Мороз способствовал диалогу

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Мороз способствовал диалогу

4 февраля акции "За честные выборы" прошли во многих городах России. Самые большие, естественно, собрались в двух столицах. В Москве в шествии приняли участие более 100 тысяч человек, в Петербурге - более 20. Митинги собрали людей самых разных взглядов, порой диаметрально противоположных. Во избежание каких-либо конфликтов в Москве было принято решение разделить политизированных участников на колонны: красную (левых сил), трехцветную (националисты) и разноцветную (разнообразные либералы). В Петербурге также были участники из трех основных групп политизированной общественности, но прийти на акцию они договорились  без символики.

Однако если в Москве три колонны, зажатые спереди и сзади гражданскими активистами, а на площади и вовсе смешавшиеся с ними,  сосуществовали на одной площади довольно мирно, в Петербурге случился скандал. Желая, видимо, никого не обидеть, организаторы выступлений предоставили слово сначала представителю ЛГБТ-сообщества, а  вслед за ним сразу же - имперскому националисту.  Последний - Николай Бондарик, известный в Питере своей, прямо скажем, не самой толерантной позицией, прошелся по выступавшему перед ним оратору и в хвост и в гриву, совершенно не стесняясь в выражениях.

Такое поведение, конечно, не могло не вызвать законного возмущения среди собравшихся - в результате Бондарик был забросан снежками и за ноги стянут со сцены. Чуть позже скандал повторился, но уже во время выступления члена оргкомитета от  "Солидарности", у которого оскандалившийся националист вырвал из рук микрофон.

Кроме того, националисты в Петербурге нарушили изначальные договоренности не приносить своих флагов и символики. В итоге некоторые либеральные силы не только досрочно покинули митинг, но  и отказались в дальнейшем даже от тактического сотрудничества  с националистами.

В Москве также нашлись люди, которые не захотели стоять на одной площади с представителями националистических движений. Правда, они оказались в значительном, можно даже сказать, несопоставимом меньшинстве - сторонники Борового и Новодворской собрали несколько сот человек - вместо того, чтобы присоединиться к десяткам тысяч.

При этом в большинстве случаев, когда в прессе употребляется слово "националист", имеются в виду  русские националисты. Журналисты часто не учитывают, что страна у нас многонациональная, а значит и разных типов националистов  у нас тоже может, и я даже скажу, должно быть много. И если чувашский националист в Москве представлял собой хоть и яркое (из-за веселой расцветки чувашского флага), но все же несколько специфическое явление, то довольно массовое по  местным меркам участие марийских или татарских националистов в митингах в соотвествующих национальных республиках - вписывалось в мейнстрим. Скорее, на митинге в Казани русские националисты с желто-черно-белыми имперками  смотрелись одиноко. 

При этом скандал в Петербурге  - оказался практически единичным явлением на протестной карте России 4 февраля. Во многих других городах русские и нерусские националисты выходили на площади и улицы вместе с представителями других политических сил и гражданского общества мирно, не вступая друг с другом в ненужные перепалки, не оскорбляя друг друга.

Однако противники сотрудничества идеологически разных движений уже подняли на свой щит случай в Петербурге, доказывая остальным, что нетерпимость и ксенофобия заложены в саму суть национализма. Что же, сама жизнь доказывает, что это не так.

Маргинальный, жесткий, нетерпимый дискурс, крайности, есть в каждой политической среде. Просто среди русских, а иногда и нерусских националистов он проявляется  сегодня чаще - ровно из-за того, что для России это идеологически новая, молодая, а значит еще не пережившая свой переходный возраст политическая сила. Даже за три протестных митинга этой зимы мы видим положительную динамику: националисты хотят вписаться в цивилизованный тренд, который наметился в российском протесте,  они не хотят остаться на обочине и быть сдернутыми со сцены, как Бондарик. И волей неволей русские националисты начинают принимать заданные правила игры, меняя, не только стилистику и содержание своих речей, но и имидж в целом, отказываясь от провокации, агрессии ксенофобии. 

Стоит отметить, что ортодоксальные либералы или красные сталинисты порой бывают не менее агрессивными и нетерпимыми, чем некоторые из националистов. Разделение на три колонны, навешивание ярлыков только способствует размежеванию сил. А ведь рецепт обратный - представителям разных идеологических направлений необходимо лучше разобраться в тонкостях внутривидовых различий друг друга, понять, что многие из записанных в один лагерь придерживаются порой диаметральных взглядов. Большинство политиков, в том числе, надеюсь,  и в среде националистов,  уже начали понимать, что голая агрессия и провокации мало чем помогают, нужно выстраивать эффективный политический диалог.

Как бы ни хотели некоторые из политиков, избежать этого диалога, это вряд ли получится. Ведь  цель всех протестов - это честные выборы. А  в итоге честных выборов во власти должны будут представлены все сколь-либо заметные группы российских граждан. И хотя колонна националистов в Москве и была, на взгляд, самой немногочисленной, за этой тысячью активных граждан стоят еще сотни тысяч избирателей с похожими воззрениями, и игнорировать этот факт никак нельзя. Чем раньше политики разных идеологий научатся договариваться друг с другом, тем легче им будет делать это в свободно выбранном парламенте и тем более терпимо и цивилизованно будут относиться граждане России друг к другу.  Ведь стоя на морозе и запевая вместе со 100-тысячной площадью "Ой, мороз, мороз", мы  все очень хорошо почувствовали эту надидеологическую общность, которая связала нас одной судьбой.

Юлия Галямина

Тэги