Очень важно не допустить каких-либо элементов дискриминации национального большинства

Очень важно не допустить каких-либо элементов дискриминации национального большинства

5 августа 2016

Радикализм и ксенофобия всегда имеют под собой определенную почву. Одним из этих корней, одной из почв, которая питает радикализм, является унижение. На этом сыграл, к примеру, немецкий нацизм, благодаря чему Гитлер пришел к власти совершенно демократическим путем. У нас в России существует российская нация, состоящая из национального большинства, которым является русский народ — 82% населения — и национальных меньшинств.

Мне кажется очень важно не допустить каких-либо элементов дискриминации национального большинства.

Например, существует такая проблема как непризнание русского языка родным языком в некоторых субъектах РФ. Из-за этого люди, которые там живут, не могут изучать дополнительно русский, а изучают язык национального субъекта РФ. Это может подпитывать радикальные сообщества, которые могут спекулировать, манипулировать, возбуждать национальную вражду и прочее. Прецеденты уже имеют место быть в нашей стране. Поэтому главным, на мой взгляд, является недопущение подобного рода моментов, которые могут быть использованы радикальными сообществами или деятелями или СМИ, которые они создают в неконтролируемых секторах информационного пространства.

Кроме того, очевидно необходим пересмотр миграционной политики.

Сейчас границы России открыты. Мы видим к чему привели открытые границы в странах Евросоюза — неконтролируемый поток беженцев, вместе с которым туда попали представители радикальных организаций и течений, которые устроили теракты во Франции и акции в других странах Евросоюза. Эти события показывают, что в любом случае необходим более жесткий контроль, и Европа сейчас к этому идет. У нас пока не произошло подобного рода актов, некоторые из них были предотвращены. Например, 9 мая сотрудники спецслужбы предотвратили теракт, готовившийся уроженцами Средней Азии против участников акции "Бессмертный полк". Учитывая, сколько было на акции людей, это привело бы большому количеству жертв.

Понятно, что Россия сейчас выстраивает на постсоветском пространстве интеграционные проекты и вкладывает в них экономические и другие ресурсы, предоставляя гражданам ряда стран возможность беспрепятственно въезжать на территорию России, не требуя от них даже получения патента. Но с другой стороны, получается, что никакого контроля над возможными террористами в данной ситуации мы получить не можем. Регистрация, которую получают люди, приезжающие в Россию, фактически не дает возможности определить место положения человека и в случае если он каким-либо образом представляет опасность, предотвратить теракт. Поэтому я думаю, что сейчас потребуется какой-то пересмотр, возможно какое-то ужесточение миграционной политики.

Кроме того, часть населения России очень негативно воспринимает существующие миграционные процессы и указывает, что опыт Европы для них неприемлем.

Если провести ряд социологических опросов или каких-либо исследований среди граждан России мы увидим, что никто не захочет подобного рода последствий миграционных  процессов.

Третий момент, важный для предотвращения радикализма и ксенофобии — это введение жестких мер. У нас, например, не существует процедуры лишения гражданства.

Ряд людей, которые воюют на территории Сирии, являются гражданами РФ. Возвращаясь обратно, они пользуются всеми льготами гражданина РФ, и не существует никакой процедуры лишения их гражданства.

Об этом задумались сейчас и в Европе. Напомню, что террористы, совершившие теракты во Франции, там и родились. Поэтому мне кажется, что сейчас требуется определенное ужесточение каких-либо мер по отношению к людям, которых заподозрили или уже точно установили как представителей радикальных организаций или ксенофобских сообществ. Такие люди, попадая в места заключения, продолжают вербовать новых членов, поэтому даже там их необходимо полностью изолировать.


Богдан Безпалько
Глава Федеральной национально-культурной автономии украинцев России

843