Бичура: чем живет большое село староверов эксклюзив

Оцените статью  
  Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Поделитесь статьей
Бичура: чем живет большое село староверов фото Б.Слепнёва, для НацАкцента

Одно из самых больших сёл российских староверов – Бичура – расположено в пяти с половиной тысячах километров от Москвы в Республике Бурятия, по обеим сторонам одноимённой реки. Здесь поют старые песни, носят бабушкины сарафаны и планируют развивать туризм. Правда, без фанатизма, чтобы туристический поток не повлиял на традиционный образ жизни.


Дабы представить масштаб населённого пункта, достаточно привести несколько примеров. Во времена СССР в любой колхоз или совхоз входили от 4-5 до 8-10 близлежащих сел и деревень. А в Бичуре действовали два колхоза – "Рассвет" и "XXI партсъезда", а ещё здесь работали сахарный завод, швейная фабрика, леспромхоз, другие крупные предприятия и организации. Чтобы прочувствовать Бичуру, её надо обойти. Правда, человеку со средней физической подготовкой понадобится на это не меньше недели, потому что, например, улица Коммунистическая (до революции она называлась Большой, а потом - Сталинской) протянулась более чем на шесть километров! При советской власти, вероятно, сочувствуя почтальонам и выстраивая более логично работу общественного транспорта, Коммунистическую ограничили центральным перекрестком, назвав следующий отрезок улицы именем Калинина, а иначе её длина составляла бы не меньше 10-12 километров! Старожилы упорно называют улицу Калинина Заводской, Маскова – Старой деревней, потому что именно здесь появились первые дома. Считается, что в деревне все про всех всё знают. В Бичуре люди могли всю жизнь прожить на улице Коммунистической и ни разу даже не встретиться. Здесь существовала своя градация: "низовские" (жившие внизу по течению реки Бичурки) ездили свататься, например, к "верховским".

Бичура, вид сверху

Сохранить веру и не оскоромиться

Последователи протопопа Аввакума испокон веков держались большим кланом, семьёй, отсюда, вероятнее всего, и появилось определение – семейские. Обособленный образ жизни помогал сохранить веру и выжить в условиях изгнания. Некоторые обычаи могут показаться сегодня странными.

Крещение

Например, чтобы "не оскоромиться", староверы держали отдельную посуду для гостя, которого дальше порога пускали лишь в исключительных случаях.

И женщины, и мужчины в обязательном порядке носили тканые пояса, нёсшие помимо основного ещё и сакральный смысл – подпоясанного человека нельзя было сглазить. Старообрядцы носили два пояса: узкий на голое тело, второй – широкий – поверх одежды. Выходить из дома не подпоясанным считалось большим грехом. Даже жена не могла видеть мужа без нательного пояса, как и он её без головного убора кички. Тканый поясок кидали под ноги купленной корове, когда приводили первый раз во двор, "привязывая", таким образом, скотину к хозяйству.

За чаепитием

 

Народный костюм – география переселений

Важными свидетелями вековых скитаний староверов по Земле являются детали украшения женской одежды. Гардероб замужних состоял из двух сарафанов – праздничного и повседневного. Наряд "на выход" шили из тончайшего китайского шёлка, дорогого кашемира или яркого атласа. В Сибири у староверов появилась возможность покупать ранее недоступные ткани. В 150 км от Бичуры находился город Троицкосавск (ныне – Кяхта. – Авт.), через который пролегал Чайный путь, но помимо чая в Россию и Европу везли много другого товара.

Один из домов Бичуры

У семейских культ чистоты, но при этом женщины никогда не стирали праздничный наряд, будь ему хоть 50 лет. Сарафан лишь вывешивали на улице в солнечную погоду проветриться и просушиться. Повседневный сарафан шили из дешевых и практичных тканей, например, сатина. Вышивки, аппликации на сарафане и станушке (рубахе) хранят элементы народных костюмов западных областей России XVII – XVIII веков. Некоторые детали заимствованы у белорусов, украинцев, поляков.
Важная часть праздничного наряда - огромные бусы-монисто из колотого янтаря, привезенные с берегов Балтики. Центральная бусина янтарной нитки называлась хунтовый королёк.

К истории семейских Бичуры можно прикоснуться в прямом смысле слова. В одном из домов, построенном еще в 1901 году, живёт семья ремесленника Алексея Воробьева. Когда они взялись перестраивать усадьбу, то обнаружили старинные инструменты. Например, топором, которому более 150 лет, Алексей сейчас им пользуется. А в тайнике новый хозяин нашёл церковные книги.

"Я слышал, что раньше это был молельный дом, здесь в подполье был сделан плетень и в завалинке лежали церковные книги. В трёх книгах просто фрагменты, по три-четыре листа, а церковная обедница 19 века сохранилась почти полностью, не хватало всего двух листов. Все эти находки мы передали в нашу Древлеправославную церковь", -

рассказал хозяин дома. Сейчас читать на древнеславянском языке могут единицы, среди них Фекла Корнеевна Перелыгина, остальные прихожане тексты молитв просто запоминают.

Двор-музей Сергея Протасова

Мастеровой народ

Жители Бичуры через одного – кузнецы, плотники, резчики по дереву.
Двор Сергея Протасова без ведома хозяина стал одним из пунктов стихийных туристических маршрутов. Сюда приходят, приезжают по одному и группами туристы, заглядывают просто любопытные. Все хотят посмотреть на деревянные скульптуры сельского мастера. Хозяина подобное внимание смущает, не привык работать на публику, но никому не отказывает. По-простому рассказывает, как создавал скульптуры, принимает заказы.

– Мы жили в благоустроенной квартире, но наступили непростые времена. Подумал, надо какой-нибудь домишко городить, старею уже, - рассказывает мастер. – В 1983 году поставил первый этаж, потом замахнулся на второй. Дом построил практически в одиночку за семь лет. Жена вынесла вердикт – "дом некрасивый, надо что-то придумывать". Не скажу, что он был некрасивым, дом, как дом, но ребятишкам играть надо где-то, поэтому стал облагораживать двор. Начал вырезать фигурки, сделал аиста, это, кстати, самая востребована фигура. В общей сложности за эти годы выстрогал уже девяносто пар, а это 180 чурок – КамАЗ дров!

Автор и его работа

Одним из самых известных жителей Бичуры считался самодеятельный художник Поликарп Судомойкин. Уйдя на пенсию, Поликарп Ермолаевич увлёкся написанием картин в немыслимом для староверов жанре "ню". Во дворе дома пенсионер специально срубил из брёвен мастерскую, где создавал образы сельских красавиц. Работы Судомойкина неоднократно демонстрировались на выставках в Улан-Удэ, Москве, часть картин находится в частных коллекциях.

Сельские красавицы


"Где вы берёте эти песни?"

Нематериальным капиталом семейских являются песни, коих невероятное количество. В старину песни никто не записывал, их передавали из уст в уста во время посиделок. Посиделками, а иногда супрядками называли сборище сельской молодёжи в одном из домов. Девушки, как правило, вязали, ткали пояса на бёрдочках – дощечках, парни рассказывали таёжные истории, играли в игры. Во время посиделок много пели, заканчивался вечер танцами, во время которых парни выбирали приглянувшихся девчат.
Лучшим народным голосом Бичуры считается Соломонида Зоркольцева, которая более сорока лет поёт первым номером в народном фольклорном ансамбле "Воскресенье" под руководством заслуженного работника культуры РФ Александра Утенкова.
Ходили, бывало, по улице и пели. Как песни сочиняли, и кто их сочинял – не пойму даже, – рассказывает Соломонида Сергеевна. – Не расскажу, от кого мы научились, слышали, да и запоминали. Но с детства, прямо с самого детства. Моя мама хорошо пела. Тут у нас Илларион жил, на гитаре шибко браво играл, она у него прямо выговаривала мелодию. С Большой улицы Сысой приходил, он играл на гармошке, а его невеста у нас в соседях жила. Мы лежим, бывало, на полатях, слышим – гармонь заиграла – Сысой идёт к невесте, а потом ещё заиграла – значит, пошёл домой. А у нас беда – обуть-то нечего. Куфайки (фуфайки. – Авт.) надернем, и босиком, без платочков идЁм петь. Хорошо, клуб был уплоть (рядом. – Авт.) с домом, старшая сестра сходит, потом мне сапоги даёт: "На, сходи!"
– Соломонида Сергеевна, сколько примерно знаете песен?
Сотню, даже больше знаю, и частушки. Иногда, правда, забываю. Один раз с Улан-Удэ ехали и всю дорогу пели, а уже под конец дороги швейские бабы говорят: "Вы где их берёте?"
Коллектив неоднократно выступал на всероссийских фестивалях, давал концерт в театре оперы и балета в Улан-Удэ. Домой к Соломониде Сергеевне постоянно приезжают журналисты, специалисты по фольклору. Помимо устного творчества гостей интересует народный костюм.
Раньше у каждой бабенки по несколько сарафанов было, в одних работали, в других выступали. Сейчас уже никто в нашем околотке их и не шьёт, хороший сарафан днём с огнём не сыщешь. Тут у соседей одна старуха умерла, а мужик её и говорит: "Возьми, Манька, сарахван, да выступай". Она, видно, не носила его, а кашемир слежался, или от старости уже расползается. Если приглядеться - весь в дырах. Но ничего, еще одеваю.

Костюмы

Вдали от туристических маршрутов. Пока вдали

Бичура лежит вдали от туристических маршрутов, чтобы как-то заявить о себе, в 2019 году здесь провели фестиваль семейского гостеприимства "Бичурские дворики". Гостей принимали на улице Коммунистической, ставшей визитной карточкой села.

На фестивале

Мероприятие, неожиданно прежде всего для самих бичурян, получило специальный приз в финале IX Национальной премии в области событийного туризма Russiаn Event Awards 2020 в Екатеринбурге, где на соискание премии было выдвинуто 390 проектов из 59 регионов России.

Жиденький турпоток совсем не смущает старожилов Бичуры, они по-прежнему считают: чем меньше посторонних, тем меньше соблазна, а значит – крепче вера.


Борис Слепнёв, фото автора

Тэги
Поделитесь статьей