Попали под раздачу

Попали под раздачу

О депортации гернгутеров и голендров

 
 
 
 
28 августа 2015

28 августа – печальная дата для российских немцев. Иногда для краткости ее именуют днем депортации, хотя на самом деле в этот день в 1941 году вышел Указ, который объявил всех российских немцев предателями и предписывал их переместить в Сибирь и Среднюю Азию. Сама депортация началась несколькими днями позже. А под видом российских немцев репрессиям подверглись и те, кто, строго говоря, немцами никогда и не были. В частности, наши гернгутеры и голендры. 

Милые Богу

Есть в Волгограде удивительное место — музей-заповедник "Старая Сарепта". Старой она однако стала в наше время, спустя 250 лет, а до этого называлась просто Сарептой.

— Жили здесь моравские братья, собравшиеся вместе в силу единого вероисповедания, а вовсе не национальности, — говорит Анатолий Марченко, директор одноименного музея-заповедника. — А еще называли они себя гернгутерами, по имени города Гернгут, где и возникла одна из первых подобных общин. С немецкого языка слово это переводится как "милые Богу". Перебрались гернгутеры на местные земли движимые благим намерением нести христианскую веру калмыкам. Впрочем, это единственная миссия, которая провалилась, как свидетельствуют документы, за все годы им удалось привлечь в свою общину не более 30 человек, большинство калмыков, как были, так и остались буддистами.

Однако гернгутеры оказались людьми чрезвычайно предприимчивыми и талантливыми, и очень многое сделали для экономического развития края. Именно они создали калмыцкую азбуку и способствовали развитию национальной письменности. Начали выращивать в области виноград, делать из него вино и водку на продажу, приспособились изготавливать арбузное пиво.

— Уникальные производства сохранились в городе до сих пор, — продолжает Анатолий Марченко, — из арбузных семечек получали кофе, к которому привыкли на родине, и который сложно было достать в здешних условиях. Его тоже можно сегодня попробовать в городе.

Одной из первых сельскохозяйственных культур, возделываемых моравскими братьями на волгоградской земле, стал табак. Сигары они также выпускали на продажу. Сохранились воспоминания современников о том, что товар отличался великолепным качеством и низкой ценой, а потому был востребован по всей Европе. Гернгутеры основали торговый дом в Санкт-Петербурге недалеко от Исаакиевского собора. В нем же продавали горчицу, завоевавшую огромную популярность по всей России. Моравские братья выжимали из нее еще и великолепное масло, — то самое горчичное, которое с тех пор и по сей день считается брендом Волгограда.

Одно время масло это даже пытались подделывать, история сохранила обращение гернгутеров к губернаторам Саратовской и Астраханской губерний с просьбой пресечь "незаконный бизнес". За великолепную горчицу торговцы были удостоены звания поставщиков императорского двора — высшего знака качества, существующего тогда в России. Гернгутеры открыли на юге нашей страны первые аптеки, первые ясли и детские сады. Очень многие идеи по совершенствованию экономики края рождались у моравских братьев прямо на месте, и они тут же с успехом воплощали их в жизнь.  

В 1941 году гернгутеры, имевшие весьма отдаленное, но в какой-то степени германское происхождение были высланы в Омск, Караганду и Казахстан. Обратно, к сожалению, вернулись немногие, но с четким пониманием, что они, наверное, все-таки немцы, раз были в депортации.

— Сегодня в Сарепте существует немецкая община — около 200 человек, есть своя кирха, где  проходят богослужения, — говорит Анатолий Марченко. - И, конечно, Сарепта сегодня открывает свои двери абсолютно для всех народов.

Вольному воля

Еще один удивительный этнос — голендры. Выходцы из Голландии, несколько поколений прожившие в Германии, затем в Польше. После раздела Речи Посполитой и перехода части ее территории к России, оказались на территории Западной Украины. Во времена столыпинской реформы перебрались в Сибирь. В их жилах, кроме голландской, течет еще немецкая и польская, а также русская и украинская кровь!

К переселению в Иркутский край голендров подвигло безземелье.

— Один из наших предков писал: "на родине даже корову негде было держать, а здесь воля, много земли и леса, — вспоминает Наталья Людвиг, заведующая досуговым центром в селе Пихтинск. — Да, холодно и трудно, но тем не менее, с 1911 по 1915 год в глухой, суровый край перебралось 36 семей. Голендры подошли к делу с основательно: от Иркутска до Пихтинска проложили дорогу, по которой можно было проехать на лошади, сразу выкопали колодец, поставили шалаши-времянки, и быстро начали строительство добротных домов. Основали три деревни: Замустэче, Новыну и Дахны, сегодня это Пихтинск, Среднепихтинск и Дагник.

— По характеру голендры — вылитые немцы, — продолжает Наталья Людвиг, — аккуратные, педантичные, экономные и — невиданное дело для русской деревни — не пьющие. Интересно, что немецкого языка они как не знали, так и не знают. Отцы и деды разговаривали на польском и хохляцком (смеси белорусского и украинского). Постепенно польский вытеснялся русским, однако богослужения в местных храмах до сих пор проводятся именно на польском.

В 1941г. голендров тоже причислили к немцам-предателям, поскольку большинство фамилий у них были немецкого происхождения - Людвиг, Кунц, Гильдербрант, Гимбург…

И казалось бы, ну куда их еще ссылать? От Иркутска до Пихтинска добираться больше 4 часов. Но, очевидно, смысл был в том, чтобы сорвать людей с насиженного, годами обжитого места, плюс получить дармовую рабочую силу для военной промышленности. И практически поголовно жители трех деревень были отправлены в трудармию в Красноярский край и на Урал. Выжили и вернулись совсем немногие.

— Совсем недавно приезжал к нам мужчина, его дедушка и бабушка — выходцы из здешнего края, — рассказывает Наталья Людвиг. — Захотелось ему вернуться к корням, восстановить собственную родословную. И он нашел здесь дядю! Наверное, это просто мода, но мы все равно рады, что голендров стало немножко больше.
В Пихтинске голендров сейчас около 300 человек, но они по секрету гордо заявляют, что в целом по Иркутской области на самом деле их более 2 тысяч.

Вот таким удивительным образом в 20 веке отразилось на судьбе двух небольших этносов понятие "немец", которое изначально обозначало вовсе не германца, а просто чужестранца, т.е. "немого" — неспособного говорить на понятном местному населению языке. Очень долго на Руси немцами называли всех иностранцев, вне зависимости от их этнического происхождения. Но чтобы из-за терминологической неразберихи депортировать народ — это, пожалуй, уникальный случай в истории.


Материалы по теме:
3431