Подпольные правые - 2

Подпольные правые - 2

Русские националисты уходят в регионализм и в левую идеологию

 
 
 
 
3 августа 2012

Ранее - Часть 1

Часть 2

В то время как внимание прессы обращено на эпатажные выходки неонацистов или на попытки умеренных правых выйти в легальное политическое пространство, в стане русских националистов происходят более интересные процессы. Например: образование новых региональных организаций, демонстративно дистанцирующихся от Москвы, и активный уход в левую идеологию.

Регионалисты без сепаратизма

Регионализм – требование большей самостоятельности для провинций, достаточно новый и модный идеологический термин в правом мире. Впрочем, националисты дают ему достаточно широкое толкование: от крайнего автономизма до требований справедливо распределять бюджет. Особые надежды на регионализм возлагал Национал-демократический альянс – безынициативный, но говорливый клуб блогеров. По их мнению, Россия должна разделиться на семь республик – для большей демократизации нации и обретения неких "бюргерских" качеств.  Впрочем, идеи московских регионалистов так  и остаются идеями.

Националисты же в глубинке московский радикальный регионализм не поддерживают и экспериментируют на региональной ниве более умеренно. На фоне запрета Движения против нелегальной иммиграции, Русского общенационального союза и Славянского союза правые глубинки открывают свои, уже достаточно успешные, организации. Самые яркие примеры - движения "Рубеж Севера" (Коми), "Патриот Поморья" (в Архангельске), "Правая Вятка", которые, впрочем, плотно сотрудничают со столичными националистами. Помимо названых, с начала 2012 года набирает обороты  объединение националистов без посредничества Москвы – Национальный союз России. Одними из наиболее известных организаций, входящих в НСР, являются Национальный союз Тулы и Национальный союз Ульяновской области. За плечами их активистов множество митингов, пикетов, политических пробежек, гуманитарных акций, поддержка гражданского недовольства выборами и, как результат, полицейское преследование. Ожидается, что к общероссийскому Русскому маршу 4 ноября НСР окажется одним из основных конкурентов Партии националистов (ЭПО "Русские") и Национал-демократической партии.   

Бывший участник "Русского национального единства" Виталий Горюнов раньше поддерживал Дмитрия Демушкина, а теперь возглавил НСР в Туле. По его мнению, которое он высказал в интервью корреспонденту "НацАкцента", сегодня  наступило время создания националистических объединений снизу: "За двадцатилетнее существование национального движения в России, вся инициатива по построению, в частности, партий, исходила от жителей столицы. Региональные организации поддерживали и вливались в проекты, а потом москвичи делили шкуру не убитого медведя и все разваливали. Как будет сейчас, имею в виду Партию националистов и НПД,  я не берусь судить: поживем, увидим. Но имея отрицательный опыт, многие националисты из регионов поддерживают идею нового движения снизу, в регионах, без распиаренных московских лиц. Мы уже начали оформлять свою деятельность: на сегодня НСР представлены в Челябинске, Краснодаре, Симбирске и Туле, притом, это реальные, живые организации, ведущую работу не один год. Ведем переговоры о сотрудничестве еще с десятком регионов. Национальный союз России – это легальное общественно-политическое объединение. Цель – установление социально ориентированной национальной власти. Задачи – распространение национальной идеи в массы и создание структур, способных установить национальную власть". Еще один фактор, как объяснил участник НСТ, повлиявший на развитие регионального начинания: волна раздражения инертностью "автономов", занятых конспирацией, субкультурой и интернет-войной с "имперками". 

Видимо, лимит доверия Москве практически исчерпан, раз впервые за всю историю русского национализма люди отважились объединяться, не спросив мнения вождей. Но если одним и важно создание организации снизу, то все равно остаются  те, кто и от таких проектов предпочитает дистанцироваться.

На юге России – в Воронеже – не первый год "акционирует" "вольная группа" без названия из полусотни националистов, занимающихся, невзирая частичное скинхед-происхождение своих участников, легальной деятельностью. По их мнению, они более чем успешны, хотя про них редко сообщают в СМИ, подчас не зная о ком писать. В прошлом году ассоциация учинила не санкционированный Русский марш и первыми вышла протестовать против данных ЦИКа о подсчете голосов. Полиция, по данным блогов, несколько раз задерживала националистов и пыталась избивать их, но те, как сообщается, просто вскрыли вены. Один из координаторов группы так видит свою деятельность: "Мы работаем на всех уровнях, есть политики, с которыми мы сотрудничаем, некоторые из них не догадываются, что человек от нас, который с ними контактирует, является представителем националистов. Так же нами охвачен бизнес и воспитание молодежи под разными ширмами. Проводим различные и многопрофильные акции – от уличных шествий до полевых сборов. Пока не доходило до идентификации через название, возможно, в силу меняющегося политического градуса в стране мы это сделаем. Раньше не заморачивались с вопросом, - не видели смысла, оказались бы под прямым прицелом репрессивной системы". В Германии, кстати, есть  похожее движение "Вольных националистов", или городских землячеств, работающих без центра. 

 

Справа налево

Идеологический дрейф правых в сторону от консерватизма наблюдался всегда, но развивался скачками, и отчасти сошел на нет с уходом наиболее динамичных личностей в НБП. Основным направлением трансформации были развитие национал-социализма, раскол с "патриотами", отказ от пещерного антисемитизма, обусловленные пониманиям, что в обществе востребован не "Домострой", а демократия и решение остросоциальных проблем.  Идеологическую нишу демократии в широком смысле, без левого уклона, сегодня занимают нацдемы – реальные, но малочисленные: НДП, в которую вошли  Русский гражданский союз и Русское общественное движение, а также виртуальный НДА. Есть  и более настроенные  на социальные идеи и замахивающиеся на классовый подход: новомодные националистические течения русских социалистов, неонародников и национал-анархистов. Корнями они уходят в движении автономных националистов (автономов), субкультурном явлении расцветшем на фоне упадка скинхедов в 2009-2010 годах. 

Автономные группировки -  такие, как "Национальное наступление", Autonomen widerstand, "Третья  позиция", OHS Crew, Hardline сenter, последовательно отказывались от бытующего у национал-социалистов поклонения, Гитлеру, приверженности крайнему расизму, веры в "арийскую революцию" и при этом беспощадно критиковали буржуазные институты: армию, церковь, общество потребления, глобализм и уничтожение природы. Любопытно, но радикальная часть автономов, например, Автономная боевая террористическая организация (на самом деле, существовавшая условно и больше в сознании МВД)  или НСВП "Невоград", проведя в тюрьмах несколько лет, начинает  "продвигать" все более далекие от привычного национализма темы. Например, Иван Асташин (АБТО) заявил, что требует легализации легких наркотиков, считает героями народовольцев, а Кирилл Присяжнюк (НСВП "Невоград", предполагаемый издатель первых автономных самиздатовский журналов (фанзинов) – "Сопротивление" и "Атака", признался, что он - русский анархист. 

За последние полтора года автономы стали исчезать, показав организационную несостоятельность, но их темы были подхвачены новыми мутациями национализма.    Наиболее заметна в стане левых националистов  нонконформистская ассоциация "Вольница", действующая на территории Петербурга, Москвы, Казани, Симбирска, Нижнего Новгорода и в Чебоксарах. Численность Вольницы в пределах 200 человек, с учетом активно сочувствующих. Кроме русских туда принимают поволжских татар, идентифицирующих себя как "булгары". Год рождения проекта - 2009, все началось с нескольких человек, создавших интернет блог для пропаганды своих идей и дискуссий. Себя члены образования относят к антиавторитарному интернациональному народничеству, стремящемуся к уничтожению всех форм государственной власти. Претензии "Вольницы" к государству, очень схожи с большевистскими. Более того, "Вольница" постоянно промывает косточки белогвардейскому движению, "имперскому завоеванию Украины и Кавказа",  "буржуазной реакционности "Другой России" и даже отпраздновала расстрел царский семьи.  

Самыми известными акциями "Вольницы" стали регулярные выходы отдельными колоннами на оппозиционные марши, столкновения с полицией в Цаговском лесу, выезд в Крымск, пикеты в защиту животных и помощь политзаключенным. Один из специфичных проектов движения – эко-сообщество "Зеленый мир" - замечен в Петербурге, Москве и Казани. Под крылом "Вольницы" находится панк-хардкор группа "Инсургент", часто играющая в разных городах России. По непроверенным слухам, бытующим в андеграунде, "Инсургент" ведут переговоры с антирасистской техно-хардкор бандой Moscow Death Brigade, о записи совместного диска, чтобы сблизить уличные банды левых и правых. 

    "Вольница" выступает против правящего режима, капитализма, уничтожения природы, и, ваше внимание! – империализма, расизма и фашизма. Решить волнующий правых вопрос с иммиграцией они готовы через "народное голосование общин. Впрочем, кое в чем взгляды ребят очень специфичны: недавно они заявили, что борьба русского населения Украины за право пользоваться родным языком – "империализм и угнетение украинцев", и одобрили избиения гражданских активистов, чинимые украинскими наци из "Автономного отпора". Очевидно, это связано с влиянием, оказываемым украинскими автономами на "Вольницу". Проблема дискриминации русских на Украине, безразлична не только автономам и "народникам", но и крайне правым, особенно неонацистам, которые видят в местных русских не более чем – "левых недоносков, и врагов украинского национал-социализма".  

Интернет-деятельность "Вольницы" – пропаганда левых идей, недавно спровоцировала бурю негодования интернет-неонацистов. В сети вышли параллельные заявления о "бойкоте и войне", написанные, с одной стороны, лидером нацигруппы "Коловрат" Денисом Герасимовым (он же редактор сайта "Национальное сопротивление") и админами фанатских сайтов,  сотрудничающих с движением "Наши",  с другой. 

Кроме "Вольницы", в России есть различные формации, численностью от нескольких человек до пары десятков, подписывающихся под идеями национал-анархизма и русского социализма. Чем-то значимым, кроме сетевых заявлений, редких пикетов и граффити, такие движения пока себя не проявляют. Фактически национал-анархисты, "народники" заметны на правой поляне только по причине инертности русского национализма, где любое новое лицо вызывает пристальное внимание.

Один из лидеров петербургской "Другой России" Андрей Песоцкий считает, что у "национал-анархистов" есть ряд серьезных недостатков: "Утопичность конструкций. Анархическое "безвластное" общество по объективным причинам невозможно построить в обозримом будущем на территории России. Ошибочное противопоставление интересов российского государства и русского народа, что проводит к поддержке ярко выраженных антироссийских сил (украинских бандеровцев). Организационная слабость. Отсутствие как лидеров, известных широкой общественности, так и значительных медийных и финансовых ресурсов".  

Покуда старые, наскучившие, лидеры националистов раз в год выводят на Русские марши десятки тысяч пассивных в остальные дни единомышленников, молодежь смело экспериментирует с идеологией. Иногда из этого рождается что-то вроде автономов или "Вольницы". Но чаще спустя некоторое время новое и шумное и движение благополучно разваливается. Левые, социальные темы ныне востребованы среди правых, но, в основном, пока в формате троллинга в социальных сетях, и они вряд ли выйдут за рамки очередного гетто.    

 


Материалы по теме:
4533