Под айшон его, чтоб спина не стеснялась!

Под айшон его, чтоб спина не стеснялась!

Полотенце на голове — для защиты и красоты

 
 
 
 
17 октября 2014

Хушпу, сорпан или сурпан называют его чуваши, тастар – татары-мишари, саппано – ижоры, намиткой или серпанком — украинцы, а удмурты – чалмой. Полотенце как составная и необходимая часть головного убора продержалось практически до второй половины ХХ века.

Казалось бы, чалмой привычнее называть мужской головной убор из куска ткани, намотанного на голову. Да и носят чалму всё больше в жарких "заморских" далях: в Африке, Азии, на Аравийском полуострове или в Индии. Но сметливые удмурты позаимствовали слово у соседей тюрков и перенесли его на обязательную часть женского убранства.

В старину женский головной убор этого финно-угорского этноса состоял из налобной повязки (йыркерттэт), конусообразного головного убора – айшон, – в основе которого берестяной конус, обшитый холстом и расшитый серебряными монетами, платка-покрывала (сюлик). Затем высокая жёсткая шапочка и покрывало сменит платок (кышет). А вот головное полотенце и налобная повязка носились удмуртками вплоть до 60-х годов прошлого столетия.

Полотенце с яркими узорчатыми концами, помимо очевидной красоты и убедительных сакральных свойств, служило своего рода паспортом, отображающим социальный статус и возраст владелицы.

– Надевали его невесте на свадьбе в доме жениха, а снимали после того, как выходила женщина из возраста деторождения, – Серафима Христофоровна Лебедева, известный удмуртский этнограф и хранительница национальных традиций. Двадцать лет она возглавляла этнографические экспедиции республиканского Национального музея и собрала значительные коллекции – 25 тыс. ценных предметов – для Национального музея им. К. Герда и музея-заповедника "Лудорвай". – Обряд снимания чалмы обычно проходил в бане. Женщины довольно болезненно переживали этот период. И после обряда могли носить только пелишет – очень скромное полотенце.

Понятно, почему головные полотенца в приданом занимали значительную часть. Их число доходило до пары десятков. А использовали их не только для ежедневного ношения, но и для украшения избы во время праздников и свадеб. Готовили приданое сами девушки. Сначала ткали белое полотно для полотенца, потом узорным ткачеством изготавливали к нему яркие концы. В ход шли льняные, хлопчатобумажные и шерстяные нити, окрашенные анилиновыми красителями. На многих головных полотенцах можно было видеть и кисти из ярких нитей или ткани. Каждая юная мастерица старалась сделать свои полотенца как можно аккуратнее и искуснее, потому что знала, во время свадьбы разглядывать её рукоделие соберётся вся деревня.

Яркие вышитые концы полотенца и нарядности добавляли и служили оберегом от сглаза и порчи, защищали самую ранимую, по мнению удмуртов, часть женского тела – поясницу.

Носили полотенца так: складывали его пополам по вертикали, надевали на голову и спускали узорные концы по спине, чтобы они оказались ниже пояса.

– Замужние женщины говорили, что без головного полотенца спина остаётся без защиты, "стесняется" – тыбыр кер потэ, – поясняет Серафима Христофоровна. – Все узоры на концах головных полотенец выполняли обережную функцию. Сейчас многие смыслы орнаментов совершенно забыты и истолковываются в бытовом ключе. Но в прошлом они отражали племенные вкусы и обычаи рода.

Все композиции на полотенцах трёхчастные, отделённые друг от друга узкой полосой узорного ткачества, – это согласуется с древним представлением удмуртов об устройстве мира: мир верхний – Божий, мир земной и мир подземный – потусторонний.

Концы вышитые или с красочной аппликацией появились у удмурток только в первой половине XX века. И скорее всего, потому, что в трудовые 30-е и военные 40-е годы у девушек, круглогодично занятых на колхозных работах, просто не оставалось времени на кропотливое ткачество.


Материалы по теме:
3727