По тропе аборигенов

По тропе аборигенов

Работы лауреатов и победителей конкурса "СМИротворец-2011" .

 
 
 
 
3 ноября 2011

 

В номинации "Этнические/локальные СМИ. "ПЕЧАТЬ" первое место  присуждено ежедневной краевой общественно-политической газете "Забайкальский рабочий" (г. Чита) за серию материалов "По тропе аборигенов".

В прошлых номерах "Забайкальского рабочего" прошла целая серия материалов, посвящённых полевой научной экспедиции в Каларский район в урочище Верхний Сакукан. Казалось бы, столько сказано, но за кадром остаются часы всё ещё нерасшифрованных записей, ещё ждущих своего заветного часа, в которых остались голоса полюбившихся мне эвенков. Остались сотни снимков, в которых плещется непокорённый Сакукан, гоняют мошку дымокуры, кипит в котелке эвенкийский суп селей и щёлкают в буржуйке сырые дрова, согревающие юрту. Честно говоря, я до сих пор где-то там, в горах Кодара. Удивительно, но уже второй месяц после экспедиции я не смотрю телевизор – не хочу развеивать то ощущение покоя и чистоты, которое приобрела на севере Забайкалья.

Почём рога?

Недавно мне снова приснился глава семейно-родовой общины "Тора" Юрий Юрьевич Мальчакитов. Стоит у дюкчи, ломает ветки для дымокура, вьючит оленей. Проснулась с ощущением чего-то родного и светлого. Ох, и запал он нам всем в душу, этот умудрённый таёжной жизнью эвенк. Вроде бы ничего в нём особенного. Простой, немногословный, но удивительно человечный и надёжный. Здесь, на Кодаре, в общем, все жители такие – кто в большей, кто в меньшей степени. Такой край – суровый, не терпящий расслабленности и нерасторопности.

Вспоминаю наш выход из гор. Как это и бывает, обратный путь оказался как будто короче. В голове уже роились мысли, связанные с написанием газетных материалов, рука уже нащупывала в кармане куртки неделю молчавший в горах "сотик", а ноги шлёпали по тропе. Да, они также вязли в трясине и застревали в кочкарнике, ныли и жаловались на свою непростую судьбу, но это было приятное ощущение: скоро будем дома. Вот впереди тонкой полоской замаячила Чара, за которой отчётливо просматривались знаменитые Чарские пески. Это можно увидеть только в одном месте, спускаясь из ущелья в долину, а потом – снова лес и тропа, обрамлённая кустами голубицы.

Спуск в долину занял около двух часов. Пока мы шли, не раз слышали разговор эвенков о том, что внизу, на подходе к посёлку, им нужно будет забить двух оленей, специально взятых из верхнего стада, спасающегося от мошки на леднике. Ещё немного, и вот уже над макушками чахлых лиственниц замаячили трубы и крыши полустанка. Наконец-то. Но отдыхать некогда – нужно ещё найти место для забоя оленей.

Августовский полдень нещадно поджаривал наш караван, ниткой входивший в мир телевизоров, телефонов, автомобилей и поездов. На полустанке, быстро переходя рельсы, мы ловили на себе любопытствующие взгляды проводников и путейцев, сушивших на солнце свежевыстиранное бельё.

– Здравствуйте! Рога продаёте? – с ходу спрашивает Юрия Юрьевича, идущего в голове колонны, рослый бородатый железнодорожник.

Разговор оказался коротким. Мальчакитов был настроен враждебно к проводникам. Неделей раньше они сунули в руки племяннику Юрия Юрьевича Антону сумку с консервами. Кто бы знал, что та посылочка станет настоящим яблоком раздора в эвенкийской семье. Не принято у эвенков принимать что-либо "просто так", "от доброго сердца". Здесь за всё нужно платить – деньгами, здоровьем, работой. Мальчакитов устроил Антону нешуточный разнос по всем правилам жанра:
– Откуда у тебя это? Как это, просто дали? Ты что, дурной? А если они что-то за это потребуют?

Так и вышло. Всё-таки это был не просто подарок "от души". Проводники искали ключик к сердцу аборигенов. Потому первый вопрос при встрече был деловым: "Почём рога?"

Отчехвостив ретивого бородача, Мальчакитов махнул рукой и прибавил шагу, на ходу бросив кому-то из нас:

– Привязался же с этими рогами. Кстати, а почём их продают? Мне бы для Наташки деньги не помешали, ей на учёбу надо.

Забой оленя

Ну вот и место забоя. Глубоко в лиственной чаще, в голубичной пади, мужики быстро развьючили стадо и развели дымокур. Страшно хотелось пить. Быстро сгоняв до первого ручья, водитель Геннадий, встретивший нас у разъезда Сакукан, и Юрьевич привезли флягу мутной желтоватого цвета воды. На жаре и такая водица сойдёт. Времени ждать не было – с востока шла туча. Мужики принялись за непростое дело. Кроме меня, казалось, никто и не придавал значения происходящему: дети резвились в траве, ловя кузнечиков и лягушек, Мира Григорьевна, жена Юрия Юрьевича, разбирала вещи, отделяя свои от наших. Я единственная не хотела смотреть на то, как режут оленей. Но это была жизнь эвенков, часть их традиционного многовекового быта. Не глядя в сторону "казни", я пошла собирать голубицу, но успела услышать голос Мальчакитова:

– Антоха, ты других оленей-то в сторону отведи. Чё они будут смотреть – грех это. Бери быка.

Пока я выискивала в траве синие бусины голубицы, мои уши ловили каждый звук. Я ожидала неведомо каких криков оленей, но, на удивление, за моей спиной было тихо. Только трещал костёр и смеялись Каринка и Глеб. Они радовались тому, что скоро будут шашлыки. Вдруг я услышала глухой стук – это Мальчакитов ударил обухом топора оленя в "венчик" – чтоб не мучался. Юрьевич чуть громче обычного коротко сказал Антону:

– Таз! Быстро!

Я услышала, как в посудину брызнула, зажурчав, кровь…

Вскоре всё было закончено. От двух оленей остались, как в русской сказке, "только рожки да ножки". Моя помощь понадобилась уже под конец забоя, когда Мальчакитов всучил мне в руки веник из веток и сказал:

– Стой и отгоняй мух.

Надо, так надо. Напялив на себя накомарник, я смиренно начала размахивать опахалом из веток. На шашлыки мы не пошли намеренно – было немного не по себе. Только что эти олени шли рядом с нами, помогая нам везти груз, и вот мы уже жуём их. Нет, это не для меня. Как-нибудь в другой раз, а пока и голубица – хорошее мясо. Надо родиться эвенком или хотя бы несколько лет пожить здесь, тогда всё будет проще и понятнее.

О том, что мы видели, можно снять полноценный документальный фильм, издать книгу и настоящий фотоальбом, посвящённый жизни эвенков. Пока мы ехали на поезде домой, в моей голове крутилась, как на заезженной пластинке, песня чарского журналиста и барда Ивана Симонова: "Вот и покидаем Чарскую долину, в сердце и не радость, и не грусть. Повернусь на запад и монету кину – может быть, когда-нибудь вернусь…" Вот и мы, покидая Чару, на всякий случай кинули монету через плечо на запад. Нам, конечно, хотелось ещё раз вернуться сюда, в край гудящей мошки и ревущих горных рек, в край настоящих гор и настоящих тружеников. Бог поможет, и, если этим людям будет нужна наша помощь, мы сюда вернёмся обязательно.

Экспедиция продолжается

Верили эвенки в силу печатного слова, и вера их, похоже, оправдалась. По возращении в Читу нам удалось привлечь внимание общественности к жизни этих замечательных людей, живущих вдалеке от цивилизации в очень сложных климатических и экономических условиях. Они очень ждут помощи, чувствуя, что их поймут, что их культура всё-таки сохранится.

Руководство Музейно-выставочного центра Забайкальского края заметило серию публикаций о каларских эвенках и вышло с предложением открыть фотовыставку. По единогласному мнению работников центра, она по-своему уникальна. Пожалуй, никогда до этого не проводилось полноценной фотовыставки из этнографических экспедиций, посвящённых жизни эвенков. Автором этой выставки станет участник экспедиции – читинский журналист и фотограф Максим Стефанович. Если ничего не случится, то торжественное открытие экспозиции, посвящённой забайкальским эвенкам, состоится 26 октября в 16 часов в Музейно-выставочном центре.

Уже сегодня к этому мероприятию присоединились самые разные люди: антропологи, журналисты, историки, филологи, учителя средних школ и, главное – сами эвенки. Уже достигнута договорённость об участии в фотовыставке профессиональных и самодеятельных артистов из Тунгокоченского района края, которые готовы представить на суд читинцев около десяти разных этнических программ, в которые вошли ритуалы и обряды эвенков. В выставке примут активное участие и сами каларцы. Даже есть желание приехать на открытие выставки и у итальянского антрополога Федерико Гатини, который в данное время вместе с членами семейно-родовой общины "Тора" в горном урочище Сакукан ведёт охоту на волков. В рамках работы выставки запланирован круглый стол, посвящённый проблемам эвенкийского народа, который, я думаю, в очередной раз объединит неравнодушных людей. Пройдёт в рамках выставки и презентация уникальной книги "Планета Эвенкия" читинской журналистки и крепкого тунгусоведа Нины Коледневой, которая вышла в свет в читинском "Экспресс-издательстве" в прошлом году. Будут в течение месяца проводиться в Музейно-выставочном центре и встречи членов научной полевой экспедиции с посетителями выставки.

Мне радостно сознавать, что наша летняя экспедиция продолжается, пусть теперь уже и в стенах Музейно-выставочного комплекса. Думаю, что эта выставка, как и её герои, тоже станет кочевницей и превратится в передвижную.


"Национальный акцент" (Приложение к еженедельнику "Аргументы недели")

Материалы по теме:
3018