Наше все!

Наше все!

Рукодельным сокровищам Челябинской области нет конца и края

 
 
 
 
29 января 2015

Что там про челябинцев говорят? Суровые и неприветливые? Выдумки! Радушные и очень открытые. Елена Ивановна Артюшкина, заведующая Центром народных художественных промыслов и ремёсел Челябинского государственного центра народного творчества, даже на мастеровой ниве находит подтверждение многовековой дружбе между народами Южного Урала.

На собственных глинах

– Если кто к нам приезжает, то, как правило, уверен, что все челябинские ремёсла исключительно с металлом связаны.

Этнограф в принципе гордится ассоциативным соединением Урала с художественной промышленностью в представлении соотечественников. Златоустовская гравюра, каслинское литьё – это даже не ремёсла, по её словам, а великие промыслы. Златоустовская гравюра на стали зародилась в начале XIX века – в 1817 году была там первая оружейная фабрика открыта. А каслинское художественное литьё появилось ещё в середине XVIII века.

– Но никто не вспоминает про крестьянские ремёсла, – тут же с укором добавляет Елена Ивановна. – А ведь в связи с тем, что наша область очень интересна по географическому расположению – у нас есть и степи, и леса, и лесостепи, и горы, – то и сырьё, которое даёт нам природа, очень разнообразно. И ремёсла развиваются совершенно разные в зависимости от территории.

Взять хотя бы, как говорят профессионалы, глины. Считается, что тот самый знаменитый Ломоносовский (Императорский некогда) фарфоровый завод, основанный в 1744 году в Санкт-Петербурге по указу императрицы Елизаветы, раньше добывал глину именно в челябинских землях. И, к слову, в советские годы в области был построен свой южноуральский фарфоровый завод, продукция которого лишь подтверждала высокое качество местной белой глины.

– Конечно, в нескольких районах у нас было развито керамическое производство, – отмечает сотрудник областного центра народного творчества. – То есть была сначала в Увелке артель, потом вырос и заводик частный. И варламовская глина – по названию села Варламова в Чебаркульском районе Челябинской области – известна. И у нас в Челябинске были гончарные мастерские.

А ещё у Челябинской области есть собственные традиции пуховязания. Распространено оно было на самом юге региона, где лихие степные ветры заставили искать способы согреваться. Артюшкина полагает этот факт совершенно естественным:

– Эти территории очень близки к Оренбургскому краю. И те же казачки, что и в Оренбуржье, жили у нас в Карталинском, Варнинском, Брединском районах и занимались пуховязанием.

Лоскутный заговор

– Но у нас ведь и национальные районы есть! И в них свои традиционные занятия. То же лоскутное шитьё, к примеру. – Елена Ивановна не видит конца и края в рукодельных сокровищах Челябинска. – Постилочные коврики для гостей – корама – до сих пор шьют и промыслом не считают. А я считаю!

У бывших кочевников – башкир, казахов – традиция лёгких и ярких подстилочных материалов связана с их разборным степным домом, юртой. В праздники для почётных гостей так обозначали особые места – тур. Старейшин, особо уважаемых людей усаживали именно на красивые подстилки. Считалось, чем больше тканых кусочков уйдёт на такой коврик, тем больше благопожеланий в адрес гостя произнесено хозяевами дома.

У тюркских народов лоскутное шитьё было очень развито. Вот и в этнографических секциях Челябинского краеведческого музея множество праздничных, свадебных экспонатов, сшитых из лоскутков.

– И сегодня у нас женщины на свадьбу дочерям готовят такие лоскутные подстилки. У казахской невесты гора их должна быть до потолка, иначе она не невеста. Мама шьёт сама или заказывает у знакомых рукодельниц. У нас есть очень известный мастер традиционного казахского лоскутного шитья в Брединском районе – Орнбике Кармаевна Исмухамбетова, – челябинский этнограф выводит связь времён. – И какое чутьё цвета, внутренней эстетики. Мы удивляемся, ну такая яркость! Как можно было догадаться всё это вместе собрать?! И ведь выглядит на загляденье гармонично.

Челябинские татары некогда по достоинству оценили лоскутное мастерство казахских земляков. И сегодня демонстрируют уже свой, доставшийся по наследству пёстрого шитья домашний текстиль. А русские когда-то скопировали традиционные башкирские приёмы в закладном ткачестве. И ведь никто не в обиде.

– Такое проникновение культур только у нас и может быть. Ассимиляция народов на Южном Урале очень сильна, – Елена Ивановна видит в этом не беду, а силу региона. – Мы как-то приехали на ремесленную выставку. И к нам первый вопрос: "А что тут ваше?" Да всё наше! Такого вы больше нигде не увидите! Приезжайте. Тем более я ни про бересту, ни про лозоплетение не успела рассказать, приезжайте!


Челябинск

Материалы по теме:
3135