Рогатые батальоны

Рогатые батальоны

"Когда фашисты поняли, что олень на войне — тоже боец, они начали их расстреливать"

 
 
 
 
9 мая 2014

Идут годы, проходят десятилетия, но Великий День Победы мы отмечаем с особым чувством гордости за свою Родину и ее защитников, в тяжелых боях отстоявших свободу и независимость Отечества. Мы не забываем имена наших земляков, отдавших свою жизнь за светлое будущее наших поколений.

Ветер уснувший костер шевелит, Искры уносятся к чуму. Старый пастух одиноко сидит, Думает тяжкую думу. Снова идет он совсем молодым.

Вместе с оленным отрядом,

Небо укутал густой черный дым,

Тундру терзают снаряды.

Быстро по снегу олени бегут,

Нарты скрипят осторожно.

Боеприпасы за сопкою ждут,

И не дойти невозможно.

За горизонтом запела заря,

Звезды сдают караулы.

Травы, багрящем рассветом горя,

Капелькой крови мелькнули.

Страна только начала оправляться от страшных потрясений войны. В июне 1947 года по традиции оленеводы проводили прививочную кампанию от копыточной болезни, а также подсчет оленей. В самый разгар работы они заметили на высокой сопке семь ездовых быков. Вожака - стройного, высокого, выносливого, в короне ветвистых рогов многие тундровики признали сразу. Это был он - Длинноногий. Ненцы-оленеводы недоуменно крутили головами. Почти шесть лет назад в самом начале войны с немцами, упряжка во главе с красавцем-быком была отправлена на фронт, в Карелию и Мурманское направление.

Как солдаты-фронтовики, на сопке стояли семь оленей и смотрели влажными от счастья глазами на родные места. Они прошагали полторы тысячи километров, миновали десятки населенных пунктов и переправились через множество речек и ручьев, повинуясь многовековому инстинкту, шли и шли к родной тундре. Если бы они могли говорить, то рассказали бы опешившим оленеводам много интересного. Их вернулось всего-навсего семь, а в конце 1941-го на войну отправилось больше семи тысяч оленей.

Более чем на тысячу километров раскинулся Карельский фронт. На огромной по протяженности линии боевых действий в этой дикой и труднодоступной местности требовалось срочно организовать снабжение крупной войсковой группировки, производить диверсионные вылазки и вывоз раненых. Глубокий снежный покров и сложный рельеф местности не позволял широко использовать трактора, грузовики и лошадей.

В октябре 1941 года Архангельский обком ВКП(б) обратился в Ставку Верховного главнокомандования с предложением использовать северных оленей для организации транспортных перевозок. 20 ноября 1941 года ГКО решил этот вопрос, постановив поставить в армию 10 000 голов ездовых оленей с соответствующим количеством каюров, нарт, инвентаря и упряжи.

Через два дня Директивой Архангельского военного округа было приказано: к 1 января 1942 года призвать из Ненецкого округа 600 каюров и поставить оленей 6 000 голов, нарт 1200 штук. В приказе говорилось: "Каюров направить в исправной собственной одежде и обуви. Обеспечить продовольствием и фуражом до пункта назначения". В сжатые сроки окружные власти и комиссариат организовали отправку семи оленно-транспортных эшелонов. Уходила на фронт целая оленная армия из 7 000 оленей.

Для них спешно изготовлялись упряжь и нарты. Ездовых обученных быков мобилизовали из всех колхозов. Колхозница Ардеева из колхоза имени И.П.Выучейского впоследствии вспоминала: "Из колхоза взяли 400 ездовых быков. Многие уходили в армию, забирали своих личных оленей". На фронт уходили лучшие молодые пастухи - цвет тундровиков, комсомольцы, стахановцы, ударники. К каждому эшелону присоединяли команду призывников в количестве 50-70 человек.

В декабре 1941 года весь аргиш двинулся по тундровым воргам на запад, в сторону Архангельска. Переходы происходили в тяжелейших условиях 50-градусных морозов по выбитым пастбищам. Все приходилось везти с собой - чумы, печки, продукты и одежду. За каждым стадом следовал ветеринарный отряд, подбиравший ослабевших оленей. Падеж ездового быка, призванного в Красную Армию, по законам военного времени расценивался как вредительство со всеми вытекающими последствиями.

Двигались очень медленно, вспоминали ветераны-оленеводы, по 10-15 километров в сутки. В феврале 1942 года шумные обозы ненецких оленеводов прибыли в окрестности Архангельска. Наверное, многим горожанам запомнился марш по проспекту Павлина Виноградова упряжек с рогатыми красавцами в узде. Да и сами оленеводы в красивых малицах, подпоясанных широкими поясами с роскошными медными украшениями, в тобаках с цветными подвязками выглядели весьма впечатляющими.

В феврале-марте 1942 года сформировали оленно-лыжные батальоны. Они состояли из уроженцев Ненецкого округа и Республики Коми. В начале марта, после 4 недель подготовки, оленная армия прибыла на Карельский фронт, где ее свели в две ударные бригады: 5-ю и 6-ю оленно-лыжные. Прибытие такого значительного подкрепления не могло не отразиться на планах советского командования. Незабываемое впечатление производило появление оленьих упряжек на передовой.

Представьте себе, как "...с горы со скоростью мотоциклета спускается на лыжах человек в островерхой шапке и меховой малице. Он проносится мимо вас, на мгновение повернув к вам скуластое лицо... Это погонщик оленей, ненец, который пришел со своими оленями за три тысячи километров из Болынеземельской тундры, чтобы воевать с немцами. Потом вы видите стадо оленей. Они запряжены в длинные высокие нарты. Олени здесь подвозят разведчиков, боеприпасы и увозят в тыл раненых", - так записал в военном дневнике известный писатель Евгений Петров.

В апреле 1942 года проводилась крупная наступательная операция, в которой были задействованы лыжные батальоны 5-й и 6-й лыжных бригад. Бригады сразу оказались в тяжелом положении. С сопок били немецкие пулеметы. Тихо падали скошенные очередями олени. Бойцы несли большие потери не только от пуль, но и от больших морозов. Свидетель того боя ветфельдшер Фотий Чемаков вспоминал: "Помню, во время контрнаступления, когда на Мурманских сопках шли кровополитные бои, разразилась невиданной силы пурга. Все дороги стали непроходимыми. И лишь наши "вездеходы" - олешки могли шагать по таким снежным заносам. Тогда, спасая раненых, отличились оленеводы Семен Семенович Рочев, Илья Григорьевич Пичков, Семен Александрович Рочев".

От 6-й бригады тогда уцелело лишь несколько десятков бойцов, сумевших выйти из окружения. Черными воронами порхнули сотни похоронок по ненецким тундрам и поселкам Нижнепечорья. Оленьи упряжки спасли в тех жестоких боях не одну сотню жизней, но вывезти тысячи раненых им было не под силу.

В сентябре 1942 года из остатков оленно-лыжных бригад сформировали новое соединение - 31-ю отдельную горнострелковую бригаду. Транспортировку грузов и вооружения осуществляли оленно-транспортные батальоны. Бригада предназначалась для внезапных рейдов в тыл противника, захвата опорных пунктов и "языков", уничтожение баз противника. В августе 1942 года медалью "За боевые заслуги" отметили храбрость 27-летнего Якова Хатанзейского, уничтожившего из пулемета до 30 гитлеровцев.

Он стал одним из первых награжденных в бригаде, ведь в начале войны медалями бойцов не баловали. Любимцем разведчиков был нарьянмарец Иван Кисляков, четырежды раненый в схватках - его грудь украшали четыре медали "За отвагу" и орден Красной Звезды. Ветеран 31-й бригады Иван Филатов вспоминает: "Помню, первое время немцы наши оленно-транспортные эшелоны не воспринимали всерьез. А потом поняли, что здесь, в Заполярье, олень - это главный транспорт, помогающий оружие и снаряды в пункт назначения доставлять. Иногда, если нам нужно было незаметно в тыл врагу пробраться, мы надевали маскхалаты, цеплялись за оленя, и он бежал по снегу. Оленя видно, а нас - нет. Так нередко с группой военных оленей мы быстро место дислокации меняли и свои тяжелые зачехленные пулеметы перевозили. Когда фашисты поняли, что олень на войне - это тоже боец, они начали расстреливать наших оленей".

Как только не называли наши фронтовые упряжки: "заполярная кавалерия", "снежные танки", "рогатые батальоны". Олени могли многое: вытащить подбитый самолет, везти пушку-горняшку или десяток ящиков снарядов, эвакуировать раненых. Боец Николай Ледков вспоминал, как оленеводы берегли своих оленей, специально шили белые попоны для рейдов в тыл врага. Но к осени 1944 года из десятитысячного стада уцелело чуть более тысячи оленей, остальные как бойцы на фронте сложили свои рогатые головы. Звездным часом для оленной армии стал 1944 год, когда проводилась масштабная операция по освобождению Карелии и Мурманской области. Десять воинов 31-й отдельной бригады, наших земляков, вернулись на свою малую родину со знаком высшей солдатской доблести - орденами Славы. А для оленей война завершилась в январе 1944 года.

С. Выдрин ("Вынги вада")

Материалы по теме:
7220