Жизнь с национальным акцентом эксклюзив

Оцените статью  
  Рейтинг: 5
(Голосов: 2)
You Rated: Not rated
Поделитесь статьей
Жизнь с национальным акцентом

Подведены итоги конкурса среди подписчиков "НацАкцента" во "ВКонтакте".

20 февраля сообщество "НацАкцента" во "ВКонтакте" в преддверии Всероссийской переписи населения объявило конкурс на лучшую историю о межнациональных отношениях. Читателям портала предложили поделиться сокровенным в рамках четырех тем: "Межнациональный брак/дружба", "Переезд в национальный регион", "Трудности адаптации", "Среди чужих традиций".

Многие участники признались, что даже самим авторам сложно понять, к какой же теме отнести их конкретный рассказ. Слишком причудливо порой в жизни переплетаются ее разные аспекты. Были такие, кто рассказал не собственные семейные истории, а о своих друзьях, знакомых или земляках. Нашлись и коллеги-журналисты, поделившиеся с нами своими публикациями о межнациональных браках, дружбе и добрососедстве.

Сегодня "НацАкцент" объявляет победителей!

1-е место - Катерина Андерсон.

2-е место - Наталья Конашенкова. 

3-е место - Наташа Лугановская.

Мы благодарим всех участников и публикуем выдержки из историй-победителей с сокращениями и незначительной редактурой. 

Катерина Андерсон. ХХ век в истории одной семьи

В начале 40-х годов родители моей мамы Светланы Козловой (в девичестве Андерсон) Майкл и Хильда Андерсон с шестью детьми переехали в Карелию из США. Этому судьбоносному решению предшествовала целая история.

Дедушке Майклу было два года, когда умерла его мама. В то время они жили в Финляндии. Сами были шведами по национальности.

Когда Майклу исполнилось 8 лет, старший брат отдал его на русское судно юнгой. Это был единственный способ прокормиться.

Майкл выучился в школе штурманов и попал на английское судно. В очередном рейсе в Приморске познакомился со своей будующей женой Хильдой. Она была финкой из очень богатой семьи. Её отец владел заводами в Америке и Финляндии.

В 1905 году, когда по всему миру начались потрясения и забостовки, Майкл поддержал революцию в России. Экипаж его идеи не одобрил, поэтому однажды ночью его вывезли со всеми документами на канадский берег. Первое время он скрывался в шахтах, работал простым шахтёром, хотя по образованию был инженером. Майкл был высоким - около двух метров роста.
Вскоре Майкл и Хильда поженились в Нью-Йорке. Потом он ушёл из шахты, купил маленькую скотоводческую ферму. Со временем они расширили свои угодья и купили еще и пчеловодческую ферму. Обзавелась детьми. Первый рождённый ребёнок Николь умер младенцем. Вторым на свет появился Тенхо, потом Альфред, Эдвард, дальше моя мама Сенья (Ксения Михайловна), потом Сиили (Семён) и Адольф (Анатолий). До 1932 года они жили в Канаде.
Рядом с фермой находились заводы. Для рабочих дедушка построил школу и дом культуры. В 1929 году начались гонения на коммунистов.

Дедушка поддерживал диссидентов, скрывал их у себя. Но чувствовал, что это не оставалось не замеченным и за семьёй ведётся слежка, поэтому Майкл написал письмо Сталину, в котором попросил полетического убежища.

Семью Андерсон пригласили в СССР. Ферму дедушка оставил соседям, купил билеты. Вместе с ним на поездку решилось около 100 семей. Сначала они прибыли в Стокгольм. Кстати, оттуда далеко не все приехали в Россию строить коммунизм: кто-то остался жить в Швеции.
В России семье Андерсон предложили любое место жительство на выбор. Так как бабушка Хильда говорила по-фински, дедушка выбрал Карелию. Сначала они поселились в селе Ильинское (Олонецкий район). Там мама Сенья и дядя Сиили пошли в первый класс. Дети говорили только на английском, но за год мама смогла экстерном перейти в пятый класс, а дядя Сиили (Семён) в третий.

Семья Андерсон

После семи месяцев в Карелии дедушка в шахтах заболел туберкулёзом и умер. Бабушка осталась одна с детьми, не зная ни слова по русски. Она свободно говорила на финском и английском. После смерти дедушки Майкла они переехали в Интерпоселок. 

В 1939 году мама работала в отделе рабочего снабжения заведующей столовой в Олонце. Вместе с ОРСом маму с семьёй эвакуировали на Урал, в Пермскую область. Там она работала продавщицей, именно за прилавком выучила русский язык. Там же она встретила моего отца. На Урале родился мой брат Лео. Через 9 лет родилась я. Мы жили в посёлке Буждым. Когда мне было 15 лет, мы ездили в Карелию в гости. Потом Лео уговорил маму переехать в Карелию насовсем. Мы поселились у дяди Сиили (Семёна). Мама устроилась в совхоз, ей дали однокомнатную квартиру. Была награждена медалью "За добросовестный труд" от ВДНХ.

От родственников за границей маме пришлось отречься, поскольку мой брат Лео был механиком на корабле и часто ходил в загранку.

 Наталья Конашенкова. О неслучайных случайностях

На берегу Иссык-Куля пару лет назад завязались неожиданные дебаты.

"А ты кто по национальности?" - огорошенная вопросом, я застыла на пару минут, потом уверенно протянула: "Рууусская". Но мой собеседник ингуш отрицательно замотал головой и решительно заявил: "Нет! На чувашку похожа!" Тут и другие участники форума, собравшего всю нашу многонациональную гурьбу, активизировались, и кыргыз со знанием дела добавил: "Ну, может, башкирка, но точно не русская!"

Тут я совсем растерялась, не привыкшая к такому детальному вниманию к вопросу о моей национальности. И почти забыла эту историю, пока прошлым летом не оказалась на окраине родной Пензенской области – в Неверкинском районе.

Совсем не обязательно ехать в Чувашию, чтобы увидеть буйство цвета национальных вышивок или отведать шурпе: более четверти населения района – чуваши. Считается, что здешнее одноимённое село расположено возле сакрального места – Белой горы. Когда-то здесь было море, поэтому гора – из морского песка. У этого места чуваши издревле совершали свои обряды, так что место намоленное, как говорят, место силы.
Неожиданно я оказалась в гостях у поразившей меня семьи, в которой не просто говорят на чувашском, соблюдают обычаи и чтят память предков.

Им удалось составить генеалогической древо до 8-го (!!!) колена, даже девиз имеется: "Дорожи именем, родом и народом своим".

Показали мне семейную люльку конца XIX века и сокровища из сундука: национальные костюмы, доставшиеся от прабабушек. И даже главную ценность – двухсотлетнюю хушпу - примерить позволили! Это женский головной убор, расшитый бисером и монетами. Накормили, напоили, спать уложили совершенно незнакомые люди.

Наталья Конашенкова
А может, в словах, услышанных два года назад в сердце Кыргызстана, не беспочвенные догадки? 

 Надо заняться и своим генеалогическим древом – сколько всего в каждом из нас намешано, стоит только потянуть ниточку и тогда "Ырâ сунса кêтетпêр" – добро пожаловать, как говорят чуваши. В мир этнографических открытий самого себя.

Наташа Лугановская. Расстояния для дружбы - не помеха

Алдан (Якутия) – город, в который в 80-е переехал жить мой отец Юрий Константинович. Переехал по работе: он был водителем-экспедитором. По рассказам отца, это была его первая работа. Очень ею дорожил. Ранее в Якутии он никогда не бывал, поехал по предложению знакомого.

Собственно, в Алдане он повстречал мою мать – Татьяну Алексеевну. Да, она тоже приехала работать в Якутию. Она работала на кухне (мыла посуду), деньги на тот момент платили хорошие, да и жилье предоставляли.

Познакомились на танцах. Так и пошло. В регионе освоились быстро, завели друзей среди коренных жителей, с которыми, к слову, общаются до сих пор. Хотя живем мы давно не в Якутии, а в Санкт-Петербурге (сами родители вообще из других городов, отец – из Калининграда, а мама из Самары).

Они бывали в настоящих юртах и видели, как они возводятся. Были знакомые среди шаманов. Люди своеобразные, но интересные.

По словам отца, без шаманских обрядов в Якутии тогда редко обходилось какое-либо событие. Например, рождение детей, строительство дома, похороны. Кстати, еще что очень удивило тогда родителей – у якутов каждое проявление природы имеет своих духов, с которыми и общаются шаманы.

Ну это было тогда, как сейчас - не знаю.

Родители рассказывали, что среди их друзей и знакомых не было ни одного недружелюбного якута. Все были очень приветливые и добрые. С радостью рассказывали о своих традициях и приглашали в гости. Правда, после переезда в Петербург они больше ни разу не бывали в Алдане. Зато друзья из Алдана приезжают к нам. Примерно раз в год точно. Я с ними лично знакома. Дружба очень крепкая вышла у них. К сожалению, фотографии предоставить не могу, говорят, что и было-то пару снимков, но при переезде затерялись. 

Поделитесь статьей