Возвращение к корням

Возвращение к корням

Как удмуртское платье модным стало

 
 
 
 
4 января 2015

Клетчатые платья и рубашки, тканные вручную пестрые пояса, стилизованные мониста, расшитые монетками и пуговками съёмные воротнички, футболки с профилем Кузебая Герда и символическими орнаментами. Этнический дизайн в Удмуртии стремительно набирает обороты.

Особым спросом у молодежи пользуются легкие и нарядные платья из демократичных, недорогих тканей – штапеля и льна, которые одновременно отражают и удмуртский народный стиль, и мировые подиумные тенденции. Они уместны не только для семейных праздников, но и для работы в офисе и похода в театр. Сложный традиционный костюм богатый на интересные детали с каждым годом вдохновляет все больше современных дизайнеров. В последнее время в дизайнерском пространстве Удмуртии стало больше новых имен модельеров, работающих над эксклюзивными, стилизованными вещами. Ценно то, что всякая дизайнерская вещь, картина, подвеска, сумка, созданная вручную, существует в единственном экземпляре.

– Совсем непросто вписать традицию в современную моду, – подчеркивает ижевский искусствовед, исследователь истории и символики удмуртского народного костюма Людмила Молчанова. Будучи преподавателем института искусств и дизайна Удмуртского госуниверситета, Людмила Анатольевна разработала специальный курс по моделированию современного национального костюма. Вдохновила и воспитала не одно поколение дизайнеров. После знакомства с ней многие молодые авторы ощутили в себе интерес к родному национальному костюму, глубинным корням, семантике и символике народного костюма и выбрали своей специализацией этническое направление.

Сама модельер мотивами древне-удмуртского эпоса заразилась много лет назад на съемках первого удмуртского художественного фильма "Тень Алангасара", где была гримером и художником по костюмам. С тех пор изучила массу трудов по археологии, собрала уникальный этнографический материал по символике костюмов в полевых экспедициях и живом общении с носителями традиций. "Если костюм будет выполнен по традиционным мотивам, но не будет модным, кто же тогда его будет носить? Какой в нем смысл? Необходимо, чтобы традиция вписалась в моду. Этим я и занимаюсь со своими студентами, этому их и учу", – говорит дизайнер.

Компетентность в искусстве и истории позволяет Людмиле Анатольевне воссоздавать костюмы разных эпох и народов. Специалистов такого уровня, как она, в Удмуртии практически больше нет. Поэтому театральные и творческие коллективы наперебой приглашают ее к работе над сценическими костюмами. Она создала прекрасные коллекции для детского театра "Школа юных принцесс", Театра обско-угорских народов, ансамблей "Италмас", "Айкай", "Катанчи".

Людмила Молчанова глубоко изучает не только народный, но и модный современный костюм. По ее словам, этническая тема сейчас на пике популярности: такие признаки народного костюма, как многослойность, декоративность, цветность, давно вошли в моду. Порой опосредованно, не напрямую, традиционный крой, символика вышивок, узор, пестрядь, использование натуральных тканей и особый способ ношения костюма указывают на удмуртскую традицию и органически вписываются в современный костюмный ансамбль. 

Молодо-зелено 

Экспериментировать с народной одеждой и не терять при этом национальный колорит, сможет только человек, хорошо знающий традицию. Как это делают в своем творчестве ученицы Молчановой – Полина Кубиста и Вера Кузнецова. Обеим мастерицам удалось снискать народную славу. Вера много лет работает над сценическими костюмами исполнителей удмуртской эстрады (ансамбль "Шулдыр ӝыт", "Малпан", Анна Плотникова), а в шоу-рум Полины приходят городские модницы, которые ценят удмуртскую идентичность и модный крой ее изделий.

Прежде чем браться за работу, Вера Кузнецова тщательно изучает, какой фасон характерен для данного исполнителя, смотрит все его концертные выступления, – в каких нарядах артист обычно выступает, какие песни исполняет – чтобы как можно точнее представить модель будущего изделия, ткань, отделку, и максимально соответствовать сценическому образу исполнителя. Во время концерта, когда певец уже в готовом костюме выходит на сцену, Вера волнуется так, словно сама собирается петь, словно это на нее наведены десятки софитов и смотрят тысячи зрительских глаз, – потому что все видят ее работу, оценивают сшитый ею наряд.

Любителям удмуртских трендов запомнилось выступление дизайнера Кузнецовой на фестивале удмуртской моды "Эль Ныл" с коллекцией "Кечато", которую Вера создавала в паре с мастерицей Национального центра декоративно-прикладного искусства и ремесел Светланой Мельниковой. Это был своеобразный эксперимент с пестрядью и широкими поясами, выполненными в различных техниках удмуртского узорного ткачества. Такие пояса в шестнадцать сантиметров шириной, украшенные мелкими бусинами и нашивками из разноцветных тканей, в начале XX века встречались у некоторых групп удмуртов.

Вера Кузнецова больше модельер-конструктор, нежели швея. По ее эскизам шьют портнихи в ателье, а она разрабатывает силуэт будущего костюма, готовит вышивку, украшения, придумывает декор, подбирает цветовые сочетания. Впрочем, как и Полина Кубиста. Полина следит, чтобы все швеи ее мастерской во время работы пребывали в хорошем расположении духа, иначе плохое настроение, досада или раздражение передадутся изделию, призванному все-таки защищать человека, а не разрушать его.

– Если у кого-то из моих мастериц что-то не получается, я сразу говорю – или переключайтесь на позитив или ступайте отдыхать домой, – делится секретами Полина, – В плохом настроении за работу никогда не беремся. Потому что одежда, которая делается руками человека, в любом случае несет в себе его энергетику. Если человек по-доброму настроен, сшитая им одежда всегда будет оберегом. Этот принцип следует учитывать даже тем дизайнерам, которые не стремятся наделить современный удмуртский костюм защитной символикой.

К примеру, дизайнер-самоучка Руслана Улмо считает, что все удмуртские новоделы несут не столько обережный, сколько декоративный характер. Сама Руслана пришла к удмуртскому платью из желания необычно выглядеть на удмуртской дискотеке. После того, как наряды Русланы по-достоинству оценили на тематических вечеринках, девушке посыпались заказы: то на свадебные платья удмуртского кроя, то на стилизованные наряды для повседневной носки. Настоящим хитом ее коллекции стало ярко-алое платье, с имитацией мониста у горловины и широкой бело-красной орнаментальной вставкой от воротника до подола. Клетка, монисто, свободный крой и восьмиконечная удмуртская звезда – вот основные индикаторы "удмуртскости", которые использует в своих коллекциях Руслана. Для девушки, которая кройке и шитью училась после университетских занятий на худграфе, а основы построения удмуртского костюма выхватывала из учебников и этнографических книг, двенадцать моделей в этнической стилистике – неплохой результат и вполне приличная заявка в мир удмуртского дизайна.

Другой молодой дизайнер Яна Баймурзина создала свои коллекции этно-костюмов благодаря фотосессии в Париже, которую в социальных сетях ей предложили московские фотографы. За две недели студентка Института искусств и дизайна создала пять моделей в удмуртской стилистике, взяв за основу эффектное цветовое сочетание – небесно-голубого и благородного бежевого. Свою первую коллекцию девушка создавала как раз в тот момент, когда Удмуртия испытала подъем национального самосознания после успешного выступления Бурановских бабушек на Евровидении .

Сама Яна – марийка, но Удмуртия за годы учебы стала для нее настолько близкой и родной, что девушке захотелось создать молодежную одежду, чтобы тинэйджеры и студенты не стеснялись своей национальности и с удовольствием носили этнические вещи.

Несмотря на финно-угорское родство марийцев и удмуртов, Яна видит несколько различий в символике двух костюмных ансамблей: "Во-первых, марийская одежда не пестрит разноцветьем, как удмуртская. В ней чаще преобладает сочетание красного и белого цветов, – отмечает дизайнер, – Во-вторых, клетка, ставшая столь популярной среди молодежи по всему миру, есть только в удмуртской традиции. Это добавляет актуальности удмуртскому костюму. В-третьих, свободный крой традиционных удмуртских платьев, которые могут быть впору моднице любой фигуры".

После Парижа и успешной защиты творческого диплома, молодая художница стала активно показывать свою коллекцию на различных показах – Эль Ныл, Воршуд, проект Красное яблоко, выставка "Туризм. Спорт. Отдых". В планах Яны в начале нового 2015 года сделать новую этническую коллекцию. Окончательно отойти от озорного тинэйджерского casual-стиля и обратиться к роскоши – коктейльным, вечерним платьям в удмуртском стиле. 

Опасные платья 

Известно, что удмурты вкладывали глубокий смысл в создание своей одежды. Подходили к этому разумно, с душой. Женщины носили закрытые платья и облачали себя в них, словно в раму. Одежда соответствовала возрасту, семейному положению и месту рождения носительницы. Ткани были исключительно натуральными.

По словам Людмилы Молчановой, одна из грубейших ошибок, которую допускают в работе неопытные удмуртские дизайнеры, – пошив изделий из дешевых искусственных тканей. "Скорее всего, это связано с финансовыми затруднениями начинающих дизайнеров, – поясняет исследователь. – Вообще для того, чтобы сшить современный национальный костюм, в первую очередь важно изучить традицию, почитать этнографические книги о традиционных узорах и орнаментах. Зачастую в современных удмуртских нарядах меня раздражает безвкусица и так называемый гламур: когда слишком ярко, крупно, навязчиво изображают удмуртский узор или грубо нашивают его на тканевую основу. Подобная небрежность настораживает. Платье с нарушенной символикой, как правило, работает против хозяина. Носить такие вещи никому бы не советовала, – опасно".

Дизайнер Вера Кузнецова разделяет мнение о том, что работать с сакральной символикой в удмуртском костюме нужно очень осторожно. Нередко по незнанию неопытные дизайнеры нашивают защитные символы, куда им вздумается – в те части наряда, где, согласно традиции, их в принципе быть не должно. "К примеру, ни в коем случае нельзя нашивать удмуртскую звезду на подол, – говорит дизайнер, – Только на грудь в качестве женского оберега. Ромб – более универсальный орнамент. Его без зазрений можно использовать в украшении фартуков или пустить по подолу. Ну а если в центр ромба добавить точку – она будет символизировать плодородие и благополучие. Стоит всегда помнить о том, что каждый удмуртский костюм несет в себе особый смысл, тайное послание. По желанию заказчиков, в защитных символах своих нарядов я зашифровываю именно те идеи, о которых человек часто думает и мечтает – элементы силы, здоровья, богатства, успеха, благополучия или семейного счастья".

Самым древним и вместе с тем самым модным в современной Удмуртии оберегом считаются мониста – нагрудные украшения из монет. Мониста – один из немногих бытующих в наше время оберегов, который с древности и до наших дней сохранил охранительную функцию удмуртского наряда. Чем ярче монисто блестит, чем громче звенит, тем надежнее защищает человека, тем лучше отпугивает от него злых духов.

Новую жизнь традиционным монистам подарила дизайнер Полина Степанова, известная широкой публике как Полина Кубиста ("кубиста" в пер. с удм. "капуста", – прозвище одноклассников за любовь к многослойности в одежде). Колоритные воротнички с рядами цветных пуговок, имитирующих монисто, стали узнаваемой фишкой удмуртского бренда Polina Kubista. Съемные воротнички с контрастной отделкой – самое сильное защитное украшение в платьях современных удмурток. Поклонникам одежды от Кубисты импонирует, что съемные воротнички подходят под любой элемент гардероба, превращая простую футболку, блузку, джемпер или платье в симпатичный удмуртский наряд. Стилизованные мониста часто можно увидеть на модницах в сочетании с современным платьем. По словам модных экспертов, удмуртское платье все больше молодеет и пытается обрести casual-статус.

Casual-стиль или многослойность изначально были присущи мастерской Полины Кубиста. Увлечение удмуртским костюмом девушка превратила в семейный бизнес. Открыла мастерскую и магазин, где продаются не только стилизованные удмуртские коллекции, но и модные аксессуары: украшения и бусы из керамики (их делает мама Полины), кулоны и подвески в технике перегородчатой эмали (творчество крестной Полининого мужа).

– Ни один мой комплект не обходится без оберега, – говорит Полина, – символическими элементами выступают не только съемные воротнички, но и моя любимая трехчастная композиция из цветных ленточек по подолу платья, а так же ряды пуговиц у горловины, отдаленно напоминающие монисто. Поскольку удмуртская женщина при изготовлении платья всегда большое внимание уделяла защите подола, рукавов, груди, пояса (мест, через которые могли проникнуть злые духи), – с внутренней стороны манжетов, воротничков, планок рубашки или платья я обязательно делаю контрастную отделку. Что это такое? К примеру, основной цвет изделия – бирюза, а края швов обшиваются оранжевой тканью – это и есть контрастная отделка. Постороннему глазу она не видна, однако исподволь, тайно, все равно приносит своему хозяину защиту. Этот старинный ритуал кодировки одежды не столь известен среди дизайнеров-самоучек и часто не берется ими в расчет. Однако я стараюсь соблюдать традицию: даже если в изделии нет обтачек, обязательно обрабатываю швы оверлоком из контрастной нити или обшиваю контрастной бейкой.

Как прилежная ученица Людмилы Молчановой Полина Кубиста использует в работе исключительно натуральные ткани (чаще всего корейский или американский хлопок) и теплые, естественные, как бы слегка состаренные, сложные цвета (кирпичный, приглушенный бирюзовый, глубокий зеленый, спокойный желтый и т.д.).

Девушку всегда восхищало то, как грамотно и талантливо подобраны цветовые сочетания в костюмном комплексе южных удмуртов – каким образом в разнообразной цветовой гамме бесконфликтно сосуществуют совсем, казалось бы, несочетаемые оттенки. И каким многослойным, богатым на мелкие детали и элементы одежды может быть удмуртский костюм ("платье, сверху фартук, монисто, тут же черезплечное украшение, дополнительные шумящие подвески, айшон, бахрома, оборки!").

– Трудно поверить, что эту одежду создавали люди без специального образования! – изумляется Полина. – Исключительно вручную, по интуиции и зову своего природного, внутреннего чутья! Насколько тонко создателям удмуртской традиционной одежды удавалось чувствовать композицию и правильные пропорции. На какой костюм не взглянешь, просто диву даешься! Есть чему поучиться у наших предков, есть, где черпать вдохновение для новых коллекций. 


Материалы по теме:
8488