Быть или не быть?

Быть или не быть?

Сирийские беженцы в Петербурге

 
 
 
 
Этот материал в сюжете: Беженцы
4 мая 2016

"Миграционная волна", накрывшая ЕС, оказалась настолько мощной, что отдельные "брызги" долетают и до Петербурга. Что делают у нас беженцы из Сирии? С какими проблемами они сталкиваются?

Три категории питерских сирийцев

Если в Германии беженцев из стран Ближнего Востока ждут высокие социальные пособия, то в России не созданы необходимые условия даже для временного размещения вынужденных переселенцев. На эту проблему в беседе с корреспондентом "Первой линии" посетовал Ваддах Ал-Джунди, директор Российско-сирийского общества в Санкт-Петербурге.

– В России не более 1000 официально зарегистрированных беженцев, – говорит эксперт. – Они попадают сюда, как правило, по визе. Сотрудники мидовских органов, выдавая сирийцам визы, прекрасно понимают, что они – беженцы. Таким образом, государство одной рукой людей впускает, открывает им дверь, а другой – закрывает для них все возможности для легализации. Долгое ожидание этого статуса не позволяет сирийцам устроиться на работу, из-за чего возникают проблемы с жильем и пропитанием. В итоге многие стараются уехать в Финляндию или Норвегию.

По статистике, около 80% сирийцев покидают территорию России. Кто-то устремляется в страны Евросоюза, кто-то вынужден вернуться на родину, хотя мирную жизнь удалось восстановить далеко не во всех сирийских провинциях.

По мнению экспертов, можно выделить три основные категории беженцев из Сирии. К первой относятся люди, которые так или иначе связаны с Россией родственными узами. Ко второй принадлежат студенты, которые учатся или только поступили в российские вузы. И третью группу составляют те, кто при­ехал в нашу страну по необходимости.

"На улицах мы постоянно видели раненых"

К последней категории относятся Саид и его мать. Во время наступления повстанческой армии они были вынуждены покинуть родной дом и искать убежище в Дамаске, но когда поняли, что и там не найдут спасения, решили пере­браться в Россию.

– Помню много людей, как на большом празднике, – рассказал мне Саид. Его голос дрожал, а глаза постоянно смотрели в пустоту. – В Дамаске атмосфера была точно не праздничной. Сумасшедшие лица... Многие уже успели ощутить на себе, что такое армия ИГИЛ. Любой громкий звук вызывал у них чувство страха. На улицах мы постоянно видели раненых. Все кричали, бегали. Матери, плотно прижав к себе плачущих детей, пытались укрыться в домах. А воздух… Я никогда не забуду этот запах. Пахло костром и кровью.

В России Саиду и его матери удалось найти временное жильё. Они подали документы на получение статуса беженца, но ожидание ответа от официальных структур растянулось уже на пять месяцев. Деньги кончаются, а работать они не имеют права, поскольку фактически находятся на нелегальном положении. Сейчас в планах семьи покинуть Россию и уехать на какое-то время в Европу.

"Мои одногруппники говорят, что я обрусел"

Среди беженцев находятся и яркие личности, для которых Россия стала буквально второй родиной. Знакомьтесь: Хуссейн, 23 года, студент пятого курса матмеха СПбГУ (на фото). Обучаясь на отделении астрономии, он успел пройти две интереснейшие практики: одну в обсерватории на Кавказе, а другую – в Крыму.

– Мой отец сириец, а мать ливанка, – неохотно начал рассказ Хуссейн. – Раньше мы жили на территории Сирии, а после начала волнений перебрались в Ливан. Семья у нас большая, помимо меня еще три брата, поэтому мы не стали рисковать.

По словам Хуссейна, одной из причин гражданской войны стали давние религиозные противоречия. Вся его семья принадлежит к шиитскому меньшинству. Неизвестно, как сложилась бы их судьба, если бы они остались в деревне, которую атаковала повстанческая армия, состоящая исключительно из суннитов.

Несмотря на столь грустное начало разговора, Хуссейн с интересом рассматривал картины голландских художников. Наша беседа состоялась в стенах Эрмитажа, который он посещал уже в двадцать третий раз. Но больше меня поразил тот огромный багаж знаний об искусстве и истории России, которым поделился со мной Хуссейн. В конце прогулки он прочитал наизусть стихотворение Бориса Пастернака "Быть знаменитым некрасиво". Никогда раньше мне не доводилось видеть, чтобы иностранец с такой гордостью цитировал произведения русского классика.

– Я люблю Россию, – признаётся Хуссейн. – Мне нравится культура, люди и язык. Россия… Она вдохновляет. Здесь хочется учиться новому и открывать мир во всем его мн>В августе Хуссейну придется вернуться в Ливан для продления визы. Но по его тяжелому вздоху и минутному молчанию стало понятно, что он этого совсем не хочет. Уже сейчас он готовится к поступлению в аспирантуру СПбГУ, чтобы продолжить научную работу в сфере астрономии и космоса.

"Первая линия", Санкт-Петербург


Студентка СПбГУ

Материалы по теме:
3514