Иуси Кольчу — современный кочевник эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Иуси Кольчу — современный кочевник

Стойбище оленевода... Перед глазами сразу возникает стандартная картинка: чум, костер, нарты, ни дорог, ни связи… Когда мы сразу же дозвонились на сотовый Иуси Кольчу, подумали, что он скорее всего находится в райцентре. Но оказалось, что сотовая связь с интернетом 4g есть в самом стойбище. И доехать до него можно по дороге на обычной легковушке. А еще в стойбище есть электричество и даже гостевой домик. Старший шестилетний сын Кольчу ведет аккаунт в Тик-Ток. А неподалеку пасет своих оленей автор популярного блога "Дневник ханта". 

Стойбище 21 века 

Иуси Кольчу на стойбище с четырехлетнего возраста. Его дед, Юрий Вэлла (Айваседа) – популярный поэт, член Союза писателей РФ – в свое время даже открыл на родовых угодьях школу. Благодаря этому внуки смогли не ездить учиться в интернат. Учителя, официально трудоустроенные в варьеганскую школу, приезжали жить в стойбище и в отдельном "вагончике" проводили уроки. Когда Юрия Вэллы восемь лет назад не стало, Кольчу не сомневался, где его место.

Стойбищная школаСтойбище Р43. Именно так оно обозначено в документах у нефтяников, когда мы с проводником Эдуардом Карымовым — зятем Юрия Вэллы, проезжаем через три КПП. От Варьёгана, что на севере Ханты-Мансийского автономного округа, где живет жена и дочери Юрия Вэллы, до Р43 двести восемьдесят километров по дороге, сто тридцать – на снегоходе, напрямки. Если объезжать контрольно-пропускные пункты нефтяников, то круг вообще получается чуть ли не в семьсот километров.

Между оленеводами и нефтяниками – договорные отношения. Коренное население соглашается на бурение на угодьях, сырьевые компании в свою очередь обеспечивают оленеводам доступ к благам цивилизации. В том числе – покупают снегоходы и бензин: две с половиной тонны в год. В экстренных случаях, на заранее обговоренное в договоре время, присылают малую авиацию - вертолет. Такой своего рода бартер.

На стойбище 

— Сейчас, когда у человека есть современная техника, ему уже нет необходимости содержать такие большие оленные стада как раньше. И пастбищ нет столько, чтоб сто голов иметь. Голов пятнадцать держим для себя, чтоб корни не терять. 

Олени на Avito 

В момент нашего приезда, поздно вечером, на стойбище многолюдно. В просторной комнате — семья Кольчу (жена Ирина и сыновья), мать Иры и два гостя, остановившиеся передохнуть по пути на собственное стойбище.

 Семья

 

— Про расстояния у нас говорят - "два хантыйских поворота". А ехать можно очень долго, — смеется Кольчу на наше замечание, что мы надеялись добраться на место еще засветло. 

 

Первым делом спросили: а где олени? Может из-за темноты, но мы в загоне их не увидели. Оказывается, олени на ночь уходят пастись в ягельный бор. Самые ручные к утру сами возвращаются. За другими, Кольчу, выезжает на снегоходе. Говорит, чтобы олени не одичали, нужно их пригонять обратно и подкармливать. Сухарики, комбикорм, сушенная рыба, соль… Для оленя это не основная еда, а "вкусняшки", способ приручить к дому.

Вкусняшки для оленей 

— Многие представители коренных этносов считают, что нельзя говорить чужакам, сколько у них оленей и даже вопрос этот считают неприличным. Как вы к этому относитесь?

— Я никогда не называю конкретное число. Говорю - голов двести. У деда было чуть меньше. 

Юрий Вэлла из лесных ненцев, которые живут сейчас в северной части Ханты-Мансийского автономного округа в окружении хантов. Долгое время жил "в миру", успел отучится за это время в литинституте в Ленинграде, стал известным поэтом. Но его всегда тянуло на землю предков к традиционной жизни. Стойбище, вернувшись на север, отстраивал фактически с нуля. Начинал с десяти оленей. 

 

Его внук Кольчу живет тем, что продает через Avito оленей и то, что они дают: рога, шкуры, мясо. Схема хорошо отлажена: постоянные покупатели перекидывают деньги на банковскую карту, а за продукцией присылают транспорт. Так, один житель тюменской области ежегодно в канун Нового года отправляет грузовик за оленями.

 

Кольчу выходит к стаду с арканом. Что это такое, олени явно понимают, поэтому начинают носиться по кругу в корале. Как только первый олень оказывается пойман, остальные успокаиваются. Потом история повторяется: аркан, бег, поймали второго. И снова покой: стадо гуляет, олени подбирают комбикорм и сухари с земли.

Олень пойман

Оленя забивают за оградой почти бескровно, парой точных ударов в голову и сердце. Рядом играют дети, для которых происходящее - естественно. Для коренных народов олени —в первую очередь пища. К тому же, у ненцев считается, что сырая оленья кровь— лекарство от множества болезней. Например, ей успешно лечат анемию. Чтобы получить максимум пользы, нужно пить кровь, пока она теплая.

Сын Кольчу играет на снегу 

Традиционный блогинг 

Ирина – жена  Кольчу — ханты. Ей еще нет двадцати пяти, и у нее четверо сыновей: младший родился 14 мая 2021 года. Ира прописана на ТТП (территория традиционного пользования) Р3 неподалеку от хантыйской деревни Русскинская. На этом стойбище до сих пор живет ее мать. В стойбище Р43 у Кольчу прописаться нельзя, так получилось, что оно в официальный реестр стойбищ не внесено.

Пока Ира варит оленье мясо, старший шестилетний сын Матвей постит в Тик-Ток, где у него сто двенадцать подписчиков. Осенью Матвей переедет к бабушке и пойдет в школу в Варьёгане. Отъезда ждет с нетерпением: в родном доме ему скучновато.

Блогеры

— Он все об айфоне 11 модели мечтает. Недавно умудрился на авито зайти с моего телефона. Смотрю он там голосовые сообщения понаоставлял: где вы находитесь, привезите мне айфон, привезите мне БМВ. Хорошо еще, что он карточками банковскими пока пользоваться не научился, — Ирина смеется.  

— Говорят у вас вот-вот скорость интернета увеличиться еще больше?

— Да, должны провести спутниковый. Пока очередь дошла до соседнего стойбища, затем мы. Wi-fi заработает.

Недалеко от угодий семьи Иуси находится стойбище блогера Владимира Айваседы. На "Дневник ханта" в Тик-Токе подписано около ста шестидесяти тысяч человек, а на ютубе -сорок одна с лишним тысяча. Когда-то Владимир был нефтяником, но потом увлекся блогингом. После того, как дневник набрал популярность, сменил место жительства на стойбище, поближе к контенту. Кольчу тоже хочет развиваться в эту сторону, но темой для блога выбрал технику и ее ремонт. На его снегоходе наклейка — ссылка на аккаунт в инстаграм. Но инстаграм, говорит Кольчу, это так, для развлечения.

Снегоход КольчуА вот Ирине, жене Кольчу, уже мы советуем вести блог в инстаграме по традиционной технике хантыйской вышивки. Ира всю национальную одежду для семьи шьет и вышивает бисером сама. Мама Ирины Татьяна вообще предпочитает ходить только в хантыйском. В коридоре лежит ее сак (верхняя одежда), где в качестве утеплителя использована "шкура лебедя". Перышки, лебединый пух создают теплое облако, да и выглядят красиво. Но сейчас, управляясь во дворе, Татьяна сак не надевает — жарко ей в нем при минус 35.

Ирина за работой

— В Сургуте ханты не стесняются в саке и в малицах ходить. А в Ханты-Мансийске стесняются. Я когда как одеваюсь. Если по двору, конечно, удобнее фуфайку надеть и пойти работать. Но если ехать куда — в малице (верхняя одежда) и кисах (обувь) теплее, — включается в разговор о национальной одежде Кольчу.

Языковой вопрос

Татьяна с тысячи девятьсот шестьдесят шестого года. Общается исключительно на хантыйском языке: всю жизнь провела на стойбище и школу не посещала, "мама не отдавала", некогда учиться было. Когда возникает необходимость ехать в поселок по делам. Татьяна берет с собой переводчика – дочь. Ира и сама русский выучила только в интернате. Из разговора женщин на хантыйском выцепляю на слух одно русское словосочетание — "целлофановый пакет". Куда же сейчас без заимствований. Хотя в хантыйском и есть свое слово, означающее маленький пакетик, но не из целлофана, — "айкырели".

Журналист Юлия Корнева и Татьяна

Кольчу говорит только на русском, ненецкий язык он не знает.

— У нас здесь больше ханты живут, поэтому их понимаю, хоть и не говорю. А ненецкий – совсем не знаю и не понимаю, возможно, потому что в семье говорили по-русски. Но теперь полезнее английский, вот его важно учить. 

— Ты можешь понять, кто перед тобой: ненец или ханты?

— С первого взгляда - не могу. Различить можно только языки: они совсем не похожи. Так что, когда начинают разговаривать, вот тогда понимаю ханты это или ненец.

В гости к соседям

Ближайший сосед Кольчу ханты Дмитрий Русскин с семьей живет в семи километрах. Бывший депутат сейчас по привычке старается помочь соседям в решении текущих проблем. Помогает и при общении с нефтяниками.

— Мы сейчас отношения с местными нефтяными компаниями наладили. Они дают схемы, на которой обозначены предполагаемые места бурения, а я думаю: какие земли можем передать, а какие не можем, так как на них растет ягельный бор.

Во время разговора обращаю внимание на поведение невестки Дмитрия: девушка старательно закрывает платком лицо, повернувшись спиной к отцу мужа. Оказывается, это традиция такая: нельзя показывать лицо свекру. Почему — объяснить не смогли. Никак не предполагали, что такая "южная" традиция возможна на севере ХМАО.

Невестка ДмитрияИдем смотреть оленей Дмитрия, который дает стаду и комбикорм, и рыбу. А в период гнуса совершает дымокурение. Выясняем, что один олень в корале принадлежит Кольчу. Пришел осенью и уже привык к рукам: у Дмитрия олени вообще более ручные. 

Поражаемся, что хозяин своих оленей знает в лицо и каждому дал кличку. Но когда узнаем по какому принципу олени названы, понимаем, что различить из достаточно легко. "Белый лоб", "Мазута" — потому что как бы грязный, "Нюююча" — "красивый", произносится протяжно, ласково...

ДмитрийКольчу "своего" оленя пока не забирает, говорит – позднее. Предлагаем Дмитрию выставить за постой счет. 

И спрашиваем у Кольчи, как он думает, был бы дед доволен тем, как его внук живет свою жизнь?   

— Думаю, решил бы, что оленями я мало занимаюсь. Домой не пригоняю летом, дымокур не развожу от комаров.  

— А почему? Лень?

— Теперь нет комаров. Мы даже без пологов спим. Я сначала думал, может нефтяники их как-то травят, чтобы не кусали. Они говорят: нет, мы таким не занимаемся. А вот раньше помню, бабушка утром встанет, спиральку зажжет и обратно в полог. Через 15 минут пол подметает и полный совок комаров.

***

Ты — родина твоя,

Ты родине своей глаза

И ум. И совесть. И сердце

И нет тебе прощенья,

Если родина твоя

Твоим бездействием превращена

В разрушенные временем стоянки,

В холодные,

Сиротливо покинутые чумовища,

Где даже ветру не за что зацепиться… 

Писал в одном из своих стихотворений Юрий Вэлла.

Он говорил,

"Человек уверен, что он решает судьбу оленя. А олень знает: оленевод без оленя — не человек".

Олени 

Фото автора и Вячеслава Балашова.

 

Тэги