Мигрантам дали "Золотую маску"

Мигрантам дали "Золотую маску"

Театральная элита страны вручила престижную национальную премию гастарбайтерам из Таджикистана

 
 
 
 
22 апреля 2014

Тема межнациональных отношений неожиданно всплыла на вручении театральной премии "Золотая маска" 18 апреля. Специальный приз фестиваля получил необычный спектакль в исполнении выходцев из Таджикистана "Акын-опера". Прославленная якутская актриса Анна Кузьмина поблагодарила со сцены своих русских учителей, а дирижер латвийского происхождения Айнарс Рубикис  – Новосибирский оперный театр, куда он приехал работать из Риги два года назад.

"Знаете в чем основная проблема мигрантов? Она заключается в том, что их никто не слышит. То, что сейчас дали "маску" означает, что наших мигрантов услышали", - прокомментировал вручение приза автор проекта Всеволод Лисовский. Одетый во фрак, смущенный вниманием публики один из героев спектакля Абдулмамад Бекмамадов добавил: "Спасибо народу!". Зал зааплодировал. "Обращайтесь, пожалуйста, мы сантехники и обои клеим по-братски", - пошутил он, крепко сжимая в руках "золотую маску".

На сцене Большого театра среди московского бомонда актеры "Акын-оперы" явно чувствовали себя не в своей тарелке, а публика смотрела на них как на экзотику. Вряд ли при других обстоятельствах театральная элита страны сумела бы так внимательно разглядеть лица таджикских гастарбайтеров. Слишком уж в разных реальностях они живут, и пути их никак не пересекаются.

По замыслу создателей "Акын-оперы", спектакль должен был стать именно таким "мостиком" между москвичами и приезжими из Средней Азии, живущими бок о бок, но ничего не знающими друг о друге.

Непридуманные истории

"Акын-опера" не просто отвлеченный спектакль о тяжелой жизни гастарбайтеров в Москве. Трое актеров-мигрантов, которым дал слово автор постановки, играли на сцене самих себя. Они - жители Рошкалинского района Горно-Бадахшанской автономии Таджикистана. В России их называют таджиками, а на родине – горцами, потому что родом они с Памира.

Герои постановки рассказывали зрителям о себе, своей судьбе, радостях и горестях. Они сами придумывали свои тексты. Так, Абдулмамад Бекмамадов вел повествование о первой поездке в Москву, работах на разных стройках, возвращении домой, о гражданской войне 1990-х годов в Таджикистане и случаях гибели таджиков в Москве. Кстати, Бекмамадов сам в 2012 повергся нападению на национальной почве. Спектакль он играл с перевязанной головой.

Постепенно от рассказов актеры переходили к песенным куплетам, в основе которых лежал древний жанр импровизационного песнопения, более известный в Центральной Азии и на Кавказе как акын, бахши или ашуги.

По словам режиссера "Акын-оперы" Всеволода Лисовского, ему были нужны непридуманные истории мигрантов. Главные герои должны были суметь их рассказать, спеть и сыграть национальную музыку. Так он и нашел своих актеров.

На родине в Таджикистане Покиза Курбунасенова, Аджам Чакобоев и Абдулмамад Бекмамадов профессионально занимались музыкой. Все они – выпускники Института искусств в Душанбе. В родном памирском селе Чакобоев работал руководителем Дома культуры, Бекмамадов выступал в ансамбле "Ноз", а Курбунасенова была известной певицей. В Москву все они были вынуждены приехать на заработки более десяти лет назад. Здесь у таджикских артистов появились новые специальности: Покиза трудилась уборщицей в налоговой, Аджам - работником шиномонтажной, а Абдул занимался шпаклевкой.

Воодушевленный успехом "Акын-оперы" режиссер Лисовский сегодня представляет продолжение театральной постановки, в которой появились новые герои-мигранты. По словам режиссера, постановка предвосхищает появление мигрантского фольклора, который должен родиться "на стыке национальных традиций и русского шансона".

Культурный обмен

"Золотую маску" в этом году за выдающийся вклад в театральное искусство получила народная артистка Якутии, заслуженная артистка России Анна Кузьмина. Как бывшая ученица первой национальной студии Щепкинского училища она поблагодарила своих русских педагогов и отметила, что ее и последующие выпуски сформировали якутскую театральную школу. "Мы очень благодарны училищу, в котором наша группа была вообще самая первая национальная. Я с большой теплотой отношусь к своим преподавателям", - отметила Кузьмина в интервью.

Сегодня 80-летняя Анна Кузьмина работает в Саха театре и даже продолжает ездить на гастроли. Ее "золотая маска" стала третьей по счету для Саха театра. В 2001 году театр получил премию за олонхо "Кыыс Дэбилийэ" в номинации "Приз критики". В 2005 году "маску" вручили также спектаклю молодого режиссера Сергея Потапова "Макбет".

В свою очередь Айнарс Рубикис, признанный лучшим дирижером за "Мессу" Бернстайна, поблагодарил директора Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. Два года назад тот пригласил его на должность музыкального руководителя и главного дирижера. Рубикус перебрался из Латвии в Россию и говорит, что совсем об этом не жалеет. "Вообще, чувствую себя очень хорошо тут. Из театра не хочется выходить - я уже даже одну ночь провел здесь", - признался латыш в одном из своих интервью.


Материалы по теме:
2357
Комментарии Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться либо зарегистрироваться.