Сдохни, Германия! А за ней… Россия?

Сдохни, Германия! А за ней… Россия?

Опыт европейских стран показывает, к чему приводит потеря национальной идентичности

 
 
 
 
6 сентября 2013 1

Cейчас так модно, так государственно говорить о приоритете общегражданской идентичности и об очередной новой общности. Хотя вроде и была уже одна общность, которая в момент истины оказалась настолько неспособной к самоорганизации и самозащите, и даже к пониманию происходящего, что потребовалось совсем немного воздействия извне для развала и этой общности, и великой страны.

Что же еще намечается развалить, превращая народы в безнациональное население, не привязанное ни к родной почве, ни к соплеменникам, ни к родному очагу, лишая всего, что делает их народом? И тем самым лишая давний союз народов способности к сложению сил, лишая даже самих этих сил, для противодействия опасности, если опять возникнет, их общей родине, превращенной в территорию перманентно временного проживания "мобильных трудовых ресурсов".

И – если не будет у человека родного очага; не будет уголка земли, где родились и выросли его предки и он сам; если не будет родных и близких, кто говорит с ним на родном языке; если кругом лишь не помнящие родства общегражданские идентичники разных бывших национальностей, тоже мотающиеся по стране в поисках прожиточного минимума повыше, т.е. лишь конкуренты в борьбе за кусок хлеба, – то что же заставит такого представителя новой общности, например, хотя бы защищать страну, когда возникнет необходимость? Ведь в мире рыночной экономики всё приобретает и рыночную стоимость: отношения между людьми, "любовь", служебные полномочия чиновника и место депутата, военные секреты государства (сколько их продано за последние двадцать пять лет?!) и сама Родина, которая теперь, оказывается, там, "где твоей заднице теплей"? А значит, и защита страны будет, как у наемника, вопросом оплаты и шансов ее получить?

Может быть, на подвиг вдохновит "общегражданская идентичность"? И за нее будут готовы умереть? Или за тех, кто под бесконечную демагогию про демократию и права личности, про опыт цивилизованных стран, отнял у народа всё и заставляет теперь каждого платить с каждым днем всё больше за пользование отнятым: за когда-то честно заработанное жилье, за приватизированные кем-то газ, свет, воду (скоро, надо полагать, и за воздух?), за всё более опасные продукты, товары, услуги?

Или на амбразуры пойдут с криком "За нашу любимую рыночную власть! За наш суд, самый независимый в мире! За нашу полицию – лучшую из всех подлунных крыш!"? Будут героически умирать за то, чтобы кто-то и дальше мог покупать заграничные футбольные клубы, яхты, замки; мог учить своих детей за рубежом, когда в родной стране миллионы обездоленных и нищих; мог переводить "заработанные честным трудом" миллиарды за рубеж, становясь управляемым оттуда под страхом замораживания личных счетов?

Вообще рынок и национальная идентичность, рынок и выживание народов предстают всё более несовместными. Также как несовместны рынок и честность, законопослушность, мораль. Ведь на рынке главное это прибыль. Отсюда он – постоянно подключенный к каждому генератор обмана и преступности, везде и во всем. И надеяться, что какие-то силы, даже религия, смогут так же активно и неустанно контр-генерировать честность, порядочность, законопослушность, смогут хотя бы неотвратимо наказывать тех, кто обманывает и совершает преступления, – наивно. Особенно если учесть, что сама система наказания тоже давно уже без иммунитета от бацилл бизнеса.

Рынок генерирует преступность на фундаментальном, почвенном, клеточном уровне - задействуя личностные инстинкты. И к каждому носителю инстинктов не пристегнешь, как браслет слежения, надзирателя. Да еще такого, который в процессе надзора не предпочел бы вдруг сам гораздо более доходную преступность малоприбыльной, на окладе, борьбе с ней. Что уж говорить о национальной идентичности, да еще целых народов…

В общем, если взглянуть на проблемы с национальной идентичностью повнимательней, нетрудно заметить, что они имеют вполне стратегическое значение – для страны, и всё больше превращаются в суровое "быть или не быть?" – для народов. Народов, чье будущее всё жестче зависит от того, насколько адекватно они оценивают происходящее, насколько держатся вместе, насколько понимают и уважают друг друга, насколько могут противостоять стремлению лишить их "не той" (т.е. любой не общегражданской) идентичности. И если кому-то очень хочется увидеть, к чему ведет такое преодоление своей нехорошей идентичности, можно поехать… ну хотя бы в Германию. Не обязательно на ПМЖ. Просто посмотреть, как когда-то великая нация перестает существовать.

Поехать и увидеть, как под флагом преодоления двенадцатилетнего "нацистского прошлого" переиначена и дискредитирована многовековая великая история народа и страны; как всё национальное в ней уже 68 лет стремятся отождествлять с нацизмом и подавить; как немцев превратили в виновных генетически, в обязанных без конца каяться и не сметь свое суждение иметь, когда им указывают, как им себя вести.

("Россиянам" это вроде тоже уже знакомо: ведь и их уже 25 лет пытаются заставить забыть всё великое в истории своей страны и ее народов; их тоже пытаются заставить свести свою историю лишь к преступлениям сталинизма, к ГУЛАГу; их тоже хотят заставить каяться… перед кем? перед теми, кто их ограбил? кто развалил их страну? И за что каяться? За перенесенные страдания, за подвиги, совершенные во имя Родины, несмотря на эти страдания?).

Поехать в Германию и увидеть, как там даже "большие политики" стараются максимально громко и гордо заявлять, что они лично уже не немцы, а – бери выше! – европейцы! Увидеть, к чему ведет пресловутая политкорректность. Как во многих немецких школах немецкие дети давно уже в меньшинстве и как их терроризируют дети бесчисленных иммигрантов – за всё еще светлые иногда волосы, за всё еще голубые порой глаза и за всё еще имеющееся у них знание немецкого языка. И как новые хозяева школьной жизни называют своих учительниц в лицо немецкими шлюхами, и те, не находя поддержки и защиты у своей такой политкорректной власти, вынуждены уходить из школы.

Поехать и увидеть, как ежегодно страну покидает более ста тысяч ее граждан в поисках места на планете, где можно реализовать свои способности и умения, никому не нужные на родине; места, где детей не подвергают с младших классов сексуальному воспитанию, не вдалбливают им нормальность однополой любви, не приводят с полицией на уроки, когда родители восстают против такого воспитания.

Поехать и понаблюдать, как в очередную годовщину первой Хиросимы – чудовищной бомбардировки мирного Дрездена, испепелившей прекрасное творение немецкого народа и сотни тысяч его жителей и беженцев, искавших в городе укрытия, – параллельно демонстрациям тех, кто еще сохранил в себе боль от той трагедии, организуются другие демонстрации. Демонстрации с лозунгами: "Всё, что падает сверху – от Бога!" (т.е. бомбы были от Него, а не от славных союзничков, особо геройски воюющих, когда нет сопротивления) и – "Сдохни, Германия!".

Хотим ли мы замены национальных идентичностей наших народов такой идентичностью для России? Замены, разрушающей будущее не только отдельных народов, но и самой страны? Если не хотим, то не пора ли задуматься, наконец, над тем, к чему ведет иногда "опыт цивилизованных стран", уже давно ставших безвольными дергунчиками в чужих руках? И чего на деле хотят те, кто этот опыт навязывает и России – после дважды удавшегося стравливания двух великих народов для устранения-ослабления их как главных неподдающихся управлению извне и как самых "опасных" своих конкурентов? И не пора ли предложить таким радетелям о России определиться, наконец, правильно ли они решили, выбрав "эту страну" для своего пребывания в ней?

Давно пришло и время подумать (если некогда "там, наверху", то хотя бы "внизу") и о необходимости новой национальной политики в стране. Политики, отвечающей интересам ее народов (и тем самым страны); политики, помогающей народам решать свои национальные проблемы как своими силами, так и в тесном взаимодействии с другими народами (открывая народы друг другу, а не обрекая их на "сепаратизм"); политики, наполненной заботой и поддержкой в развитии национальной идентичности, а не третирующей ее как помеху на пути в светлое общегражданское будущее; политики, понимающей национальную идентичность каждого народа как общегосударственную заботу, а не "личное дело" застрявших в своем нерыночном прошлом отдельных недоразвитых граждан.

Подумать о том, что разные народы и культуры, как драгоценности в Алмазном Фонде, – не беда, а богатство страны. Что каждый народ, как и каждый человек, уникален, и надо дать ему возможность свою уникальность сохранить и развить – на благо всех. Только тогда у человечества будут такие общие сокровища, которые создаются лишь народами со своей, а не "общегражданской" и не "мирогражданской" идентичностью: египетские пирамиды, светлая эллинская цивилизация, итальянское искусство, голландская живопись, немецкая философия и наука, русская литература … и далее бесконечно до китайского монастыря Шаолинь, дагестанского аула Кубачи, русского Палеха, неповторимой кавказской лезгинки.

И чтобы такие сокровища у человечества были, каждый народ должен пройти свой путь полного развития и раскрытия. Как проходит его ребенок: через воспитание в семье, через обучение в школе, вузе, через приобретение умений в трудовой деятельности, через включение во все более широкое жизненное пространство. И даже если на этом пути национальное в идентичности будет, естественным образом, занимать всё меньше места по сравнению с "общегражданским", с общечеловеческим, – оно не будет никому мешать, а позволит сделать общечеловеческое лишь многограннее, богаче, интереснее.

Поэтому не подавлять национальное, а поддерживать и развивать его; не смешивать народы в очередном плавильном котле бездушного рынка, а помогать им достичь высшего уровня своего развития, – чтобы достойно войти во всё более сближающуюся (естественным путем!) общность народов страны и мира, а не пополнять собой общаги атомизированных, обезнационаленных, вечных и бесправных гастарбайтеров даже на собственной родине.


писатель, публицист

Материалы по теме:
4056