Остались в живых

Остались в живых

С фронта вернулись все шестеро братьев

 
 
 
 
28 апреля 2012 1

Глава большого семейства Абдулла Гатауллин вернулся инвалидом с Русско-Японской войны. Будучи круглым сиротой, вырос он у зажиточного дяди. Поэтому и просватали за него дочь богатого человека. Когда началось раскулачивание, Абдулла, заранее предчувствуя беду, все имущество добровольно сдал в колхоз. Сам поехал в деревню Ильинку и устроился простым кучером в местной артели.

Супруга его, Фахрниса, подарила ему 15 детей, была награждена орденом "Мать-героиня". Из ребятишек на начало войны в живых оставалось девять. Провожая на фронт одного за другим шестерых сыновей, мать горько причитала: "Детей растила для войны!". Отец успокаивал ее: "Не горюй, мать, вернутся наши солдаты-соколы с победой и орденами, не посрамят своего отца — старого воина".

Так и случилось. Только самому Абдулле не суждено было дождаться их. Умер в 1943 году. Согласитесь: ситуация эта самая что ни на есть уникальная — с фронта вернулись все шестеро братьев. И не сидели ведь где-то в штабе или в тыловых частях — воевали на передовой!

Калимулла служил в пехоте на Ленинградском фронте. Из своего "максима" уложил не одного фрица. Был тяжело ранен, на лютом холоде отморозил ноги. После войны работал кучером.

Галимулла был кадровым офицером — еще в 30-е годы воевал в Узбекистане с басмачами. За храбрость получил именные часы командования. Вернувшись в родные края, работал инструктором в местом отделении Осоавиахим. Понятно, на фронт его призвали одним из первых. Командовал кавалерийском эскадроном. Воевал в составе I и II Украинских фронтов. И тоже еле выжил. Вернулся домой инвалидом. За проявленную храбрость был награжден орденами Отечественной войны I и II степеней. После войны работал инструктором райкома партии, председателем колхоза.

Следующий брат призвался на фронт в 1942 году. Служил связистом. Сержант Габдрахим Гатауллин — один из тех бойцов, кто брал печально известные своей неприступностью Сандомирские укрепления. Награжден двумя орденами Отечественной войны II степени.

Рашит и Барый — оба окончили училище офицеров и в звании лейтенантов начали свой боевой путь в 1941 году. Рашит — по линии химической защиты в танковых войсках, а Барый служил зенитчиком.

О Рашите Абдулловиче хочется написать более подробно. Он сам по себе человек уникальный, кавалер трех орденов Красной Звезды и трех орденов Отечественной войны. Еще будучи ребенком, Рашит говорил отцу: "Я непременно стану офицером". В десятилетнем возрасте сломал ногу, катаясь на коньках. Легкая хромота осталась на всю жизнь. Отец сказал ему тогда: "Все, сынок, не быть тебе служивым. Как школу закончишь, иди работать киномехаником".Но мальчишеская мечта оказалась слишком сильной. В двадцатилетнем возрасте молодой офицер командовал уже батальоном — в подчинении было почти 800 человек…

Кстати, супруга Рашита Абдулловича тоже была участницей войны — познакомились они в госпитале. Амина Галимовна, будучи старшим лейтенантом, выходила его, тяжелораненого, умирающего. Как рассказала их дочь Найля Рашитовна, мама, чтобы спасти отца (к тому время они еще не были женаты), отдала одной бабушке самое дорогое, что у нее было, — золотой перстень. Взамен старуха поила Рашита целебным козьим молоком. Так и встал на ноги. Поженились в победном 1945-м. Рашит Абдуллович дослужился до звания подполковника. Жаль, Амина Галимовна прожила недолго — умерла в возрасте 38 лет.

Один из двух ныне живущих братьев Гатауллиных, Барый, после окончания зенитного училища тоже был направлен на передовую. Награжден орденом Красной Звезды, орденами Отечественной войны I и II степеней. Служил командиром полка ракетно-зенитных войск. Полковник в отставке Барый Гатауллин проживает сегодня в Прибалтике, в городе Паланга.Профессию военного выбрал и его сын Валерий. Он, как и отец, ныне полковник.

Удивительное дело: Габдрахиму, Рашиту и Барыю довелось встретиться на перекрестках фронтовых дорог. Габдрахим тянул тогда линию связи на передовую. И тут до его ушей донеслось — зовут по имени! Каково же было удивление, когда увидел пред собой родного брата Барыя! Сначала оба стояли как вкопанные, не веря своим глазам. Что тут скажешь — подарок судьбы.

Шестой из братьев, Рифкат Абдуллович, у которого сижу дома в гостях, 1925 года рождения. Призывался в июне 1943 года — 18 лет ему исполнилось уже на фронте. Кавалер орденов Славы III степени и Отечественной войны II степени, предпоследний среди братьев был артиллеристом-наводчиком 76-миллиметровой пушки. В составе 7-го гвардейского Краснознаменного корпуса 32-й стрелковой артиллерийской бригады 3-го Белорусского фронта под командованием маршала Василевского принимал участие в освобождении Восточной Пруссии, Литвы, Эстонии, Польши.

Мой герой уверен: решающую роль в разгроме гитлеровцев сыграли именно артиллеристы. Не будь наших "катюш", кто знает, как долго еще продолжалась бы война. Своего боевого ордена Славы III степени Рифкат удостоился за успешное форсирование Одера. К сожалению, бойцу не суждено было добить врага в его логове — 19 марта 1945 года в Карпатах он получил тяжелое ранение. Сначала лечился в Баку, затем в Кировобаде. День Победы встретил тоже в госпитале.

Вернувшись инвалидом второй группы, мог не работать или трудиться хотя бы "по возможностям". Но фронтовик выбрал одну из самых тяжелых профессий — горняка. 49 лет стажа на родном Учалинском горно-обогатительном комбинате. За самоотверженный труд награжден медалью "За трудовую доблесть".

Седьмой из братьев, Камиль, до фронта не дорос — мал был еще. Но и он не посрамил фамилии. Долгие годы трудился главным врачом Учалинской центральной больницы. Он — заслуженный врач республики, почетный гражданин города Учалы и Учалинского района. К сожалению, его тоже уже нет в живых.

Я искренне позавидовала Гатауллиным: посчастливилось вернуться из такого пекла! С нашего-то рода война собрала богатую дань — почти всю мужскую половину. Погибли дедушка со стороны мамы, родные братья отца...

— Вы правы, мы счастливчики. У моей ныне покойной жены Сании на фронт ушли отец и пятеро его братьев. А вернулся лишь один, да и тот прожил недолго, — соглашается Рифкат Абдуллович.

— Как вы думаете, это просто судьба или же вы чем-то заслужили право остаться в живых? — не унималась я.

— Пятеро из нас были коммунистами, идейными ленинцами. Партбилет я до сих пор храню. А родители — глубоко религиозные люди. Читали намазы, соблюдали посты. Ну что тут скажешь? Мы старались всегда жить по совести. Еще в 1940 году устроился учетчиком в артель старателей имени Ленина. От его работы зависит, кому какую выработку напишут, кому сколько зарплаты достанется. Я всегда старался не обижать людей, даже больше писал, чем отработали. Сколько лет с тех пор прошло, а некоторые до сих пор благодарят. Кто знает, может кого-то от голодной смерти спас, и слова благодарности этого человека защитили меня от вражеской пули, — говорит ветеран.

— А в чем секрет долголетия? — глядя на собеседника, не могу не задать этот вопрос — в свои 85 лет сохранился замечательно. Только слышит плохо.

— Просто я никогда никому не завидовал. Старался жить по совести. А если душа спокойна, значит, и нервы в порядке, спишь хорошо, сердце не шалит. Не увлекался спиртным, не курил. А еще всю жизнь трудился. Труд — он хороший лекарь, — такой вот ответ услышала я от умудренного жизнью человека.

Долгих лет вам, уважаемый Рифкат Абдуллович. Живите счастливо, дорогие наши ветераны!


Материалы по теме:
5213