Кому нужен русский мужчина?

Кому нужен русский мужчина?

Русский мужчина способен построить империю, но не может быть главой семьи

 
 
 
 
27 декабря 2012 2

Когда я впервые попал в горную Армению (у меня там родственники), то очень сильно удивился одному обстоятельству. Устройство армянского села мне показалось идентичным украинскому. Парадокс состоял в том, что село центральной Украины живет, думает и ощущает окружающий мир сходно с тем, как это делает горное село христианского Кавказа. И совсем не так, как это делает Россия.

Настоящая горная Армения, так же как и равнинная Украина – мягкая и вкрадчивая. В ней доминирует обволакивающее женское начало, которое чувствуется даже в мужчинах. Россия – совсем иная. С отчаянием, надрывом и небоязнью смерти. Хорошо известный феномен: пьяный русский готов драться до погибели. Можно даже сказать, что он сам ходит и ищет ее.

Обдумывая суть этих различий, я сразу почему-то вспомнил, что Столыпина убили именно в Киеве, а не в Москве или Саратове. Что украинское село окончательно раскулачили лишь после войны — то есть на 15 лет позднее, чем это произошло в советской России. И что Горбачев август 1991 года, как ни странно, тоже на Украине пересиживал.

Но нас-то в школе учили, что наши народы — братские, православные, что мы от общего родителя произошли — Киевской Руси. А тут какая-то горная Армения. Да и причем здесь вообще село, если подавляющая часть населения давно живет в городах?

Я в свое время объездил на машине практически всю Армению, всю центральную Украину, значительную часть российского Нечерноземья, юг Сахалина, все Приморье снизу вверх, поработал на сборе урожая в донских станицах. И пришел к выводу, что в ХХI веке выживут те евразийские нации, у которых мужчина уважаем и чтим априори, вне зависимости от уровня его достатка и социального статуса. И навела меня на эту мысль как раз сельская жизнь.

Именно на селе сохраняется вековой уклад (в Армении печи для лаваша такие же как тысячу лет назад). И именно село формирует то, что современные ученые именуют словом "менталитет". Посмотрите на дагестанцев в Москве. Кто из них ведет себя наиболее нагло? Кто больше всего склонен к устойчивым объединениям и бандформированиям? Махачкалинцы из городских массивов? Нет, ребята из сел, которым надо самоутвердится любым путем. Именно они являются настоящими "ментальными дагами". А Чеченцы? Наибольшей тейповой силой и корпоративной наглостью обладают именно глубинные сельские ребята, а не выходцы из Грозного. Итак, про украинское и русское село.

Начну с различий в быту. Первое, что бросается в глаза – это стройматериал сельских домов. На селе строили всегда из подручного материала. В российском Нечерноземье – это бревно. В центральной Украине – камень. Отличие очень серьезное: бревно горит, камень нет. Сгоревший бревенчатый дом не восстанавливается. Поэтому погорелец – понятие чисто российское. Погорелец теряет все. Пожары на Руси уничтожали целые деревни. Отсюда базовое качество русского человека: не привязываться к собственности. На Украине и на Кавказе дома каменные, передаваемые из поколения в поколение. У наиболее бедных – мазанки (глина, навоз, известь). Все это горит очень плохо.

Понимаете, к чему я клоню? Философия жизни разная. У русских – философия погорельца. У украинцев – философия собственника. Погорелец хорошо снимается с места. Собственник плохо. Погорелец завоевывает Сибирь. Собственник белит мазанку и зарывает в погреб сало. Украинец, равно как и кавказец, не способен создать империю. Ибо на территории Евразии для ее создания нужны самоотрешение и отчаяние, тесно связанные с тотальным недоверием к собственности как социальному институту.

Второе — роль мужчины. Сразу хочу оговориться, что речь пойдет не матриархате и патриархате (сегодня матриархат везде, даже в христианском Закавказье, ибо женщины везде "подруливают"). Речь пойдет об отношении социума к мужчине.

В России мужчина низвержен. С ним никто не считается, ни начальник, ни семья. Он – пушечное мясо либо государства, либо своей семейки. Что нужно современной российской семье от своего мужика? Бабло! И его полное отсутствие в семье (чтоб не лез детей воспитывать и власть матриархата не подрывал). За это ему разрешается бухать. Очень понятная и достаточно примитивная стратегия, толкающая мужика к уходу из семьи на строительство империи. И поддерживается эта вековая стратегия не дурами-женами, а государством. Ибо пьющий и бесцельно живущий мужик готов умереть на любой ближайшей войне, что от него, собственно, и нужно.

Ситуация на Украине и на Южном Кавказе несколько иная. Мужчина там может не управлять семьей, может не быть ее фактическим главой. Но с ним считаются. Он уважаем. И я бы даже сказал, он бессмысленно уважаем. Просто потому, что он мужчина. Русская женщина никогда не сможет этого понять. Она будет беситься от одной мысли, что "этого алкоголика" надо уважать просто так, ни за что. Она этого никогда не примет и будет своего мужика изводить, пока тот либо ни сдохнет, либо не сбежит.

Чувствуете разницу? Украинская и армянская женщина мужа не пускает на войну, а русская выгоняет на войну. Именно это принципиальное культурное отличие и ведет к роковым последствиям. К каким?

Перед тем, как ответить на этот вопрос, я хочу задать другой. Какой общественно-политический строй сегодня наиболее оптимален для выживания?

Я этот вопрос задавал многим людям. Кто-то отвечает, что капитализм (ибо коммунизм исторически проиграл). Кто-то утверждает, что демократия (ибо Америка всех имеет). Наиболее продвинутые упоминают информационное общество (ибо Бил Гейтс самый богатый).

Я возьмусь утверждать следующее: наиболее необходимым и востребованным на сегодняшний день является родоплеменной строй, в котором главные структурообразующие связи – родственные. Сегодня, в эпоху "нового однополярного варварства", в эпоху демонтажа империй и социальных государств, именно этот строй дает возможность хоть как-то выжить человеку вне зависимости от уровня его доходов и социального статуса. А родоплеменной строй базируется на авторитете мужчины, на связи между мужскими поколениями, в частности, на взаимоотношениях отца и сына.

Сын должен хотеть на отца походить, понимаете? Даже если отец бедный, даже если он неудачник, даже если он пахнет навозом и не умеет пользоваться компьютером. И это желание должно быть абсолютно бессмысленным, ничем не мотивированным.

Как-то я остановился в Днепропетровской области на заправке. Подходит ко мне парнишка. Стесняясь, предлагает домашнее мясо. Мол, они с батяней не продали все на рынке. Подхожу к старой шестерке с открытым багажником. Юркий дедок тоже уговаривает меня взять по дешевке мясо. Говорит, мы с сыном решили барыгам не перепродавать.

Отъехал и подумал. В России так не скажут: "мы с батяней", "мы с сыном". В России родитель – это отстой, череп, предок. Человек из другого мира. И его надо либо ненавидеть, либо разводить на бабки (знаю несколько случаев, когда сыновья зверски избивали своих отцов за те или иные проступки). А если ненависти нет, то, как минимум — дистанцироваться. Конечно, и в России бывают разные случаи. Но я говорю о тенденции.

На Украине природных ресурсов очень мало. А в Армении их нет вообще. Россия на их фоне выглядит Клондайком. Но, сдается мне, Россия прекратит существование гораздо быстрее других союзных республик. Ибо мужчина в России – это никто. А страну должен населять "кто-то".

"Росбалт"

 


Материалы по теме:
5501