Рыжие потомки Адама

Оцените статью  
  Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Поделитесь статьей
Рыжие потомки Адама

 

Этот человек на удивление многогранен: ученый, поэт, эссеист… В научном мире он известен как автор более 300 трудов и основатель этнографической школы Удмуртии. А ценителям изящной словесности знакомы его сборник стихов "Отчего поёт тюрагай", книга-эссе о классиках удмуртской литературы "Благодарение", множество других сочинений. "НА" расспросил доктора исторических наук, профессора Удмуртского государственного университета Владимира Емельяновича ВЛАДЫКИНА о происхождении, особенностях национального характера и укладе жизни удмуртов.

- Удмурты называют человека "адями", что можно перевести – от Адама. Хотя термин этот мы получили от наших соседей – тюрков. "Мурт" – тоже древнее обозначение человека, пришедшее  к удмуртам из индоиранского мира.Уже эти этнонимы говорят о древности и сложности происхождения удмуртов. Народ относится к уральской языковой семье, куда входят около двадцати этносов общей численностью 25 миллионов человек. Уральская языковая семья корреспондирует с алтайской. Юкагирский "мостик" через Берингов пролив ведет на американский континент с языковой семьей на-дене американских индейцев, ну и так далее… Так что можно сказать: мы восходим к Адаму и Еве.

Замечу, это не просто специфика удмуртов, это особенность всех людей на Земле. Человек скорее родственен с другими, нежели отличен. И когда моя наука, этнография, задаётся вопросом, чем же мы интересны, я полагаю – общностью, а уж потом различиями. Прежде всего мы Человеки, а после удмурты, татары, евреи, русские и т.д.

– Значит, родственники удмуртов – алтайцы, юкагиры и даже американские индейцы. Между тем замечено, что удмурты – самые рыжеволосые люди в России. А как же быть с ирландцами, первыми по рыжести в мире?

– Что касается антропологического типа, то вы правы. Удмурты относятся к вятско-камскому сублапаноидному типу уральской малой расы, для которой характерны европеоидность с легкой примесью монголоидности. Отличительный признак удмуртов, что отмечали уже в ХIХ веке, – высокий индекс рыжести. Чемпионами по рыжести признавались кельты – ирландцы. Считалось, что мы – на втором месте. Теперь выясняется, что мы на первом… В Ижевске уже который год осенью проводится фестиваль рыжих, кстати, очень яркий и популярный. Приезжайте!

Рыжий – это загадка в антропологии. Учёные до конца не знают, как формируется рыжий цвет. Но факт: есть удмуртские деревни, где все рыжие, есть татарские деревни, где тоже все рыжие! А это значит, что здесь жили удмурты, а потом – отатарились.

– Ирландцы известны своим темпераментом. Удмурты – люди сдержанные. И те и другие рыжие. Как объяснить это противоречие?

– У нас, наверное, все "горячее" внутри. Когда удмурта спросишь, как он живёт, то услышишь "постепенно", "медленно", "неспеша". Но внутренний темпоритм может быть другим, и энергетика зачастую направлена не вовне, а вовнутрь. Есть проблема пресловутого феномена удмуртского суицида. Свою агрессию удмурт направляет вглубь себя, не в силах подчас одолеть внешние обстоятельства. То есть начинает преобразовывать себя, причем иногда устрашающе. Здесь, я думаю, кроются какие-то глубинные, сложные процессы финно-угорского, а может, и не только, духовного мира.

– Но ведь удмурты много веков как приняли христианство, которое категорически осуждает самоубийство…

– Не думаю, что кому-то хочется добровольно уходить из жизни. Ведь самый сильный инстинкт, присущий всему живому, – самосохранение. Нелепо считать, что самурая хлебом не корми – дай сделать харакири (или точнее сеппуки). Это вынужденный шаг. То же у удмуртов. Я, сколько ни занимался язычеством, и там не находил поощрения добровольному уходу из жизни. Язычники-удмурты, тоже осуждали самоубийцу, очень жалели о таком исходе. Удмурты говорят "живи так, чтобы не иссякло твое терпение, терпи до последнего". Это заложено в матрице поведения удмурта. Тем не менее порой так страшно складываются обстоятельства, что человек не может терпеть и уходит. В какой-то степени для удмуртов актуально до сих пор.

– Отнюдь не все традиционные культуры считают смерть уходом навсегда. Для некоторых народов Юго-Восточной Азии это просто переход в иное качество.

– Конечно, идея реинкарнации греет человека. Но у удмуртов такого понятия нет. Удмурт знает, что уходит навсегда.

Удмурты – чрезвычайно ранимый, "стеклянный" народ. Нашего земляка Петра Ильича Чайковского первая его учительница называла "стеклянным мальчиком". Может, это совпадение, но в Удмуртии и впрямь народ "стеклянный". К любому народу следует относиться бережно. Но есть этносы, которые под бременем тягот не гнутся, а ломаются. Для удмурта крайне важно, что о нём скажут. Общественное мнение, общественное осуждение может стать приговором…

– Поэтому удмурты слывут неразговорчивыми?

– Возможно. Помню слова моего деда: "Не говори много. Не говори громко. Слова имеют ценность". Особая форма речи – пение. Не встречал ни одного удмурта, который бы не пел. Поют у нас на шесть, на восемь голосов. Родился человек – в его честь исполняют песню, уходят навсегда – тоже поют. По жизни удмурт идёт с песней, другое дело, что часто песня грустная. Поют на свадьбах – кто кого перепоёт, со стороны жениха или невесты, – такие песенные поединки. Однажды наша экспедиция приехала почти на границу с Оренбуржьем. Оттуда родом великая мелодия "Ай-кай". С наступлением весны жители деревень собирались на вершине горы и славили весну. Мы первым делом бросились к людям – хотели услышать мелодию "Ай-кай". А в ответ: "Мы уже ее не поем". Но мы все-таки услышали долгожданную мелодию, на горе пылал костер, водили хоровод. Оказалось, старики со всей деревни собрались, чтобы порадовать заезжих этнографов. Мы спросили: а где же молодёжь? Отвечают: "На дискотеке в клубе"!

Часто задумываюсь: туда ли мы идем? Катится каток глобализации, а такая машина не может двигаться бережно, – она просто раскатывает нас по автобану цивилизации, и мы теряем своё "Я". Убежден: главный закон жизни – единство в многообразии. Когда мы сумеем построить единое человеческое общество во всём многообразии его форм, что очень непросто, тогда и сохраним самость каждого этноса – уникального, незаменимого подарочного издания Природы, Истории, Культуры.

– Как сегодня удмурты объясняют своим детям, кто такие удмурты?

– Иногда и ничего не объясняют или даже стараются, чтобы дети не знали, что они удмурты. Происходит довольно сложный процесс ассимиляции, нивелирования. Многие горожане позабыли, что они удмурты. Если несколько десятков лет назад удмурт не хотел считаться удмуртом, мы радовались: интернационалист! Он становится частью великой общности – советского народа. Как же нам оставаться человеками и сохранить свою удмуртскость? Как-то в Венгрии меня познакомили с человеком, который прекрасно говорил по-удмуртски. В Париже изучают удмуртский язык. В Германии есть четыре центра изучения удмуртского языка. А в Удмуртии в некоторых районах встречаются родители, не желающие, чтобы их дети изучали свой язык! Мол, мой язык нужен только до околицы деревни, а дальше начинается царство русского языка, английского. Как тут быть? Речь идёт о взаимообогащении культур, и здесь нет иного пути, кроме как сохранить изначально данное каждому этносу историческое чудо самобытности. Боюсь, как бы не появилась "Красная книга человечества". Чтобы народ не стал музейным экспонатом, парой абзацев в лингвистическом атласе, необходимы осознанные усилия не только власти, но прежде всего – самих носителей культуры.

"Национальный акцент" (Приложение к еженедельнику "Аргументы недели")

Поделитесь статьей