Нервный срыв или новый этап

Нервный срыв или новый этап

Что происходит с русским языком?

 
 
 
 
13 апреля 2018

В многонациональной России много и охотно говорят о языковых процессах. Правда, в большинстве случаев о тех из них, которые происходят с "не титульными" языками. А ведь любой язык – динамичен. Правописание и произношение некоторых слов меняется буквально на наших глазах. Что происходит с русским языком сегодня? И какие изменения довольно скоро смогут войти в нашу жизнь? Об этом в преддверии "Тотального диктанта" НацАкцент поговорил с экспертами Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина.

- Очевидно доминирование нескольких тенденций, - считает Александра Матрусова, кандидат филологических наук, доцент кафедры общего и русского языкознания ГосИРЯ им. А.С. Пушкина, ведущий редактор журнала "Русский язык за рубежом". – Первый момент отмечали ряд ученых, в частности В.И. Карасик: происходит характерная для культуры постмодернизма карнавализация языка, т.е. наблюдается все больше и больше игры в языке. Отсюда и такое популярное явление как троллинг в Интернете.

Что такое карнавализация языка? Представьте себе красочный маскарад, где все гости блистают в абсолютно разных костюмах: от древних царей и до модных хипстеров. Все они вместе веселятся, играют.

Сейчас что-то подобное происходит и с русским языком.

В нашу речь "просачиваются" признаки карнавализации: диалектизмы, жаргонизмы, просторечия, заимствования. В вопросе о позитивном или негативном влиянии этой тенденции на язык мнения исследователей расходятся. Однако в последнее время доминирует идея, что любая игра с языком – признак неравнодушия современных говорящих и пишущих.

- Другая тенденция касается как раз заимствований. - продолжает эксперт. - Язык всегда заимствует. То, что ему нужно, он сохранит, а лишнее отпадет само.

русский языкИнтересно, как долго в нашем языке продержатся хайп, биткоин, майнинг? Кстати, вы знали, что такие слова, как барабан, деньги, таракан, утюг русский позаимствовал у тюркских языков, бульон, абажур, адрес, ажур – у французского, а банда, замша, парикмахер – у немецкого? Эти слова настолько закрепились в нашем языке, что мы не чувствуем их "инородность". Но для достижения такого эффекта потребовалось не одно столетие. Однако без некоторых современных иностранных слов мы уже сейчас не представляем, как жили раньше. Селфи, фактчекинг, стартап, блогер. Попробуйте заменить их на адекватные русские эквиваленты!

- В целом, сегодня принято сетовать на негативные процессы в нашем языке. Очень точно, на мой взгляд, отражает происходящие название книги известного лингвиста Максима Кронгауза "Русский язык на грани нервного срыва", - говорит Светлана Ионова, доктор филологических наук, профессор кафедры общего и русского языкознания института Пушкина. – Главным объектом критики становится способ общения в Интернете. Грамотным людям не нравятся сленг, неологизмы. Да и в целом можно говорить об упрощении, примитивизации языка.

Все знают, что эволюция – это путь от простого к сложному. Но можно ли тогда говорить об эволюции языка, если все ведет к упрощению? 

В древнерусском языке было шесть типов склонения существительных, а в современном русском осталось три.

Было три числа (единственное, двойственное и множественное), осталось только два (единственное и множественное). Но и говорить о деградации языка тоже нельзя, полагают эксперты.

- Стоит находить плюсы во всем, - считает профессор Ионова. – Некоторые нововведения мне нравятся, т.к. они действительно экономят время и усилия пишущего. Когда-то слова "открытка", "футболка", "коммуналка" были нелитературными вариантами развернутых сочетаний, как коммунальная квартира или открытое письмо. Использование таких слов (по научному - универбатов) в полной мере соответствует важнейшему закону русского языка – закону экономии языковых средств. Думаю, эта тенденция тоже будет усиливаться.

К универбатам относятся такие современные слова, как выделенка (выделенная полоса или линия), спортивки (спортивные штаны или туфли), санкционка (санкционные товары), собянинки (новые дома, построенные при С. Собянине). Но злоупотреблять такими сокращениями все же не стоит, иначе наша речь станет скучной и комичной:

"Я спортивки с кожанкой надела, по мобилке такси вызвала, поехала смотреть квартиру в собянинке, а после заехала в супермаркет и взгрустнула, что нет санкционки".

Новые слова и явления требуют пристального изучения специалистами. А в первую очередь, считает Александра Матрусова, лингвисты должны обратиться к дисплейным текстам (предназначенным преимущественно для чтения на экранах, а не в бумажном виде – прим.ред.).

Продолжают развиваться и традиционные отрасли языкознания. Появились такие междисциплинарные области знания, как политическая лингвистика (изучает взаимовлияние общественно-политических событий на язык и наоборот), лингвоэкология (изучение негативно влияющих на язык факторов и способов борьбы с ними), юрилингвистика (о языке и праве). Совсем недавно возникла киберлексикография – прикладная дисциплина, которая изучает методы использования компьютерной техники для составления словарей.

Ведущий научный сотрудник института Пушкина Александра Ольховская отмечает, что не стоит бояться всех этих изменений, ведь лексикографам они идут только на руку, т.к. открывают новые возможности. Так, в Новом Русском тематическом словаре, работа над которым сейчас кипит, будет создана целая зона с иллюстрациями, аудио- и видеоматериалами.  Цель этого словаря – описание лексики современного русского литературного языка в тематических группах.

Все изменения в языке закономерны и нас вряд ли ждут глобальные потрясения. Реформа графики однозначно не требуется, а что касается орфографии, то стоит закрепить единственный вариант написания в ряду некоторых, пусть даже и заимствованных, слов.

Ведь если именно слово "селфи", а не "себяшка" вошло в нашу жизнь, хорошо бы уже определиться, через "э" или "е" его писать правильно.


Материалы по теме:
1347