Нужна доктрина Северо-Кавказского позитива

Нужна доктрина Северо-Кавказского позитива

23 апреля 2015

На III Ставропольском форуме Всемирного русского народного собора Сергей Меликов произнес значимую фразу: «Межнациональных конфликтов на Северном Кавказе нет. Все проблемы имеют социально-экономические причины». В экспертном сообществе СКФО данное высказывание подверглось серьезному обсуждению, и было интерпретировано компромиссно: «В том виде, в котором межэтнические конфликты происходили  в регионе в 90-е годы прошлого века, их, действительно, сегодня нет и ситуация, в целом, находится под контролем».

Однако существует скрытый, конфликтогенный потенциал, и все разногласия – бытовые, территориальные, в сфере собственности, политики и власти – тут же объявляются межэтническими. Об этом говорят события последних двух лет в Ставрополе, Кисловодске, Невинномысске и Минеральных Водах. К сожалению, молодежь в них все чаще применяет холодное оружие и учащается такое явление, как поножовщина, когда-то изживавшееся в Советском Союзе.

Нередки в СКФО и проявления национализма, взаимной ксенофобии, негативных этнических стереотипов, недовольства, по векторам: русские – нерусские; русские – кавказцы; северокавказцы – северокавказцы. Явно заметно в последнее время обострение вопросов: черкесского, русского, чеченцев–аккинцев, конкуренции народов Дагестана, а также кабардинцев и балкарцев.

Сложными остаются отношения Республик Северная Осетия–Алания и Ингушетия, в связи с нерешенностью проблемы возвращения беженцев –ингушей к местам проживания, которые они покинули в ходе осетино-ингушского конфликта 1992 г. Налицо и территориальные противоречия между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, из-за с притязаний Чечни на некоторые территории Ингушетии. Отмечаются межэтнические конфликты в Дагестане в ходе кадровых перестановок и перераспределения собственности. Есть разногласия у местного населения и приезжих в Ставропольском крае. Наблюдаются локальные конфликты между различными этническими группами молодёжи, обучающейся в Северо-Кавказском федеральном университете, а также случаи участия студентов в террористических соединениях ИГИЛ.

В СКФО популярен этноконфессиональный консерватизм не только в семейно-родственных, но и профессионально-служебных отношениях, продвижение фамильно-родовых связей. Типичны проявления клановости, коррупционных схем, реализуемых с помощью этнической и конфессиональной солидарности. На фоне сложившейся в республиках этнократии представленность русского и иного нетитульного населения во власти и политике крайне незначительна.

Чтобы укрепить российскую гражданскую идентичность в сообществе СКФО, необходима всесторонняя модернизация. Важно развивать промышленные, сельскохозяйственные и социальные проекты, вовлекать в них местное население, создавать благоприятные условия для малого и среднего бизнеса, где работали бы коллективистские, семейные формы взаимодействия, как опора предпринимательской активности. Нужна широкая правовая и организационная поддержка общественных организаций, помогающая им совместно с органами власти осуществлять социальные проекты на основе тендеров, конкурсов, грантов и муниципального заказа. Все это укрепит правовое государство.

Назрела потребность во внятной, популярной идеолого-политической и морально-нравственной доктрине «северокавказского позитива», которая станет основой для привлекательного имиджа Северного Кавказа как неотъемлемого, безопасного, уникального региона России.


Майя Аствацатурова
Директор Центра этнополитических исследований Пятигорского государственного лингвистического университета

3308