех студентов и ответить на вопросы.

- Вы говорили, что вы поменяли имя, когда пришли в религию. Как вас звали раньше? - спрашивает одна из студенток.
- Лена. Меня и сейчас зовут Еленой, но в синагоге я Эстер. Мы выбираем имя самостоятельно, когда приходим в еврейство. Но раввин может посоветовать какое-то имя, если он думает, что оно вам больше подходит.


Снежное царство

Благодаря Островскому Кострома считается родиной Снегурочки. Ее терем мы и посетили вечером. Хоть она и снежная девушка, из холодного в ее доме была только ледяная комната с фигурами и угощениями.

Терем Снегурочки

Сама "избушка" теплая, в два этажа. Встречают гостей домовой и домовиха. С песнями и развлечениями мы обходим двор - впечатляющих размеров ложка, к которой нужно приложиться и набраться здоровья, стена "второй жизни вещей", на которую прикрепили калоши и другую ненужную обувь. Нам предлагают посмотреть по карманам - вдруг найдется что-то интересное.

Домовой и домовиха

Дальше заходим в терем, призываем кота Баюна, удивительно худого, хотя по жалобам домовых - постоянно ворующего сосиски. Он отводит нас на второй этаж, рассказывает историю рождения Снегурочки, помогает нам позвать ее. Теперь мы слушаем экскурсию от них двоих.

Кот Баюн

Вот рабочий стол - в нем, с помощью компьютера, девушка отвечает на письма с официального сайта. Напротив стоит зеркало-скайп для связи с Дедушкой Морозом. В соседней комнате целое собрание фольклорной нечисти и выставка декоративных елок: из макарон, погонов или болтов, на любой вкус.

Связь с Дедом Морозом

Перед уходом можно сфотографироваться возле елочки и понаблюдать за живой белкой. А еще рассмотреть объявление:

"Новый год - круглый год. Праздничные мероприятия каждую пятницу и субботу".


Завершающее выступление

Несмотря на то, что в городе много того, о чем можно свежо и интересно рассказать, в медиасфере все не так безоблачно, как хотелось бы. В Костроме есть Дом национальностей, несколько НКО, проводятся различные праздники разных народов, но об этом знают далеко не все костромичи.

На конференции, в которой участвовала наша делегация, местная администрация, представители НКО и журналисты обсудили, как всем заинтересованным сторонам достичь взаимопонимания. Спикером встречи стала Маргарита Лянге - глава Гильдии межэтнической журналистики.

На конференции

Выяснилось, что медиапроекты на этнокультурную тему не всегда находят отклик у молодежной аудитории. Есть передачи о межэтнических инициативах, но они выходят в эфир только на местном канале, куда юные заглядывают редко.

В том числе из-за недостаточной медиаподдержки, национально-культурные организации работают не на максимум своих возможностей и ресурсов. Но ситуацию можно и нужно менять, в том числе силами молодых журналистов. О готовности работать в этом направлении говорили многие выпускники Школы межэтнической журналистики.

Выступления из зала

В 6 утра следующего дня мы "улетели" из города на скоростном поезде "Ласточка". В 11 нас уже встретила Москва. К концу четвертых суток декабря все ребята возвратились в свои регионы, продвигать межэтнические проекты и улучшать общую статистику по стране.

Текст Татьяны Самусенко и Дарьи Малышевой.

Фото Оксаны Когиновой.

Тэги
Поделитесь статьей