Что нам делать с беженцами

Что нам делать с беженцами

27 августа 2014

Россия оказалась не готова принять такое количество беженцев с юго-востока Украины. У нас просто не оказалось ведомства, которое способно решить эту проблему. И это, несмотря на то, что Федеральная миграционная служба создавалась исключительно для целей приема вынужденных переселенцев и беженцев в 90-х годах, когда хлынул поток из бывших республик СССР. Тогда была разработана необходимая законодательная база: закон о беженцах, о вынужденных переселенцах, о временном убежище. Были созданы специальные механизмы: ПВР, специальные базы по обеспечению ПРВ продуктами, пункты первичного приема, распределение по всей стране. Со временем все это оказалось разрушено. В Федеральной миграционной службе посчитали, что для них главная задача — контролирующие функции: выдать документы, оштрафовать кого-нибудь. Организацией в ФМС сейчас никто не занимается, расформировали даже Управление по вопросам беженцев. И теперь, когда проблема с беженцами опять возникла, мы оказались не готовы.

МЧС, конечно, помогла принять беженцев и расселить их в палатках, но надо же решать вопрос глобально. Речь идет не о десятках тысяч, а о миллионах людей. По официальной статистике ФМС, беженцев больше 700 тысяч. На самом деле их может быть несколько миллионов, потому что украинцы традиционно составляли большую часть гастарбайтеров. Президент ранее заявлял, что их было больше трех миллионов. Эти рабочие, по крайней мере, выходцы с юго-востока Украины, закрепились в России и подтянули свои семьи. Но они сами распределились по стране и решают свои проблемы, поскольку у них уже была работа и место жительства. Здесь надо сказать спасибо нашему населению, которое сдает квартиры, принимает их у себя, обустраивает и помогает. Всю нагрузку взяли на себя простые люди, общество. А государство пока не может справиться с какими-то десятками тысяч человек.

Большинству беженцев нужен юридический статус, возможность спокойно жить в России и работать. Однако у нас разрешения на работу квотируются, а закон о борьбе с резиновыми квартирами не позволяет регистрировать прибывших с юго-востока Украины. Все это увязалось в одну общую проблему, об которую мы споткнулись.

К нам прибывает поток людей русскоязычных и даже этнически русских в противовес потоку мигрантов из Центральной Азии. Нам, конечно, было бы выгоднее оставить их. Для этого нужно лишь создать для них некие преференции. Но эта задача оказалась совершенно не по плечу нынешней Федеральной миграционной службе, исполняющей исключительно полицейские функции. Наши эксперты уже говорили, что может случиться социальный взрыв. Когда огромное количество людей где-то копится, их не регистрируют и им не дают работать, естественно будут проблемы.


Вячеслав Поставнин
Президент фонда "Миграция XXI век"

3401