Николай-Пора, сын Хазила

Николай-Пора, сын Хазила

Жизнь и судьба автора башкирской азбуки

 
 
 
 
28 апреля 2015

Богата Русская земля талантами, особенно – самородками, взлетающими вдруг, как ракета, из самой глубинки и оставляющими след в истории страны на долгие века. Один из таких удивительнейших людей Николай Фёдорович Катанов, учёный с мировым именем, уникальный специалист по языкознанию, профессор Императорского Казанского университета, доктор сравнительного языкознания, автор башкирской азбуки, личность поистине уникальная.

И христианство, и шаманство

Родился Николай Фёдорович в 1862 году в степной местности Изюм, или Узюм, расположенной примерно в 17–20 километрах от села Азкиз Енисейской губернии. Семья, как и большинство хакасов того времени, вела полукочевой образ жизни: в тёплую пору жили на летнике в Сагайской степи, в холодную – на берегу реки Абакан.

О себе самом учёный писал так: "Отец мой был татарин из племени Сагай, а мать – татарка из племени Кам... Отец по профессии – улусный писарь своего племени (т.е. человек не только знавший улуский язык, но и грамоту). Как я, так и родители, – христиане православного исповедания... Вместе с тем они открыто держались шаманских обрядов, участвовали в жертвоприношениях духам гор, воды, огня и неба".

Помимо имени Николай, данного при крещении, Катанов носил хакасское имя Пора, сын Хазила. Был он незаконнорождённым, что честно отражено в свидетельстве о рождении, поскольку родители в официальном браке не состояли. А татарами в дореволюционной России принято было называть самые разные народы, вовсе к нынешним татарам не относящиеся.

Тяга к знаниям

Конечно, Бог при рождении отвалил Николаю Фёдоровичу с лихвой, а ангел-хранитель поцеловал в темечко, однако, если бы не господин случай, кто знает, окупились ли бы все эти драгоценные дары. Совсем мальчишкой попал он в дом русского золотопромышленника Петра Ивановича Кузнецова, то ли вовремя предложил поднести вещи, то ли ещё как-то по хозяйству подсуетился, история умалчивает. Но факт остаётся фактом – "смышлёного татарчонка" выделил управляющий усадьбой Иннокентий Каратоновполурусский-полухакас, и не только определил в услужение, но и допустил к богатейшей библиотеке усадьбы, приохотил к чтению, направил учиться в Аскизское одноклассное училище народного просвещения. После неистребимая тяга к знаниям приводит Николая Фёдоровича в классическую гимназию Красноярска, где он находился под сильным влиянием Андрея Кирилловича Завадского-Краснопольского, классного наставника, учителя истории и географии. Именно Андрей Кириллович знакомит своего подопечного с известными русскими миссионерами Василием Ивановичем Вербицким и Николаем Ивановичем Ильминским, а те, в свою очередь, приводят молодого человека на знаменитые в городе "четверги", организованные Николаем Михайловичем Ядринцевым, главным редактором газеты "Восточное обозрение", для обмена идеями и опытом между молодыми прогрессивными людьми. К этому же времени относятся сделанные Катановым по просьбе епископа Енисейского и Красноярского Исакия переводы молитв на сагайское наречие.

"Опыт" в 1600 страниц

Гимназию Катанов окончил в 1884 г. с золотой медалью и тут же поступил в Императорский Санкт-Петербургский университет на факультет восточных языков по разряду арабо-персидской-турецко-татарской словесности. В 1888 г. он получает степень кандидата и по ходатайству нескольких своих профессоров остаётся в учебном заведении профессорским стипендиатом на факультете восточных языков. Почти сразу, в 1889 г., Николай Фёдорович уезжает по поручению Академии наук, Русского географического общества и Министерства просвещения исследовать фольклор, язык и быт тюркских народов.

Командировка его продолжается ни много ни мало четыре года! Молодой учёный колесит по нынешней Хакасии, Иркутской губернии, Тыве и Монголии. В результате пишет первые научные труды: "Поездка к карагасам" и "Среди тюркских племён", которые сразу приносят ему мировую известность. Чуть позднее появляется на свет магистерская диссертация "Опыт исследования урянхайского языка", опубликованная Казанским университетом в 1903 году. Этот великий и по объёму – более 1600 страниц (!), – и по научной ценности труд сохранил своё значение и сегодня. В нём подробно описан один из тюркских языков – урянхайский (тувинский), плюс содержится ценный анализ сравнительной грамматики ещё нескольких тюркских языков.

"Книга, – пишет сам Катанов, – составляет результат моих наблюдений над живой урянхайской речью, заключает в себе выводы, сделанные, по преимуществу, из текстов, записанных мною же самим из первых уст". 

И в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии 

После возвращения из командировки Катанов становится преподавателем восточных языков Казанского университета, а затем ещё и профессором Духовной академии, читает лекции в Северо-Восточном археологическом и этнографическом институте, чуть позже поучает должность декана его восточного отделения. В это же время происходит и серьёзное изменение в личной жизни Николая Фёдоровича, он женится на Александре Ивановне Тихоновой – приёмной дочери своего дяди. Венчаются они в Аскизской Петропавловской церкви 14 октября 1892 года. Супруги прожили вместе около 30 лет. Александра Ивановна стала для мужа верной соратницей в научной работе: помогала с переводами, вела картотеку необходимых выписок из газет и журналов. У пары было двое детей: дочь Анна Николаевна, ставшая учительницей, и приёмный сын Николай Гаврилович, в 20-е годы заведовавший политотделом по делам национальностей Минусинского уездного исполкома совета рабочих. Участвовал сын Катанова и в создании первого хакасско-русского словаря, однако в печально известном 1937-м году его арестовали и расстреляли.

Уникальный лингвист

Научные интересы Николая Фёдоровича охватывают широчайший круг вопросов: древние и современные языки, литература, археология, этнография, история, музейное дело. Он первым произвёл обширные записи языка тувинцев и тофаларов, стал пионером в изучении уйгурского языка. Его лингвистические изыскания актуальны и по сей день. Катанов – автор башкирской азбуки, составленной им на основе кириллицы. В своих трудах он исследовал более 114 языков мира. Катанов свободно владел почти всеми европейскими и азиатскими языками, плюс пятью древнетюркскими, а также санскритом и семитскимиязыками. Он трудился так много, что рукописный фонд учёного до сих пор ещё не до конца изучен. По разным оценкам, наследие составляет более 400 работ.

Научные заслуги Николая Фёдоровича признаны во всём мире, он был действительным членом Международного общества наук и литературы в Бельгии, Венгерского географического общества и Гельсингфордского финно-угорского общества. В России избирался членом более десяти научных обществ и комитетов, имел звание профессора Императорского Казанского университета и доктора сравнительного языкознания.

Живая память

Пришедшие к власти в 1917 г. большевики Катанова не тронули, несмотря на его твёрдые монархические взгляды и категорическое неприятие социалистических теорий. Видимо, с одной стороны, защитили мировое имя учёного, а с другой – отсутствие в семье каких-либо существенных материальных ценностей.

Умер Николай Фёдорович осенью 1921 г., почти в нищете. Чтобы хоть как-то прокормиться, он вынужден был читать по 47 лекций в неделю, что окончательно и подорвало его здоровье.

Сегодня имя Катанова присвоено Хакасскому государственному университету, носит его и Хакасская национальная гимназия-интернат, Верховным советом республики учреждена государственная премия в честь великого учёного. В Абакане, Казани и селе Аскиз есть улицы Катанова. Он навсегда останется в истории мирового языкознания и этнографической летописи России.


Материалы по теме:
3809