Стадо уходит в небо

Стадо уходит в небо

Как вымирание дикого северного оленя скажется на коренных народах

 
 
 
 
30 августа 2019

Дикий олень для многих северных народов — это еда, одежда и валюта. Одомашненные животные не смогут заменить его в полной мере. Между тем учёные говорят, что дикие олени в России находятся на грани вымирания.

В августе ученые заявили о полном исчезновении енисейской группы дикого северного оленя на Таймыре. На грани находится тарейская группа, чья численность за два года с 44 тысяч сократилась до нескольких тысяч; есть риск потерять лено-оленёкскую популяцию, рассказали "НацАкценту" во Всемирном фонде дикой природы. Там отметили, что численность вообще всех северных оленей может сократиться в разы. Эксперты Минприроды уже собираются рассмотреть вопрос о внесении вида в список редких животных. 

олень

По данным WWF России, в стране сейчас обитает около 900 тысяч особей дикого северного оленя. Несколько десятилетий назад их было 1,5 млн. Как сообщил "НацАкценту" представитель организации Сергей Верховец, самая большая популяция — таймырская (454 тысячи голов). По несколько десятков тысяч обитают в Карелии и на Чукотке, еще около 18 тысяч — в Якутии. На Ямале — "засилье" домашнего оленя.  

Главная угроза виду, по словам Верховца, — изменение климата: "Деградация пастбищ, глубокий снег, длительный наст, раннее вскрытие рек, массовый вылет гнуса и так далее". Угрожают оленям развитие линейной инфраструктуры со строительством дорог и трубопроводов, добыча свыше лимитов с нарушением поло-возрастной структуры стад. Еще одна причина — браконьерство. "Чаще со стороны пришлых людей, но и коренные малочисленные народы Севера иногда увлекаются массовой добычей, есть брошенные корали", — заявил он. 

При этом состояние популяции прямым образом влияет на жизнь коренных народов, добавил Верховец. "Дикий северных олень — основа цивилизации на севере, и переоценить роль оленя невозможно. Даже домашнее оленеводство подвержено влиянию дикого: конкуренция за пастбища, увод домашних оленей дикарями и тому подобное". 

С ним согласен исполнительный директор Союза оленеводов Ямало-Ненецкого автономного округа Тимур Акчурин. "Во-первых, давайте начнем с истории — домашняя порода была выведена из дикого оленя, если не ошибаюсь, более тысячи лет назад, — рассказал он "НацАкценту", — Во-вторых, в некоторых регионах (например, Ямал и Красноярский край) дикий олень — промысел для коренных народов, пропитание для них. В-третьих, это общая экосистема: если животное существует в этом биоразнообразии — оно должно сохраниться, это достояние человечества и достояние нашей страны".  

Однако президент Союза развития регионов коренных малочисленных народов Таймыра "Лабыкта" и этнический долган Геннадий Щукин усомнился в данных экологов. "Ученые максимум полгода назад писали, что на Таймыре находится около 600-800 тысяч диких оленей. Теперь они вдруг пишут, что на грани вымирания", — заявил он "НацАкценту". По мнению активиста, такие "страшилки" делают для того, чтобы выбить деньги из бюджета на обследование северных территорий.  

Фото: Михаил Бондарь / WWF России

"Вторая причина — сюда пришли очень много недропользователей с оборудованием. Естественно, миграция оленя передвинулась больше на восток. И если раньше охотник мог в пределах 130 км от родного селения спокойно охотиться, то теперь олени ушли далеко и стали недосягаемы для местных жителей. Везде пишут, что местных оленей стало меньше, хотя они всего лишь поменяли пути миграции", — отметил Щукин. 

Представитель WWF Сергей Верховец тоже отмечает, что ученые зафиксировали в этом году серьезное изменение сроков и путей миграции стад. "При авиа-обследовании отмечена и очень низкая численность стад, но это может быть связано с существенным изменением сроков и путей миграции", — сказал он.  

Если дикий северный олень все-таки исчезнет, последствия для коренных северных народов будут значительными, заявил Щукин. "Коренные не только мясо оленя используют, но из шкур теплую одежду шьют, которая переносит сильнейшие морозы под 60 градусов, — пояснил он, — Одежда, которая продается на рынках, очень дорогая. Мясо оленя мы обмениваем на продукты питания, которые на севере очень дорогие. Те же тетради для детей купить — это все мы меняли на оленя. А если оленя не будет, то сахар, чай, мука и другие продукты народного хозяйства будут недосягаемы — как и лекарства. И будут местные жить только на дотации в 200 рублей на одного ребенка в месяц. Либо на 6900 рублей — компенсационную выплату, которую платят коренным, и то только оленеводам, охотникам и рыбакам".  

В WWF заявляют, что для спасения оленя проводят антибраконьерские рейды и привлекают внимание жителей арктических территорий к этой проблеме. В организации считают, что необходимо провести масштабный авиационный учет, данные которого помогут более полно оценить состояние вида и разработать меры по сохранению. 

"В какой-то мере  массовое домашнее оленеводство может компенсировать потерю дикого, — считает Верховец, — Но это требует существенных капиталовложений, и в конце концов — мы потеряем последнюю уникальную популяцию таймырского дикого северного оленя".

Фото: Эльвира Р. / nat-geo.ru

Геннадий Щукин уверен, что оленеводство компенсировать потерю не сможет, потому что домашний олень на Таймыре находится только в Хатангском районе и в сельском поселении Караул. "Они не смогут компенсировать такую потерю другим территориям, где местное население питает только дикий олень", — сказал он.  

Щукин считает, что охоту на дикого оленя нужно оставить только коренным малочисленным народам: "Мы настаиваем на том, чтобы прекратили на дикого оленя охоту: любительскую, спортивную, промысловую, коммерческую, даже научную — любую, кроме охоты коренных народов".  

Материалы по теме:
2777