С чего начинается нация? эксклюзив

С чего начинается нация?

Понятия "межнациональный конфликт", "этническая преступность" и "разжигание розни" прочно вошли в жизнь наших современников, причем не только в "продвинутых" столицах, но и на периферии. Сургут, Тверь, Удомля, Вольск, Пугачев, Саранск, Екатеринбург — постоянно пополняется список городов, "прославившихся" за последние месяцы массовыми или периодическими волнениями по поводу стычек представителей разных национальностей. Эксперты еще спорят о том, какой конфликт следует считать межнациональным, и существует ли этнопреступность. Жителям этих городов, выходящим на народные сходы, спорить уже не о чем.

Правоохранительные органы и власти, выступающие с заявлениями о бытовой подоплеке абсолютно всех нашумевших конфликтов, отчасти правы. Изнасилование, поножовщина, перестрелка, замечание за громкую музыку, наезд на ребенка — все это могло произойти с любым. Но почему-то именно конфликты с приезжими из Средней Азии или Северного Кавказа вызывают наиболее сильный резонанс в обществе. Советник постпреда Республики Дагестан при президенте России Омар Ибрагимов придает большое значение в этом явлении СМИ. По его мнению, журналисты нарочито акцентируют внимание на преступлениях, в которых участвовали "лица кавказской национальности", игнорируя остальные подобные происшествия. Некоторые эксперты, наоборот, считают, что ажиотаж в СМИ и интерес общества вызывают особая дерзость преступлений.

Все сложнее становится не заметить тенденцию, когда к массовым акциям приводит именно политика замалчивания и неповоротливость правоохранительных органов. Так было в Твери, когда люди боялись, что подозреваемому предъявят обвинение по слишком легкой, по их мнению, статье. Такое недоверие людей к правоохранительным органам мешает быстро урегулировать подобные конфликты, отмечает председатель Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов. К примеру, в пугачевском случае совершивший убийство уже задержан, но народные волнения не утихают. Вместо того, чтобы позволить преступнику самому заявить о бытовом характере конфликта, власти прячут его, тем самым помогая множиться версиям о межнациональной розни и влиянии диаспор.

Еще один фактор, на который также возлагают ответственность те, с кого ее обычно спрашивают, — политические игроки. Этнической преступности в России все чаще придают политический окрас, считает председатель Совета патриотических организаций, генерал-лейтенант полиции в отставке Александр Михайлов. По его словам, определенные круги используют факты этнопреступности для решения своих задач. Его слова подтверждает участие в массовых акциях известных националистов, спешащих из столицы на помощь в каждый "прогремевший" город. Михайлова поддерживает и чеченский полпред в Поволжье Саид-Ахмед Элесов, уже пообещавший уголовное расследование в отношении выступавших на сходе в Пугачеве. "Некоторые горячие головы предлагали сжечь заведение, раздавались призывы вырезать, в том числе целые семьи... Я полагаю, что за этими выкриками и другими радикальными действиями стоят не те, кто пострадал (родственники убитого), а те, кто решил заработать себе на этом дивиденды", — говорит он.

При этом Элесов знает настоящую причину произошедшего и не стесняется о ней говорить: "Чеченцев сделали козлами отпущения. Поймите, тут другая подоплека: неустроенность, отсутствие зарплаты, неработающие больницы и так далее. Речь идет о социальных вопросах. Власти нужно думать не о том, чтобы выслать чеченцев. Полагаете, все вопросы Пугачева решатся, если нас не будет? Ошибаетесь, проблем станет еще больше и лучше точно не будет".

Ему вторит уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин: "Реальная причина — это социальная напряженность. Это безработица, это проблема того, что люди не видят перспективы, это некоторое разочарование в работе властей".

Российская экономика — далеко не последняя причина возникновения межнациональных конфликтов. В нынешнем состоянии она стимулирует внутреннюю и внешнюю миграцию. Люди разных культур вынужденно собраны на небольших территориях и стараются держаться поближе к своим — это создает идеальные условия для возникновения агрессии. И лихорадочные попытки государства пресечь ее проявления ужесточением экстремистских статей в УК лишний раз доказывают, что проблема действительно существует.

Кстати, в пугачевском конфликте тоже присутствует экономическая подоплека. Как рассказала местная журналистка Ольга Копшева, некая чеченская компания скупает в области земли. По ее словам, вместе с особым отношением правоохранительных органов к проживающим там чеченцам это, возможно, и стало причиной столь длительных массовых выступлений местного населения.

Разговор о наболевшем с чиновниками разного уровня всегда сводится к одним и тем же словам: президент подписал Стратегию государственной национальной политики, скоро примут ФЦП об укреплении единства российской нации и вот тогда не настанет, конечно, еще в стране мир и согласие, но хотя бы будет понятно в каком направлении работать. Направления действий в Стратегии и проекте ФЦП, действительно, прописаны. А вот как по ним работать, предстоит решать самим чиновникам. Во главу угла они ставят культуру и спорт. Как за панацею держатся за идею, что все конфликты происходят от недостатка информации народов друг о друге. И всевозможные Центры толерантности, Дома дружбы и сельские ДК должны, по их мнению, эту разнообразную культуру показывать. Однако многие во власти забывают или не хотят видеть, как вместе с этнокультурным просвещением происходит этническая мобилизация. И очень удивляются, когда она потом зачастую трансформируется в различные формы национализма.

Процесс осознания отдельными группами себя как народа, начавшийся после распада Советского Союза, абсолютно нормальный. Как говорит ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Олег Кириченко, через него прошли все народы, населяющие Россию, кроме, пожалуй, самих русских. Именно в этом он видит подоплеку многих нынешних "межэтнических" конфликтов. Политика государства, пытающегося создать единую гражданскую нацию россиян на базе лишенного этнической самоидентификации русского народа, привела, по его словам, к тому, что другие народы стали ощущать свое превосходство над самым многочисленным этносом страны. Безусловно, чувствуют это и сами русские. Вероятно, поэтому они так остро реагируют на появления хорошо организованных и сплоченных между собой представителей других национальностей на территории, которую считают своей.

Ученые призывают не драматизировать ситуацию и принимать многонациональность страны как данность. По словам директора Института этнологии и антропологии РАН Валерия Тишкова, общность по этничности не является первичной и единственной. Современный человек, по его словам, сложен по своей идентичности: он может быть одновременно и представителем своей нации и россиянином.

Объединяющая идея наднациональной принадлежности к единому государству, которую сейчас пытаются укрепить с помощью ФЦП, уже однажды возникала в истории нашей страны — она называлась "единая общность советский народ". Однако для завершения этого уникального для столь полиэтничной страны как наша эксперимента не хватило времени — СССР был развален. Идея дружбы народов какое-то время реально удерживала страну от междоусобных конфликтов, но без постоянной административно-идеологической подпитки к середине нулевых сошла на нет. Будет ли судьба конструкции "российская нация" более успешной — покажет время. Надежду дает то, что российская нация не отрицает, а подразумевает полиэтничность жителей России. Однако несмотря на то, что россияне разных национальностей основательно перемешались за столетия проживания на одной территории, не стоит игнорировать и другую тенденцию – уменьшение числа межнациональных браков, которые теперь зачастую порицаются особенно в хорошо мобилизованных нерусских этнических сообществах. 

Картина вырисовывается не слишком веселая: основной этнос страны стремительно теряет осознание себя как нации, малочисленные народы пытаются выжить при помощи преференций от государства, национальные республики активно взращивают свою независимость на бюджетных дотациях. В то же время из соседних стран практически бесконтрольно приезжают люди, для которых работа за копейки и жизнь в нечеловеческих с нашей точки зрения условиях предпочтительнее, чем оставаться дома. Можно ли надеяться на мир и согласие между участниками борьбы за выживание, ведущейся на всех фронтах — экономических, этнических, гражданских? 

До настоящего момента попытки властей решить проблему межнациональных конфликтов напоминали скорее лечение симптомов болезни, а не ее причин. Происходящее в Пугачеве и других городах — продолжая эту аналогию — похоже на повышение температуры и лихорадочное состояние. Будем ждать, когда в обществе все "само рассосется" или готовы уже поставить честный диагноз и начать борьбу с реальными причинами заболевания? 

Невозможно создать единую нацию в государстве, где де-факто не созданы одинаковые условия для развития разных этносов, где дезориентированному большинству сплоченное меньшинство при помощи холодного оружия пытается навязать средневековые нормы поведения. Деградация общества в этом направлении ведет к развалу страны. Объединение и укрепление такого многонационального государства, как наше, возможно лишь на условиях равноправия и справедливости — во всех без исключения сферах жизни общества. В таких условиях чувствовать себя единой многонациональной нацией – российским народом — и заставлять никого не придется.        

Тэги