Виталий Натаров Директор Государственного Волжского русского народного хора имени П.М. Милославова

«Русское национальное искусство очень мало встречается в обыденности».
20 апреля 2016
О персоне

Директор Государственного Волжского русского народного хора имени П.М. Милославова

Узнать больше о Виталий Натаров

Песни с Волги

Еще в моем советском детстве родители-музыканты не пропускали ни одной трансляции по телевидению концертов Государственных народных хоров. А потом, в одночасье вместе со страной, наша семейная традиция куда-то исчезла. О том, как живется сегодня государственным коллективам без идеологии, и можно ли заработать на национальном искусстве, беседуем с Виталием Натаровым – директором Государственного Волжского русского народного хора. 

— Виталий Николаевич, давайте начнем с вас. Вы родились в Белгородской области, учились в Москве и в качестве первой специальности избрали профессию инженера. Словом, прекрасно жили и развивались в столице. Как вас занесло в Самару, да еще в такую специфическую сферу? 

— Вы имеете в виду «Волжский хор»? 

Конечно! Как так получилось? 

— Долгая история. Одним из видов моей деятельности в последнее время было администрирование массовых мероприятий в Москве. И поэтому когда в «Волжском хоре» встал вопрос о подготовке юбилейной программы, с Валерием Ивановичем Анучиным (в 2009 году работал главным балетмейстером Государственного Академического Кубанского казачьего хора – прим. ред.) мы были приглашены как люди, которые должны были поставить эту программу. Ну, конечно, учитывая определенные рекомендации, как это всегда происходит. И после того, как была сделана за месяц, совершенно с чистого листа и в авральном режиме, программа, поступило предложение от министра культуры Самарской области, на тот момент Ольги Васильевны Рыбаковой, чтобы я возглавил коллектив, а Валерий Иванович Анучин стал художественным руководителем. Вторым художественным руководителем, как я называю. Потому что Главным художественным руководителем был Владимир Иванович Пахомов. 

Организация деятельности такого коллектива, это все-таки несколько специфичная отрасль по сравнению с продвижением тех же «поп-групп». Вот давайте отмотаем немножко назад, туда, в 2013-й. Что было для вас самым сложным в начале пути? 

— Буквально все. Организационная составляющая и материально-техническая база, имидж коллектива - все это было не в лучшем состоянии. Приходилось все поднимать с нуля, здесь очень сильно помогли мои связи и Анучина. Это было большое подспорье и неважно, какой регион мы представляли до этого. В любой сфере нужно обладать достаточным количеством контактов, и их сложно наработать из маленького региона. У нас было другое представление о том, как должен развиваться коллектив в творческом плане. Ему в тот момент было 60 лет… («Волжский хор» был создан в 1952 году – прим. ред.) Сегодня перед нами другие задачи – опять-таки, в виду отсутствия собственной площадки – мы должны всем понравиться. Разнообразить программу, чтобы она была актуальной, интересной. Это очень сложная и объемная работа. Она очень специфична для такого коллектива в реализации.

Ведь в советские годы это был идеологический продукт, и государство само определяло, где хор должен появиться, какая должна быть окупаемость, заполняемость, доходность. Сейчас ты сам должен заинтересовать.

А продукт все равно специфичен, есть рамки. Это государственный коллектив, это русский народный хор и он должен быть коммерчески успешен. Вот эти вещи тяжело совместить. 

А спонсоры?        

— Спонсорских у нас нет до сих пор отношений. Почему? Я пытался одно время это сделать, но это очень сложно. Были контакты с коммерческими структурами, но возможно, мы еще в тот момент не соответствовали их интересам. Если будем говорить о гастролирующих коллективах, а мы в первую очередь, гастролирующий коллектив; очень сложно увидеть большое количество спонсоров или вообще присутствие их. Такова практика. Должны сложиться определенные условия, и ты к ним должен прийти.

В СССР была создана такая разветвленная сеть государственных коллективов. Они не только популяризировали национальное искусство, но и несли определенные посылы в массы. Помню - у моих родителей было огромное количество пластинок хора Пятницкого – строчку «гремят победной песнею, заводы и поля, и мы победой гордые, проходим у Кремля». Но, несмотря на всю пропаганду, многие считают, что именно в советское время был «золотой век» хорового искусства. Так нужно ли сейчас власти поддерживать национальные коллективы или же они, как и советская идеология, ушли в прошлое?

— Поддерживать нужно. Безусловно.

А нужно ли это самому государству?

  Везде, где мы появляемся, в первую очередь говорят не «Волжский хор», а откуда мы. Волга – она большая. А мы из Самары и программы у нас все рассказывают о крае. Это очень важно, мы считаем, в этом наша миссия. Так же, как и другие коллективы в регионах, популяризируя свою культуру, в конечном итоге славят свою страну. Другое дело, что сейчас огромное количество медийных проектов и с ними очень сложно конкурировать. И по цене и по остальным критериям. То, что мы представляем на сцене – это продукт, который не только развлекательный, но и воспитательный. В советские годы велась огромная образовательная, просветительская работа, она существовала независимо от того, что исполняли эти коллективы, но сейчас это упущено. Очень сложно достучаться до молодежи. И отсутствие национальных коллективов на телевидении — это тоже очень влияет.

Кстати, кто ваш зритель?

В первую очередь, это люди среднего возраста и выше. Молодое поколение в массе своей нас пока не слышит. К счастью, ситуация меняется, хотя и не так быстро, как мы хотим.

А может весь вопрос в том, как подать ему такой специфический продукт? Вопрос упаковки?

—  Мы пытаемся это делать. У нас есть несколько программ, в том числе «Легенды седых Жигулей». В первую очередь молодой зритель появляется на театрализованных проектах, где мы экспериментируем. Сейчас сложное время и обязательно нужно удивить.

Молодое поколение не может довольствоваться тем, что «это просто твое, национальное и ты должен это понять, этим владеть». Мы, к моему глубокому сожалению, вынуждены использовать эти новые технологии для того, чтобы привлечь зрителя.

Правильно мы это делаем или нет – пока я не вижу других путей.

А республиканские коллективы? Государственный ансамбль танца Дагестана «Лезгинка», чеченский «Вайнах» и другие? На российском Кавказе всегда были традиции, молодежь шла за старшими. У этих коллективов сейчас есть свой молодой зритель?

— Мне кажется, проблемы у них есть, возможно, в меньшей степени. Мы же понимаем, что на Кавказе лезгинку танцуют везде, в том числе и молодое поколение. Вот где вы видели, чтобы русские молодые ребята танцевали свои национальные танцы?

Есть в Самаре центр русской культуры и там проводят танцевальные вечерки. Народ идет, да еще отплясывает от души. Другое дело, что все организаторы – энтузиасты-музыканты и просто люди, в хорошем смысле, «повернутые» на творчестве.

—У нас на свадьбах не танцуют русские народные танцы. Русское национальное искусство очень мало встречается в обыденности. В этом же есть проблема? И это работа не только наша, здесь должна быть работа государства. Глубокая, идеологическая. Но я не думаю, что в регионах Кавказа решили все проблемы. Ведь, одно дело танцевать, другое – смотреть на это. Я бы лучше нас сравнивал не с национальными танцевальными коллективами, а с хоровыми. Их-то всего 11. И проблемы у всех соответствующие. У нас существует «Союз национальных творческих коллективов», в котором мы состоим и проблемы, которые поднимаются, независимо от степени популярности коллективов, они у всех идентичные. Именно популяризация, именно собираемость, именно гастрольная деятельность.

Именно с отсутствием в какой-то определенный период плотной гастрольной деятельности был провал в 90-е годы. Это общеизвестный факт, эту нишу успешно заняли популярные проекты, как я говорю, не всегда качественные.

Потому что, наверное, все упрощалось за это время. Хор может быть удачным продуктом, может быть не очень. Но он никогда не простой. Здесь не может быть десять человек или пятнадцать. Оркестровая группа, балет, хор… Это всегда затраты и по размерам площадки, и по ее техническому оснащению, и по комплектованию, и по костюмам. Даже обшить весь состав хора новыми костюмами– это глобальные затраты.

За три года вашей работы концертных площадок стало больше? Насколько коллектив сейчас востребован?

— Я считаю, что этого нам мало. И поэтому география выступлений, конечно, приоритетный вопрос. Но я опять-таки говорю, что был большой провал и сейчас, чтобы заполнить зал, нужна серьезная работа. Такой коллектив как наш не может появляться несколько раз в год в одном городе, кроме Самары. Но мы постепенно осваиваем новые регионы и привлекаем нового зрителя.

Вы окупаете свои расходы на гастроли?

— Редко. Да я и никогда не говорил, что такой коллектив может стать самоокупаемым. Это проект в любом случае дотационный.

Совершенно недавно у вас был замечательный концерт совместно с Государственным ансамблем песни и танца Республики Коми «Асъя кыа». Это попытка воскресить культурный обмен между регионами и продвинуть таким образом национальное искусство?

— Это очень интересный проект, который мы начали реализовывать недавно. Была определенная подготовка, конечно, она сильно основана на личностных отношениях руководителей коллективов. Здесь опять-таки большим подспорьем является то, что я вхожу, как руководитель в «Союз национальных коллективов».

Нам всем иногда сложно понять, как представить любой национальный коллектив в другом регионе. Поэтому обменные гастроли очень нужны, так проще привлечь зрителя. И для артистов это тоже безумно интересно.

Раньше были фестивали, где происходил творческий обмен. Сейчас этого, конечно, стало меньше. Мне очень приятно, что было много зрителей и наших гостей прекрасно принимали. Тоже самое происходило, когда мы гастролировали в Коми. А там мы не были порядка 30 лет. И благодаря «Асъя кыа», филармонии, мы работали с полными аншлагами. Если бы мы сделали свою работу без них, то, поверьте, такого бы успеха и такого количества зрителя не было. Мы и дальше планируем эту работу, она уже ведется. Недавно с нами выступал детский коллектив «Голоса России», который является одним из достойнейших в Самарском регионе. Мы приглашали фольклорный ансамбль песни и танца «Мирас» из Республики Башкортостан. Я считаю, что наша работа с национальными коллективами очень перспективна.

А каковы перспективы у национальных коллективов в государственном масштабе?

— Я считаю, что государство уже обращает на нас внимание. Это, наверное, связано с сегодняшней политической обстановкой. И сейчас как раз время показывать всю красоту и величие нашей Родины. А кто еще кроме национальных коллективов сделает это лучше? 


Арина Фечина, руководитель самарского отделения Гильдии межэтнической журналистики - 20 апреля 2016

Чтобы задать вопрос необходимо авторизоваться.

2026