Подпольные правые - 1 эксклюзив

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Подпольные правые - 1

Часть 1

Новый закон о политических партиях подвиг к активному партстроительству игроков националистического политического сегмента. Как грибы, повыскакивали новые партийные аббревиатуры. Впрочем, формирование партий идет медленно, как представляется, из-за отсутствия необходимого количества желающих  в них вступить. Большинство адептов одного из популярных в России идеологических направлений предпочитают дистанцироваться от публичного пространства, оставляя известных непосвященной публике вождей в затруднительном положении. Нелегальные националисты состоят из многочисленных, разрозненных групп, но именно они представляют собой то самое националистическое большинство, о котором мечтают партийные деятели.    

Массовый парадокс

До эскалации недовольства итогами выборов, националистов считали одними из главных претендентов на власть в стране. Информация о многотысячных Русских маршах и запредельном уровне уличного насилия то и дело появлялась на полосах  СМИ и  в милицейских отчетах. Оценка уровня "националистической угрозы" полностью изменилась, после того как начались массовые демонстрации с белыми лентами: правых на них оказалось просто мало. Топовые националисты такие, как Дмитрий Демушкин и новоявленные нацдемы во главе с Константином Крыловым, поддержав гражданский протест, по привычке заверяли, что у них тысячи сторонников, которые скоро соберутся в партии, и тогда националисты оттеснят либералов от руля. Но большинство правых оказались глухи к призывам признанных в обществе лидеров: Партия националистов (Белова и Демушкина) и Национал-демократическая партия (Крылова и Тора) пока не стали массовыми организациями и если и интересны СМИ, то не масштабом деятельности, а экстравагантностью идеологий.  

Есть два мнения относительно причин происходящего. Первое -  качество массы рядовых националистов не вписывается в требования, предъявляемые к гражданскому активизму.  Второе - условные лидеры национализма не пользуются  у них доверием.

Первый тезис подтверждают наиболее честные из националистов, которые признают неготовность основной массы братьев по идеологии выступать в роли гражданских активистов. Они уверены, что "молодняк" готов только бить инородцев  и садиться в тюрьмы ради идеи фикс.  Взрослея же, они не хотят методично работать в общественных организациях или "страшно светиться на публику", которую они считают "овощами".  

В свою очередь, Софья Будникова, в прошлом руководитель ячейки ДПНИ в Курске, а ныне директор раскрученного медиа-проекта "Национальная служба новостей" уверена, что партстроительство просто неэффективная идея. Комментируя ситуацию  корреспонденту "НацАкцента", она заявила: "До недавнего времени российское законодательство практически не давало возможности для регистрации партий, особенно националистических. Сейчас очень много наших соратников хотят создать партию потому, что: а) горят участвовать в муниципальных выборах; б) имеют пакет определённых иллюзий по поводу партии. Им кажется, что как только в большом зале соберётся пара сотен человек,  "откушают чаю"  в буфете, заслушают речи "вождей" с трибуны, проголосуют в едином порыве за стандартные вопросы и подпишут протокол – аморфная разрозненная масса националистов, в одно мгновение, сожмётся в единый стальной кулак и победоносно сокрушит всех врагов. Но так не бывает: коллективное марание бумаги и поднимание вверх рук  не имеет магической силы". Нереализованность "хотения" националистов при этом, по мнению Будниковой, может объясняться или импотенцией, или тем, что энергия направляется в не те ворота: "Бесспорным остаётся факт – наличие у националистов большого политического потенциала и устойчивой тенденции не реализовывать его в течение десятилетий".  

 

Субкультурный игнор

Что же представляет собой эта хтоническая масса, которая подпитывает мечты  стремящихся к легализации лидеров? Свыше девяноста процентов молодежного националистического "движа" относится к  категории субкультурных тусовок, часто перемешанных между собой. ЗОЖ, "Русские пробежки", футбольные хулиганы, вайтеры (белые рэперы), автономные, в просторечье – автономы, националисты и их подвиды - хардкорщики (фанаты хардкор сцены), схешники (ревнители трезвости и ненависти к потребляющим), наци-вегетарианцы, граффитчики. Скинхедов ныне почти нет. Консолидирующая идея для абсолютного большинства – патологическая вера, что в стране произойдет "арийская" революция, для чего надо избегать политической работы и изобретать новые виды субкультур, с целью их "приватизации".

Единственный день, когда массы подпольных националистов выходят на улицы – Русский марш 4 ноября. По разным оценкам, он собирает от  25 до 50 тысяч. Еще есть Первомай, но численность ни разу не превысила пятитысячную отметку. Писатель-националист Владимир Злобин вообще скептически оценивает возможности русских националистов: "В то время, когда кавказцы контролируют оборот оружия, наркобизнес и работорговлю, правое движение контролирует интернет, модные шмотки и околофутбол". 

Молодые националисты раз за разом рождали уличные культуры, которые быстро набирали популярность и затем стремительно приходили в упадок. Скинхеды – единственные были долгоиграющим делом правых, но их раздавила полицейская машина – за игры в русскую революцию без материальной базы. 

Сегодня устойчивыми образованиями можно считать националистически настроенных  футбольных фанатов, "Русские пробежки" и автономные круги, вращающиеся вокруг представителей  нового для правых музыкального направления – хардкора. Фанаты – крепкое сообщество, часто допускающее неонацистские симпатии, но после Манежной фактически вступивших в соглашение с властью. Еще недавно модные автономные схе-хардкор группировки (крю), были особенно заметными в Москве, Петербурге и Поволжье; но мода сменилась, и они тоже уходят в прошлое.  В некоторых регионах России еще действует банда правых граффитчиков Street Art White Boys. В Москве известно коммьюнити, собранное вокруг битдаун-хардкор группы Outlaw Heroes Standing (как видно, у субкультурных правых в ходу английский язык). 

Беспартийные националисты вообще  много внимания уделяют сцене. По их мнению, это хорошая форма "развития движа". Околохардкор ансамбли You Must Murder (Москва), SurroundXenemies (Тула) и рокеры из столицы Русский стяг стараются часто выступать на приватных пати. Первые – откровенные апологеты  Гитлера, вторые – "принципиально беспартийные автономы", третьи – бывшие наци, перешедшие в сотрудничество с властью в рамках правительственных программ, но не утратившие целевую аудиторию. Ну и самое легальное, но аполитичное явление правых субкультурщиков – движение "Дух воина", которое организует периодические бои без правил под брендом White Rex. Каждый месяц сотни татуированных свастиками борцов сражаются на турнирах, бойкотируя политические процессы.  

Заменой митингов на время стали Русские пробежки – на них даже легче собрать "молодняк". Однако спустя определенное время движение начало терять свою политическую составляющую,  дистанцируясь  от оппозиции и зацикливаясь  на  теме трезвости. Там же, где пробежки инициировали более бойкие правые – Петербург, Кубань, Ставрополь - жестко вмешивалась полиция и, по утверждению самих националистов, криминальные кавказские  группировки. В Анапе, на бегунов напали кавказцы "спортивного типа", и тут же пошли в полицию, где написали заявление на участников пробежек. Легальные националисты в ответ организовали "десант" в Анапу и потребовали разобраться с правонарушителями. Хуже дело пошло в Минеральных Водах.  Как сообщает местная активистка пробежек Оксана Вёльва, ей постоянно угрожают насилием и уголовным делом. Парадоксально, но идею пробежек от националистов сейчас подхватили левые. 

  

Неонацисты, педофилы: каждой твари по паре

Небольшая часть подпольных националистов, чаще более старшего возраста, все же имеет какие-то политические амбиции. Однако амбиции эти связаны с идеологией национал-социализма, а не национал-демократии или других более мягких форм национализма.  Первое десятилетие  2000-х  прошел  для этой группы в  попытках объяснить общественности, что национал-социализм - это не столько концлагеря, сколько идеальный порядок в экономике и политике, и просто счастье народное. Формально национал-социалисты добились успехов: стали мэйнстримом в националистическом лагере, каждый дворовый скин именовал себя национал-социалистом. Национал-социалистическое общество – главный российский НС-проект -  даже мелькало по ТВ и эффектно провело отдельной колонной полторы тысячи наци на Русском марше-2007. Затем, в начале 2008 года, члены организации принялись охотиться, как обычные бригады скинхедов, за  "лицами неславянской внешности" и готовить террористические акты под руководством теоретика "дестабилизирующего террора" Максима Базылева и "фюрера" Дмитрия Румянцева. Ирландии или Палестины не получилось: десятки несмышленых подростков оказались в тюрьмах, мгновенно повзрослев, а национал-социализм опять стал синонимом людоедства, благодаря негативной  в целом информации  в СМИ, конкретизируемой  числом значащихся за неонацистами убитых. 

Последняя попытка реанимировать политический национал-социализм была предпринята в Петербурге: скинхед Дмитрий Бобров, отсидев 6 лет за создание экстремистского сообщества,  в 2010 году сформировал "НС-Инициативу". Прошло два года: малочисленные митинги, преследование спецслужбами, расколы и внутренние скандалы – и "Инициатива" тоже редуцировалась до  формата группы из пары десятков человек, а сам Бобров мечется между еще одной претендующей на игру на легальном партией "Новая сила" и НПО "Русские". 

В итоге в настоящее время на территории России нет официальных национал-социалистов. Остались те, кто упорно числят себя в неформатном "НС движе" и сфокусированы на эпизодическом уличном насилии, да общении в Интернете. Иногда издаются подпольные самиздатные журналы – "фанзины", например Winter Attack  и Total War, с портретами Гитлера на обложке и циничными фотографиями узников концлагерей.

Есть еще музыкальная группа "Коловрат" – забавный атавизм ушедшей эпохи, раз в год дает концерт или уезжает на зарубежные фестивали элитарных неонацистов. Лидер "Коловрата" Денис Герасимов за последние годы неоднократно публиковал эгоцентрические заявления с требованиями идеологических и расовых чисток "нашего движа". Периодически "НС" нападают на гастарбайтеров, антифашистов, рисуют англоязычные граффити. На Урале в прошлом году прославилась бригада NSWP Sparrows Crew, сняв на видео свои кровавые похождения. В общем, все на уровне вырождающейся субкультурщины. 

Впрочем, когда о неонацистах практически подзабыли, в публичное пространство выплыла фигура Максима Марцинкевича, по кличке Тесак, в прошлом члена НСО и руководителя студии "Формат-18". Благодаря "режиссерской деятельности" Тесака сотни юнцов, насмотревшись "хоум видео", отправились бить и резать приезжих, после чего садились пачками в тюрьмы. Марцинкевич освободился из зоны , куда попал за дебош в клубе "Билингва", в конце 2010-го и тут же открыл кампанию по сбору средств на "правозащитную организацию Феникс". А к лету 2011 практически исчез из "движа". Правозащитный проект так и не состоялся, хотя Тесак, по утверждению многих националистов, скопил несколько сотен тысяч рублей. Злые националистические языки утверждают также, что все собранное он  потратил их на свои личные нужды.   

Возвращение Максима состоялось в декабре 2011. Тогда он потребовал пустить его на сцену Сахаровского митинга, чтобы сказать, что "все либералы гомосексуалисты". Немногочисленные сторонники неонациста приходили на митинги, пытались оскорблять участников, ведь, по словам их кумира:  "Белоленточники типа бомжей с Курского вокзала". Поддержку  безработному москвичу создали несколько однотипных  пиарящих его сайтов: "Вайт ладс", "НС сопротивление". Поддержку Тесаку выказали: блогер Егор Просвирин – спец по наездам на легальных националистов -  и некий Нильс Асгардович, авторитетный фанат "Спартака" и гитлерист. По весне Марцинкевич превратился в востребованную персону для медийщиков – интервью, ток-шоу. И все из-за "Золотого дождя" – постановочных роликов, на которых Тесак и компания подвергают насилию мнимых педофилов, а на самом деле нанятых  на эту роль актеров. 

Более того, в сети появилась информация, что Марцинкевич стал работать на молодежные филиалы "Единой России",  еще раньше взявшие под свое крыло часть наци-фанатов и отрабатывающие тему "борьбы с педофилами". На  этой же ниве, кстати, отметилась группировка "Светлая Русь". одна из ее активисток – Анна Малыхина -  в 14 лет вышла замуж за мусульманина, а разведясь, ушла вправо, получив там свою долю признания и драйва. 

Анализ процессов, происходящих в правом лагере, отчетливо показывает, что сегодняшний национализм в большинстве своем субкультурный, беспартийный и чаще антиобщественный. Представлен он малочисленными движениями со своим внутренним мирком,  плывущими мимо гражданской жизни, и вытащить их на поверхность стремящейся к открытой политической игре националистической верхушке вряд ли удастся.

Во второй части обзора мы расскажем о националистах, которые, бросив вызов "высокопоставленным"  московским лидерам, делают свои организации в регионах и о тенденциях левого уклона в правой среде.