Республика для битья

Республика для битья

Почему у Дагестана и дагестанцев сложилась определенная репутация в остальной России

 
 
 
 
21 ноября 2012 2

Упоминание этого региона или его жителей на большей части остальной России вызывает неоднозначные чувства – от страха и неприязни до сожаления и беспомощности. Национальности "дагестанец" не существует, это собирательное обозначение более чем 30 народов живущих в республике.Чтобы понять, что же на самом деле происходит в республике, где только официальных государственных языков 14, надо побывать в Дагестане.

Проверка слухов

На взгляд извне Дагестан выглядит удручающе – новостные ленты пестрят информацией о перманентных взрывах и убийствах. У дагестанцев имидж ничуть не лучше – забияки и драчуны, любят сбиваться в стаи и нарушать правила общежития за пределами своей малой родины, симпатизируют идеям сепаратизма.   

На деле Махачкала оказалась спокойным южным городом на берегу ласкового моря: с вузами и супермаркетами, весьма заметным строительным бумом, а также многочисленными кафешками и ресторанами. За несколько дней пребывания в республике так и не услышала ни одного выстрела, а люди с оружием попали в поле зрение лишь однажды - это оказался ОМОН из Ханты-Мансийска, его сотрудники проверяли документы у автомобилистов на трассе Махачкала-Дербент.

С группой молодых дагестанцев столкнулась еще в московском аэропорту: единоборцы возвращались домой с соревнований. Молодые люди то переживали, что опаздывают на посадку, то подшучивали друг над другом.  И честно говоря, делали они это темпераментно, но никак не громче, чем любая другая компания 20-летних парней на их месте. А вот что действительно бросается в глаза: в самой Махачкале молодежь ведет себя намного спокойнее, чем их соплеменники за пределами Дагестана, в частности в Москве.

- Из нашей республики на поиски лучшей доли уезжают отнюдь не самые достойные и образованные ребята, зато наиболее активные, - сосед в самолете, представился Борисом, учителем истории.

Его слова подтвердил заместитель директора Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН Магомед-Расул Ибрагимов, который привел данные, что почти 70 % молодых людей в возрасте до 30 лет в Дагестане – безработные. Неразвитость экономики республики и катастрофическая нехватка рабочих мест – вот, по мнению дагестанских ученых, главные причины всех нынешних бед Дагестана. Каждый первый собеседник, о чем его не спрашивай, минут через пять обязательно начинает говорить об одном и том же: о закрывшихся заводах, о не загруженных заказами уникальных оборонных предприятиях, о том, что поэтому из республики, к сожалению, уехало много русских.

Памятник русским

Русское население Дагестана, некогда составлявшее четверть всех жителей республики,  действительно уменьшилось до 4 %.  Но причина не в каких-то притеснениях по этническому признаку, а прежде всего в том, что у русских была и остается низкая на фоне остальных местных народов рождаемость и высокая мобильность. Русские в Дагестане были в основном высококлассными специалистами промышленного производства. Не стало работы – они и уехали.

Но отношение к русским в Дагестане обескураживает. В живописной зоне отдыха Махачкалы – в парке у озера Ак-Гёль - стоит 10-метровый бронзовый памятник… русской учительнице. Так называют здесь мемориальный комплекс, посвященный представителям русской интеллигенции и рабочего класса в Дагестане. Роль русских в просвещении горцев этой республики переоценить здесь никто не боится. Рассказывают, что даже в далеких горных селениях старики на годекане (специальное место, где ежедневно собирается только мужское население для общения и решения важных проблем – прим. ред.) почтительно вставали при виде русской учительницы, хотя по традиции здесь не принято, чтобы мужчины так приветствовали женщин.  

 - Я учился в лучшей школе города  – у нас все учителя были русские, - с гордостью говорит Магомед  Шихмагомедов из Дербента.

Это еще одна местная особенность: когда упоминают, что учились у русских, значит, дают понять, что получили очень хорошее образование. Из этой же серии обязательное подчеркивание какой вуз в каком из городов центральной России человек окончил.

Дерзость мысли

Только попав в Дагестан, начинаешь понимать, почему родители здесь всеми правдами и неправдами пытаются отправить своих детей учиться в вузы за пределы республики, хотя университеты есть и в Махачкале. Срабатывают десятилетиями формировавшиеся стереотипы, что лучшее образование дают в исконных русских регионах.

На этом играют мошенники, которые открывают в полуподвальных помещениях так называемые филиалы московских вузов и выдают дипломы в обмен на деньги, толком ничему не уча.

Падение интеллектуального уровня населения, наблюдаемое по всей стране, здесь воспринимают очень болезненно. Громко рефлексирует по этому поводу местная интеллигенция старой доброй советской закалки.  Уровень анализа ситуации, смелость и самокритичность дагестанских ученых поражают. Они открыто говорят о клановости и этнократии, которые мешают развиваться республике. А на всероссийской научной конференции "Дагестан и дагестанцы: взгляд на себя и взгляд извне" выступавшие, например, сетовали, что Дагестан за всю историю своего культурного развития пока так и не дал миру великих философов и политиков. Высказывались опасения, что возможно и не даст в ближайшее время, так как уровень образования и научной мысли в республике снижается, как и в России в целом. Ещё появилось множество чиновников, которые незаслуженно получают кандидатские и докторские степени.

В то же время потребность в интеллектуальном осмыслении нынешнего духовно-нравственного положения дел в Дагестане, по мнению собравшихся, чрезвычайно велика, так как регион исторически находится на стыке двух культур – христианской и исламской. Отсутствие общедагестанского духовного стержня мешает развитию республики.

Исламизация населения Дагестана по арабскому типу не привела к улучшению нравственного климата в обществе, а радикальное течение – салафизм – собирает под свои знамена активную молодежь, у которой нет доступа к нормальному образованию, работе и реальным рычагам власти в республике, отмечалось на конференции.

Кому выгодно

Именно активность зарубежных фундаменталистов назвал одной из главной проблем Дагестана и президент республики Магомедсалам Магомедов. Он считает, что дагестанцам сейчас как никогда нужны понимание и моральная поддержка жителей всей России. Уж больно силен и коварен враг, с которым приходится бороться – международный терроризм. А вместо этого бесконечные полоскания дагестанцев в СМИ – по поводу и без – формируют комплекс второсортного нелюбимого другими россиянами народа. Республика оказалась в странной роли "мальчика для битья". Однако у всего происходящего, по мнению президента, есть своя логика:

- Дагестан – самая большая и многочисленная республика Северного Кавказа, ее стержень. Чтобы нарушить целостность России на юге – самая подходящая цель. В 1999 жители отразили лобовую атаку террористов вторгшихся к нам и не дали оторвать республику от России. Теперь война стала более изощренной, ее задача посеять рознь между народами, чтобы дагестанцы, обидевшись на несправедливое отношение к себе, утратили российскую идентичность, перестали за нее бороться.

Не хочется верить, что такое вообще может произойти с Дагестаном, где представители более чем трех десятков народов давно привыкли общаться между собой на русском, где смешанные браки – скорее правило, нежели исключение, где дети в школах соревнуются, кто лучше нарисует картину по произведениям Пушкина и Льва Толстого.  


Председатель Гильдии межэтнической журналистики

Материалы по теме:
4322