Три точки

Три точки

Русский мат как язык межнационального общения

 
 
 
 
4 апреля 2013

На прошлой неделе Совет Федерации вслед за Государственной ду…ой одобрил закон, наказывающий за употребление в СМИ нецензурной брани. Новость эта не вызвала ажиотажа на фоне всей остальной бессмысленной и беспощадной деятельности наших, прости господи, законодателей. В конце концов, ничего особенного они не сделали, просто ввели цензуру: если запрещают что-то нецензурное, значит, оставляют только цензурное…

О юридической неточности выражение "нецензурная брань" юристы говорят давно. Термин этот до недавнего времени встречался только в Административном кодексе и уже там вызывал правовые коллизии. Какую лексику считать нецензурной? Это, чаще всего, отдается на откуп "филологам" в форме из ОВД, которые сами вовсе не гнушаются разного рода брани.

В связи с этим вспоминается примечательный случай из старой еще "доболотной" практики правосудия. Мировой суд, судят швейцарского журналиста, задержанного ОМОНом на очередном "Марше несогласных". В протоколе задержания значилось, что швейцарец ругался матом, за то и был задержан. На суде, правда выяснилось, что европейский гость ни бельмеса по-русски и ему нужен переводчик. Пока суть да дело спросили у милиционера-свидетеля, а на каком же языке задержанный ругался. Тот ничтоже сумняшеся ответил, что на швейцарском…

Так что перспективы у нового закона в борьбе с неугодными СМИ самые широкие, хотя в целом у властей всегда был неплохой инструментарий в этом вопросе. Однако поговорить на страницах "Национального акцента" хочется не об этом, а о мате именно как русском – явлении, которое имеет национальный оттенок.

Мат существовал в русском языке испокон веков. Правда, что интересно, в народе бытует мнение, что пришел он к нам вместе с татаро-монгольским нашествием. Мол, само по себе нечто столь богомерзкое у русских зародиться не могло… Но совершенно напрасно на татар возводится поклеп. Среди татар, как и среди всех остальных народов России и бывшего СССР есть люди, употребляющие матерные выражения, однако обязаны они им русским, а вернее – славянам… Более того, параллели глаголу "…бать" есть еще в санскрите, т.е. это слово восходит к общеиндоевропейскому языку.

В верхнелужицком языке этот корень сохранился в своем необсценном (нематерном) значении: jebacny - "обманный", jebak - "обманнщик", jebanje/jebanstwo - "обман, мошенничество", jebас "обманывать"…

Ученые зафиксировали массу топономов, бытовавших на Руси в 16-17 веках, за которые сегодняшние СМИ непременно бы закрыли. А в 1999 году в Старой Руссе была найдена берестяная грамота, где один брат обзывает другого "е…ехотом", а идею ‘не оригинальничай, веди себя как все’ выражает фразеологизмом "е…и лежа" (см.http://magazines.russ.ru/oz/2005/2/2005_2_4.html#t7).

Ясно, что когда-то матерные корни собственно не были такими уж табуированными, как сегодня, т.е. сфера их употребления была гораздо более широкой. Настоящую войну им объявили не столько из-за их значений, сколько из-за их связи с язычеством. "Б. А. Успенский приводит многочисленные свидетельства борьбы церковных и светских властей XVI–XVII веков с матерной бранью, расцениваемой как "еллинское блядословие"; еллинское — в смысле ‘древнегреческое, языческое’, первый же корень в слове блядословие в те времена был вполне приличным, этимологически он тот же, что и в слове заблуждаться", - пишет известный лингвист Владимир Беликов.

Так что современные российские  железняки наследуют церковным властям времен Ивана Грозного, что, в общем, вполне закономерно (как прозорливо это показал писатель Владимир Сорокин, современные российские власти, вообще, похоже, взяли ту эпоху с ее самодурством и опричниной за образец). Но дело даже не в этом. Мат – это для русского человека, гораздо больше, чем балалайка или матрешка, придуманные на самом деле только в начале 20 века. Русский мат – это то, что связывает русского человека с истоками возникновения нации, а значит, является серьезным маркером идентичности, чего бы там ни говорили пуристы.

Но что еще интересно, русский мат – это еще и маркер гораздо большей общности: постсоветской, пресловутого евразийства. Приезжающие в России жители соседних солнечных республик, да и граждане России, разделенные межнациональными конфликтами, с одинаковой экспрессией готовы употреблять  русскую обсценную лексику. Конечно, у большинства это получается  филологически не столь изысканно, как у некоторых литературных редакторов снобистских московских изданий, но это то немногое, что осталось у общности, некогда называемой "советский человек". Кстати, административное наказание за публичное оскорбление матом предусмотрено в законодательстве нескольких постсоветских стран. И поэтому русский мат – это не только предмет национальной гордости, но и язык межнационального общения. Общения на эмоциональном уровне – потому что любая  обсценная лексика – всегда очень эмоциональна. И кстати, совершенно не всегда она выражает негативные эмоции.  Знак – плюс или минус – ей свойственен в равной степени (вспомните разные слова, которые теперь мы не можем печатать в СМИ, и убедитесь) главное, что она делает нашу речь гораздо более эмоциональной и яркой.

Очевидно, что такая эмоциональная речь далеко не везде и не всегда уместна. Да вот только СМИ, как и словари (о запрете которых мы получили первые звоночки), должны заниматься не только установлением нормы, но и отражать жизнь – такой, какая она есть. Мат и как чисто русская черта, и как общий постсоветский язык играет в ней не последнюю роль.


Материалы по теме:
2954