Немолчание - золото

Немолчание - золото

Амурские эвенки грозят бойкотировать президентские и муниципальные выборы целым селом. ...

 
 
 
 
28 февраля 2012

Амурские эвенки грозят бойкотировать президентские и муниципальные выборы целым селом. Такое решение жители села Ивановское Селемджинского района Амурской области приняли на сходе, который собрал около 50 жителей. Кроме того, они собираются пикетировать долины ручья Ивановский и Богородский для того, чтобы помешать геологической разведке и добыче золота.

Что же так возмутило коренных жителей Селемджинского района, что они решили пойти на крайние меры. Пикеты и митинги - это в мегаполисах дело обычное, а в амурской тайге - экзотика. Но уж больно большая беда грозит местным жителям. В результате аукциона, проведенного Управлением по недропользованию по Амурской области, золотодобывающая компания ЗАО "Хэргу" получила право на разработку месторождений в русле ручья Ивановский, который проходит как раз через село Ивановское. По мнению жителей, деятельность компании грозит им экологическим бедствием и потому требуют отозвать у "Хэргу" лицензию на горнорудную деятельность на территории села.

Этот протест - последняя капля в чаше терпения людей. У них не осталось иных способов, чтобы реализовать свое право на приоритетный доступ к природным ресурсам, гарантированный Конституцией России. Конфликты общин, иных организационно-правовых форм традиционного природопользования коренных малочисленных народов (КМНС) с добывающими компаниями, с лесозаготовителями предопределены несовершенством природоохранного, земельного и ресурсного законодательства, где не прописан сам механизм приоритетности такого доступа.

Один и тот же участок получают несколько землепользователей под разные виды деятельности: ведение традиционных отраслей хозяйствования коренных малочисленных народов Севера, заготовки леса, недропользование и т.п., но при этом не учитывается тот факт, что в большинстве случаев ведение северного оленеводства, заготовки дикорастущих растений, охота, рыбалка и т.д. становятся де факто невозможными. А это значит, что люди, которые живут на этих землях испокон веков остаются без средств к существованию, нарушается упомянутое конституционное право на ведение традиционного образа жизни, а говоря по простому - право человека на то, чтобы иметь работу, обеспечивать свою семью и быть хозяином своей земли и судьбы.

По нашему законодательству очень мало инструментов для того, чтобы заставить компании рекультивировать после себя земли, практически нет механизмов для организации честных многосторонних переговоров и поиска взаимопреемлемых для всех сторон конфликтов вариантов решений. Во многих регионах власть использует пресловутый административный ресурс - одна организация (как правило, это региональное подразделение Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока), которая за всех жителей этих конкретных сел подписывает заведомо проигрышные для коренных жителей документы, договоры. В результате именно те общины и села, которые непосредственно страдают от деятельности добывающих компаний, не получают ничего, кроме того что лишаются земель, а значит - экономической базы для развития сел, общин, создания и поддержания рабочих мест. И как в такой ситуации чувство хозяина своей земли может одержать победу над временщиной?

При этом подобные договоры стараются подписать тогда, когда добывающая или лесозаготовительная компания собирается заимствовать средства у иностранных банков, партнеров, когда нужно получить международный сертификат на свою продукцию. Тогда и появляются документы о том, что в местах их деятельности нет коренных малочисленных народов, ведущих традиционные формы хозяйствования (как например, попытались в Северо-Западном Федеральном округе лесозаготовители). Подписываются договоры с такими организациями, которые готовы сделать это по команде администраций регионов, а потом пиарить это как великое достижение по всему зарубежью. А непосредственно люди и общины, которые терпят убытки и лишаются земель в результате действий этих компаний, получают мизер в виде "грантов", а на самом деле - в виде безработицы и потери чувства хозяина своей жизни.

Когда конфликт возникает с компанией, не выходящей на зарубежный рынок, тут действует много факторов, в том числе, связанных с тем, как поведет себя власть. Есть с муками разработанная методика расчета компенсации ущерба от потери земель, но это то, что пришло к нам из советского законодательства. Тогда тоже совхозы, колхозы получали компенсации за потерю пастбищ. Но это не тот механизм, который нужен в современных условиях, сама ситуация такова, что нужно развивать механизм достижения согласия через переговоры всех заинтересованных сторон по каждому такому конфликту, причем делать это надо до появления конфликта, он всегда предсказуем.

Необходим такой процесс, и мы предлагаем его прописать в законодательстве как механизм земельно-ресурсных комиссий с участием общины коренных малочисленных народов, добывающей компании, властей, региональных и федеральных. Иначе никогда не будет у нас согласия и взвешенного подхода, мы так и будем "бороться" за права вместо того, чтобы научиться наконец их реализовывать.

Мы так и будем надеяться на то, что власти наконец найдут способ, как унять такого землепользователя, дадут нам субсидии одни на всех, построят нам дом, обогреют и будут о нас заботиться, а для людей со стороны, в лучшем случае, все это будет выглядеть как забота о сиром и убогом?

В Амурской области есть желание решать эти проблемы, учитывая и интересы коренных жителей, но для этого нет в законодательстве адекватных механизмов, поэтому коренным жителям, общинам остается только путем бойкота выборов и пикетирования выражать свою активную гражданскую позицию.

Ольга Етылина, исполнительный директор Содружества общин КМНССиДВ

Материалы по теме:
3854