Под личный контроль президента

Под личный контроль президента

Ветеран немецкого нацдвижения о возможности полной реабилитации своего народа

 
 
 
 
28 августа 2015

"Реабилитация" российских немцев так затянулась, и в ней уже столько наворочено, что казалось: удивить чем-то еще трудно. В 1941 их обвинили в укрывательстве на своих пшеничных полях "десятков тысяч германских шпионов и диверсантов". На основе этих "достоверных данных" весь народ был выселен в Сибирь и Казахстан и всех, от 15 до 55 лет, на годы отправили за колючую проволоку в "трудармию". После войны ввели режим спецпоселения (20 лет каторги за нарушение). В 1957, когда другим репрессированным народам восстановили их республики, немцам – нет: они, как оказалось, по более достоверным данным, хорошо работали, и регионы не хотели их терять. В 1965 с них сняли, наконец, все обвинения как необоснованные, но наказание оставили. В 1972 секретно отменили и запрет на возвращение "домой", - только не туда, откуда были выселены. В 1979 решили создать им автономную область в Казахстане, не спрашивая ни их, ни казахское население, и спровоцировали жесткие антинемецкие акции… После такого любой народ вроде бы должен быть готов уже ко всему.

Но впереди ждало еще немало. Перестройка опять вызвала надежды. В 1989-ом обещали восстановить АССР немцев Поволжья, но вновь появились "протесты местного населения": "Лучше СПИД, чем немецкая автономия!" - предложили светлую альтернативу этому населению организаторы. В 1991-ом приняли Закон "О реабилитации репрессированных народов", но "гарант Конституции", подписав его, поехал на Волгу, где "ответственно", во все принятые 40 градусов, заявил: "Никакой немецкой автономии не-бу-дет!". И предложил Ельцин немцам селиться на военном полигоне, выкапывать там снаряды, "и Германия пусть поможет…". А на Закон о реабилитации положил на 20 лет свой мораторий. Вот такая "реабилитация"! Волна выездного цунами унесла больше половины "хорошо работающих", поставив по бартеру накарканный СПИД.

А в 1992 был подписан российско-германский Протокол о сотрудничестве в восстановлении государственности российских немцев и создана Межправительственная комиссия по его реализации. Но республики нет до сих пор, а немцы лишились даже того, что у них еще оставалось от Советской власти…

Однако за последние 15 лет Россия все же выбралась из комы, освободилась немного от внешних и внутренних "консультантов", восстановила свою жизне- и дееспособность, свой авторитет в мире, что позволило не угаснуть окончательно надеждам российских немцев на то, что и они когда-нибудь дождутся справедливости. И время вроде пришло: Россия опять может уделять внимание и национальной политике, разрабатывается стратегии нацполитики, вышел указ о реабилитации репрессированных народов Крыма, создано Федеральное агентство по делам национальностей России, а в указах нынешнего президента страны четко выражена цель, чтобы в стране "каждый народ, каждый гражданин мог чувствовать себя дома". Все это показывало, что идет не популистская кампания, а нарастающе масштабная работа в столь запущенном национальном вопросе.

Российские немцы воспринимают этот новый процесс с очередной большой надеждой. Это связано не только с затянувшейся уже на 70 лет полной выключенностью их как народа из жизни страны, но и с их ментальностью. Ведь за 250 лет своей российской истории они сложились как бинациональный народ. Для меня они - дитя от смешанного брака между русским и немецким народами. Им одинаково дороги и их немецкая, и российская (русская) составляющие, и утрата любой из них, независимо, от выезда в Германию или от нереабилитации в России, означает перестать быть народом вообще. И хорошо они могут себя чувствовать только когда их великие родители живут в мире и согласии. Поэтому и стараются стянуть их родные руки при ссоре: уж они-то знают, сколько им пришлось пережить, когда ход событий выходил за рамки логики.

А логика и в самом деле была, и остается, более чем внерамочная: сначала всех выселить, запретить "навечно" возвращение, а потом говорить, что немцев для восстановления их республики в прежних местах проживания мало. Принять закон о реабилитации, и тут же заявить, что никакой республики "не-бу-дет". Разжечь антинемецкие настроения, и ссылаться на то, что "население против". Вытолкнуть 2,5 миллиона человек из страны, и объяснять потом невозможность восстановления республики тем, что "большинство выехало". Не позволить десяткам тысяч желающих переехать в национальные районы, и прекращать помощь районам из-за снижения там доли немцев. Подменить реабилитацию народа мелкой подрядной возней на бюджетные деньги, приведшей к плачевным результатам, и предлагать создать "инфраструктуру" для новой поддержки этой возни.

Далека от нормы логика и в другом. Немцев действительно осталось мало? Всего 400 тысяч? Но в АССР немцев Поволжья, напомним, их было 366 тысяч. А сегодня с российскими немцами других стран СНГ их более 600 тысяч, а если не "по переписи", а по факту – то минимум полтора миллиона. Да если еще из Германии захотят вернуться… И вообще: сколько должен насчитывать народ, чтобы справедливость к нему могла быть восстановлена? И если 400 тысяч недостаточно, то как быть с еще имеющимися национальными образованиями в России?

В чем же дело? Ведь российские немцы за несколько веков столько сделали для Государства Российского во всех его сферах; внесли такой вклад в освоение и превращение в житницу России пустых земель Поволжья, Украины, Крыма, позже Сибири, еще позже – целины. Возводили даже за колючей проволокой в трудармейских лагерях военные заводы, добывали уголь, валили лес… Но своим хорошим трудом, как оказалось, только наступили на горло собственной реабилитации.

Не пора ли и вопрос о реабилитации российских немцев взять, наконец, под личный контроль президента Путина? И привлечь для этого не тех "немцев", кто годами делает бизнес на противодействии реабилитации, а тех, кто действительно за реабилитацию – в интересах страны. Чтобы и российские немцы смогли, наконец, опять вернуться в строй испытанного третьего союзника России, сравнимого по значению с ее армией и флотом, – в строй единства ее народов. Единства, без которого, как показывает история, даже армия и флот не всегда могут уберечь страну от катастроф.

Пятая делегация советских немцев в Кремль, 1988 г.

Полный текст статьи


Советский и российский писатель

Материалы по теме:
3625