Стратегия и идеал 2018

Стратегия и идеал 2018

Интервью с руководителем Федерального агентства по делам национальностей

 
 
 
 
12 марта 2018

Что будет главным в национальной политике текущего года? Как и где будут адаптировать и интегрировать мигрантов? Появится ли Министерство национальной политики? Об этом и многом другом президент Гильдии межэтнической журналистки Маргарита Лянге побеседовала с руководителем Федерального агентства по делам национальностей Игорем Бариновым. 

- Какие из межнациональных проблем, на Ваш взгляд, наиболее актуальны в этом году?

- Хочу сказать, что в последние годы межнациональные отношения в стране стабильны. Нет массовых резонансных конфликтов на этноконфессиональной почве, социологические опросы фиксируют рост общегражданской идентичности. Сталкиваются с проблемами, связанными со своей национальностью не более 5 процентов россиян. Настороженное отношение к людям другой национальности высказывают 15-17 процентов. Это тоже неплохо, принимая во внимание положительную динамику этого показателя. Нередко эти цифры выше в моноэтничных регионах, где нет опыта межнационального общения и где национальной политике уделяют мало внимания.

- Разве не мегаполисы с пестрым этническим составом дают самые плохие цифры?

Игорь Баринов

- Это, безусловно, так. Именно мегаполисы сталкиваются с большим миграционным давлением, в них представлен весь спектр межнациональных проблем, которые есть. В Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Челябинске, Тюменской матрешке – везде, где высокие бюджетное обеспечение и уровень доходов населения, туда и тянутся иностранные граждане в поисках лучшей жизни, принося с собой дополнительное напряжение в этноконфессиональной сфере. Но в целом по стране уровень напряжения в нашей сфере минимален за всю историю наблюдения и исследования.

- Чем Вы объясняете столь благостную картину в цифрах?

- Совокупностью факторов. И даже беспрецедентное внешнее давление на страну нас сплачивает.

Но главная причина в том, что сформирована государственная система управления сферой межнациональных отношений. Дает результат слаженная работа правительства, администрация президента, руководства регионов.

Ещё несколько лет назад межнациональные вопросы волновали практически всех, входили в пятерку самых тревожных для населения, наравне с ростом цен и качеством здравоохранения, а сейчас эта тема в третьем десятке по актуальности. И это результат эффективной и целенаправленной работы.

- Какие задачи в текущем 2018 году считаете самыми важными?

- Наконец, завершить унификацию органов исполнительной власти в регионах, приступить к формированию полноценной и эффективной системы социальной и культурной адаптации и интеграции иностранных граждан, которая сейчас отсутствует, а вопрос назрел.

- Хотите закрепить жесткую вертикаль?

Игорь Баринов с главой КЧР- Конечно, управленческая вертикаль должна быть. Правда, напрямую назначать региональных руководителей мы не можем, однако направлять рекомендации, вырабатывать общие критерии, внедрять методологию — мы делаем и будем продолжать этим заниматься.

Большинство субъектов нас слышат. За последнее время многие из них изменили структуру исполнительной власти, сконцентрировав воедино всю этноконфессиональную тематику.

Как правило, это подразделение замыкается на замруководителя региона по внутренний политике.

- Идеальный орган нацполитики на местах – это министерство?

- Желательно, но здесь нет общих подходов, необходимо учитывать и территориальные особенности, и плотность населения и, конечно-же этноконфессиональные особенности, в том числе исторически сложившиеся. Там, где вопросы, связанные с национальной политикой, остры, может быть полноценное министерство. Например, в Татарстане: 97 человек в полноценном Министерстве национальной политики, это больше, чем в Федеральном агентстве. А где-то отделы по 3-5 человек. Вопрос достаточности и целесообразности зависит от региона.  

- А вот, к примеру, в Псковской области с 90 процентами русского населения что должно быть? 

- В Пскове или во Владимирской области, в Тверской или Костромской, и так далее, должна быть структура, позволяющая полноценно решать имеющиеся проблемы.

Но глубокое заблуждение некоторых руководителей субъектов, что если регион моноэтничный, где свыше девяноста процентов русских или чеченцев, как в Чеченской Республике, ингушей как в Ингушетии, то не надо заниматься национальной политикой.

Мы часто в своем профессиональном кругу используем выражение, которое как раз в этом случае уместно: "Если ты не будешь заниматься национальной политикой, то национальная политика займется тобой!" А получим либо Кондопогу, либо Манежку, либо что-то еще. Или это будет наносить экономический ущерб региону, влияя на его привлекательность для инвестиций.

- Помимо властной вертикали что ещё в приоритете этого года?

- Довести до хорошего уровня региональные программы по реализации Стратегии национальной политики. Увы, анализ показывает, что абсолютное большинство мероприятий в них, это фестивали-конкурсы. Они, конечно, необходимы для сохранения этнокультурного многообразия, но в них должна быть идеология.

Отсутствие общероссийских смыслов привело к регионализации сознания молодежи. Ситуацию необходимо менять.

Нужен баланс между развлекательными мероприятиями и акциями и полноценными идеологическими, просветительскими мероприятиями, направленными на формирование общегражданской идентичности, профилактику экстремизма, ксенофобии, расовых предрассудков.

- Вы говорите о привычных всем форматах типа "хоровод дружбы", "парад с флагами" и подобных, когда толком не понятно, а что от этого меняется? А есть какие-то мероприятия, которые Вы считаете наиболее эффективными, на которые надо равняться?

Молодежный лагерь "Диалог культур"- Самые действенные мероприятия, направленные на формирование сознания молодых ребят, – межэтнические молодежные лагеря. И это наша маленькая гордость. В наших лагерях участвуют ребята со всей страны, они к нам приезжают нередко с искаженным представлением об историческом опыте межнационального общения, со стереотипным восприятием друг друга, а к концу смены картина полностью меняется: они лучше знают и понимают важность межнационального мира и согласия, даже сами разрабатывают проекты в сфере реализации национальной политики или снимают социальные ролики, как участники нашего лагеря "Поколение. А с какими эмоциями они в конце смен поют гимн Российской Федерации! Эта искренность, с которой они это делают, не оставляет никого равнодушным.

- Сколько таких лагерей было в прошлом году?

- Три лагеря, всего 450 человек. В масштабах страны, конечно, не много. Но все эти ребята — лидеры общественного мнения, они становятся нашими проводниками в субъектах. Но этого мало. Надо исправлять системный сбой, который связан с отсутствием этнокультурного содержания в образовании. Ни в детском саду, ни в школе, ни в институте юным гражданам не говорят об этническом, культурном и религиозном многообразии их страны.

- И что делать? Какая-то координация ФАДНа России с Министерством образования и науки хотя бы по поводу изменения учебников существует?

- До изменения учебников еще далеко. Начинать нужно с постепенного выстраивания системы. У нас на выходе заключение соглашения с Минобрнауки России в том числе и по учету нашей проблематики в образовательных стандартах.

Начнем с примерных программ для дошкольного образования с того, чтобы у каждого воспитателя детского сада появился набор дидактических материалов для ознакомления с нашими общегосударственными символами, с традициями, обычаями и культурой народов нашей страны. Тоже самое надо делать и в начальной школе, в средней, в старшей, учитывая возрастные особенности личности школьника.

Это тяжелая и трудоемкая работа, не все здесь зависит от нас, но если мы ее сделаем, мы уже в перспективе нескольких лет получим совершенно иное поколение молодых людей.

- В прошлом году ФАДН презентовал создание экспертной панели. Что это и как работает? 

Игорь Баринов

- Это более 800 экспертов во всех субъектах Российской Федерации, которых мы интегрируем в нашу систему мониторинга. Они будут давать нам в течение года информацию о позитивных и негативных процессах, которые идут в регионах. Это станет залогом успешной работы системы мониторинга в целом.

- И каков механизм? Людям будут звонить, скажем, раз в месяц или в три, задавать вопросы, либо они сами еженедельно "сигналят" в центр?

- Эта улица с двухсторонним движением. У всех экспертов есть ключ доступа к системе мониторинга. Периодически будем рассылать им вопросы. В 2017 году на заполнение нашей анкеты уходило в среднем два с половиной часа, сейчас благодаря запуску экспертной панели все станет более системным.

- Допустим, эксперты и система мониторинга известили об опасности, что дальше происходит? 

- А дальше уже мы действуем по своей методологии, анализируем, если понимаем, что без нашего участия не обойтись и есть риски эскалации конфликта, то мы вылетаем на место. Сегодня два сотрудника ФАДН России улетели в один из регионов как раз по такому сигналу, где есть подозрения, что конфликт может перейти в острую фазу.

- Часто активисты этнокультурных движений обладают несколько деформированным взглядом на национальный вопрос и склонны драматизировать ситуацию в отношении своего народа. Кто ваши эксперты и как их отбирали?

- Это совершенно разные люди: лидеры общественного мнения в национально-культурных автономиях, политологи, социологи, ученые, естественно, сотрудники региональных администраций и так далее. Мы вели тщательный отбор.  

- 800 человек на 85 регионов — это 9-10 экспертов от региона – такая была квота?

- Где-то пять человек, а где-то и 15: мы исходили из численности населения региона и остроты проблем.

- С недавних пор ФАДН России отвечает за адаптацию и интеграцию мигрантов. Как планируете реализовывать эти полномочия? Где и какие у вас есть на это средства, через какие учреждения все это будет делаться? 

- Да, полномочия за нами закреплены, но хочу подчеркнуть  — социальной и культурной адаптации и интеграции иностранных граждан, именно так, правильная формулировка имеет большое значение для людей, кто в этом разбирается.

Сейчас есть важные вопросы формирования нормативной правовой базы, а то полномочия за нами закрепили, которые без закона виртуальны.

- Зато мигранты вполне реальны…

- Именно так. В первую очередь это трудовые мигранты — иностранные граждане. По концепции демографической политики в стране заложен необходимый приток трудовых мигрантов на уровне 300 тысяч ежегодно. Столько необходимо для нашей экономики. Но иногда, увы, они доставляют принимающему сообществу много хлопот.

И запустить работу по социокультурной адаптации иностранных граждан невозможно без работы как с самими мигрантами, так и с принимающим сообществом.

В целом эта сфера плохо отрегулирована нормативно. Частично эти полномочия закреплены за регионами. Но на федеральном уровне нет даже понятийного аппарата, не то что нормативно правового регулирования. Стоит ли удивляться, когда в регионах практически ничего не делается, или, если и делается, то не системно, и не всегда эффективно.

- Некоторые регионы вполне эффективно выставляли полицейские кордоны и разворачивали на своих административных границах автобусы с мигрантами. И в стране не понимали, насколько это вообще законно и каждый ли регион может себе такое позволить или только тот, у которого много углеводородов, и соответственно имеет большой вес на федеральном уровне? Эти непростые вопросы теперь ведь тоже к Федеральному агентству по делам национальностей.

- Вопросы, которые Вы обозначили, относятся к компетенции правоохранительных органов. Правопреемник федеральной миграционной службы все-таки Министерство внутренних дел. ФАДН России же пытается сейчас принять закон о социокультурной адаптации и интеграции иностранных граждан в российское общество. Закон подготовлен, в целом согласован, есть разногласия с Министерством финансов. Наша задача минимизировать затраты, которые лягут на федеральный и региональные бюджеты.

- А в чем главная идея ваших предложений по миграции?

- Основная нагрузка по социальной и культурной адаптации и интеграции, помимо органов власти, должна лечь на некоммерческий сектор. Ведь иностранные граждане — трудовые мигранты с недоверием относятся к любой инициативе органов власти – федеральной или региональной.

- Но ведь много было случаев, когда ранее приехавшие в Россию представители того или иного народа фактически брали в рабство своих неопытных вновь прибывших соплеменников – отбирали паспорта, заставляли на себя бесплатно работать. И если появятся еще и государственные преференции, то мы получим у себя теневое рабовладельческое государство! Речь действительно идет только об этнокультурных некоммерческих организациях?

- Криминальными случаями должны заниматься правоохранительные органы. А регион, давая субсидию некоммерческой организации, должен контролировать работу, расходование средств и результаты на выходе. Речь идет не только, а лучше сказать не столько, об этнических НКО, а в целом о некоммерческих организациях, которые целенаправленно занимаются решением обозначенных целей и задач. Ни в коем случае нельзя делить по национальному признаку. Принцип один – эффективно или неэффективно работают. Я думаю, что этим займутся организации, которые расскажут приезжим об обычаях, традициях, и культуре, научат мигрантов правовой грамоте.

- ФАДН России будет выдавать на это гранты?

- Мы будем финансировать региональные программы, а на местах уже будут выдавать субсидии некоммерческим организациям.  

- Работать будут НКО на местах, а что будет делать тогда ФАДН России?

- Неправильно говорить, что работать будут только НКО. Нет ни одной системы, которая бы смогла эффективно работать без полноценного участия государства.

К сожалению, несмотря на бурный рост некоммерческого сектора последние годы, качество его работы, я говорю прежде всего о сфере национальной политики, оставляет желать лучшего.

Поэтому, чтобы выстроить эффективную систему по социальной и культурной адаптации и интеграции иностранных граждан и обеспечить ее работу, и ФАДН России, и регионы должны упорно работать, в том числе помогать некоммерческому сектору, заниматься ими, "выращивать" их до необходимого для эффективной работы уровня.

- По положению каждые пять лет необходимо корректировать стратегические документы государства. Стратегия госнацполитики не исключение. Что в ней надо подкорректировать на Ваш взгляд?

- Как раз этой работой мы сейчас занимаемся с экспертным сообществом. Это обычная текущая работа.

Наше глубокое убеждение, что в Стратегии должны найти отражение актуальные вопросы, связанные, например, с Крымом, с погружением этнокультурного содержания в образование.

Но в целом Стратегия — грамотный, сбалансированный документ, который не имеет смысла кардинально менять, нужна легкая корректировка с акцентом на сегодняшние реалии.

- Много шума было вокруг закона о российской нации и национальной политике. В какой степени готовности сейчас этот закон?

- Этим законом не мы занимаемся, а специальная рабочая группа президиума Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ. Сначала работа там шла активно, но на сегодняшний момент притормозилась. Если появится федеральный закон о национальной политике, то работать нам станет легче.

- Спустя почти три года в кресле руководителя ведомства какой Вам видится идеальная схема органа исполнительной власти, который имел бы возможность в такой большой стране как наша, отвечать за межнациональный мир и согласия? Это министерство или комитет – как в 90-е или агентство, но с увеличенным количеством сотрудников? 

Игорь Баринов- Главная сложность была в том, что у меня не было предшественников, и не было системы и механизмов реализации государственной национальной политики. Все находилось в зачаточном состоянии. Была очень "куцая" федеральная целевая программа и больше ничего, первое время даже сотрудников. Мало кто хоть что-то в этом понимал. Пришлось все начинать практически с нуля. А сегодня в стране уже сложилась система управления национальной политикой.

Определять, какая структура для этих целей более эффективна — прерогатива руководства страны. Такого рода решения должны исходить от первых лиц государства, а я существую в тех реалиях, которые есть, хотя полномочия у нас расширяются и хотелось бы увеличить штат квалифицированных сотрудников на эти направления.

Но создание нашего агентства и так было огромным достижением для страны и непростым решением. И я хотел бы поблагодарить Дмитрия Анатольевича Медведева, который поддержал идею консолидировать все средства в федеральном бюджете на национальную политику в одну госпрограмму, реализация которой началась с 2017 года.  

- О чём мечтаете?

- Чтобы были межнациональный мир и согласие в нашей стране. Чтобы родные были здоровы, чтобы дети выросли настоящими людьми, за которых не стыдно. Чтобы орган исполнительной власти - ФАДН России, который мы сформировали три года назад, показывал свою эффективность. Чтобы люди приходили к нам умные, грамотные, креативные, любящие свою страну и то дело, которым они занимаются. Вот, если удастся все это сделать, значит, не зря мы работали, переживали, нервничали, тратили время и энергию.  

- Прекрасные мечты, дай Бог, чтобы они сбылись. 

Материалы по теме:
3073