В гости к бабушке Гере

В гости к бабушке Гере

В приамурском селе на границе с Китаем держат русскую культурную оборону

 
 
 
 
19 июля 2012

Удивительно дело, находясь в китайском приграничном Хайхэ - зеркальном соседе по Амуру нашего Благовещенска – свободно общаешься по телефону внутри российского (!) национального роуминга. Зато километров на семьсот выше по течению "большой реки" в приамурском селе Албазино с того берега китайская телефонная компания тебя настойчиво приветствует смс-сообщениями: "Welcome to China". Ну, вот уж нет! Тут самый что ни на есть русский дух! На этом берегу Амура как нигде пахнет Русью.

Жажда жизни

Село Албазино - первое русское казачье поселение на Амуре – основано в 1651 году. И сейчас оно находится в особой пограничной с Китайской Народной республикой зоне. У этого места судьба героическая и трагическая. Ведь некогда Албазинский острог дважды сжигали и разоряли дотла маньчжуры. Но каждый раз казаки поднимали его из руин.

Открывшийся вновь в конце прошлого года после капитального ремонта, преобразившийся Албазинский историко-краеведческий музей официально - филиал областного, но по факту – семейный для каждого сельчанина. Специалист выставочного зала Лариса Геннадьевна Чечехина из династий потомственных казаков Исаковых и Суриковых, которые прибыли сюда на берег Амура в конце XIX века. Для музейного сотрудника история села не отделима от судеб родных людей.

- Представляете какими трудолюбивыми всегда были албазинцы? Одна только почтовая гоньба сколько времени занимала. Извозом занимались, землю распахивали, урожаи убирали, - преисполнена гордости Лариса Геннадьевна. - После наводнения 1872-го года затопило почти всё село. Пропали дома, скот, пашни. Албазинцы заново отстроили село выше. Выжить при любых условиях - такая у нас жажда жизни! Одна из моих бабушек - Анна Григорьевна Сурикова в тридцать девять лет ослепла. Вдовствуя, она одна вырастила десятерых детей достойными людьми! А ведь ей настойчиво предлагали отдать ребят в детдома. Вторая бабушка - Татьяна Васильевна Исакова даже на восьмом десятке была неугомонной. Так за хозяйством и за скотиной своими смотрела, что никто за ней не поспевал. Сейчас не устаю восхищаться своей тетей. Гера Николаевна – связующее звено для всей нашей семьи.

Сильтисон, шанежки, да чаёк с забелой

Гере Николаевне Силиной восемьдесят два, но выглядит лет на пятнадцать моложе. Её рекомендуют как главную албазинскую кулинарку.

Признанная мастерица вкусных дел знает предпочтения каждого из многочисленной родни и регулярно балует семью сладкой выпечкой.

- Зажарятся вафли буквально за пару минут, - раскрывает фирменные рецепты Гера Николаевна. - Бьёшь яйцо, топишь маслице, добавляешь молоко, кидаешь дрожжей и муки – тесто должно быть жиденькое, как на оладьи. Нужно дать ему немного выстояться. А можно сдобное тесто приготовить. Понадобятся яйцо, масличко, можно и сметанки положить, сахар по тому, сколько теста вы заводите. На литр примерно стакан пойдёт. Выпекаются такие вафли тоненькими-тоненькими. Можно свернуть их горячими в трубочки, а вовнутрь варенья положить.

Форма для приготовления лакомства – вафельная доска, доской только зовётся. На самом деле это два соединенных чугунных блина с выпуклым рисунком и длинными ручками – чтобы в печь помещать. Вафельные доски бывают различной величины и глубины - чем доски глубже, тем пышнее и прозрачнее выходят вафли.

Печенье "хворост" Гера Николаевна тоже делает по особенному - в виде розочек, а во внутрь каждого жаренного в масле цветка капает земляничное варенье. Печёт тарочки (сдобные булочки с черемухой, повидлом), шанежки. А какой у албазинской умелицы сильтисон получается – за уши не оттащишь!

- Его с нынешней колбасой не сравнить! – авторитетно заверяет бабушка Гера. – Но, в принципе, та же колбаска. Когда режут свинью, беру желудок, обрабатываю, вычищаю, промываю. Всё мягкое с головы – хрящи и мясо на щеках, ушки, язычок - снимаю с костей и мелко рублю. Добавляю печоночки и мяска. Рублю в мелкий однородный фарш, солю, перчу, добавляю чеснока и лука, и набиваю замесом этим желудок. В результате получается такой мясной каравай. Варю его часа два в большой кастрюле, а потом запекаю в духовке. С румяной корочкой колбасину достаю и ставлю остывать под прессом примерно на день. Кушать с горчичкой.

Работала Гера Николаевна на кулинарной ниве с тринадцати лет. В военные годы стала помощником повара, кормила бригады, работающие в полях километров за пять-семь от села. Помогала растить младших в семье, ждала троих братьев с фронта. Война, болезнь мамы сократили детство. Было ли у Геры Николаевны желание уехать из Албазина?

- Так и уезжала. Вышла замуж и уехала, - искренне признаётся амурская казачка. - А потом вернулась, чтобы быть рядом с мамой. Муж родом из Удмуртии, здесь служил пограничником. Сорок восемь лет прожила с ним, как у Христа за пазухой. А сейчас у меня трое внуков и четверо правнуков!

Вот только про особый забайкальский чай – сливан или жеребчик – бабушка Гера ничего особенного не помнит. У них в Приамурье свой "сливной" чайный ритуал. С чуть отстоявшегося свежего молочка сливочки в кружечку специально заведённую сливают - ими-то чаёк и забеливают.

Красна изба пирогами

Правильный казачий дом – пятистенный, с четырёхскатной крышей. Таких в Албазино предостаточно. На улицу, как правило, четырьмя окнами смотрит "зала". Светлая горница, большой стол и лавки по краям. По традиции стол ничем не накрывается, но столешница должна быть чистейшей, выскобленной. Небольшая кухня, маленькая спальня и обязательно – русская печка.

Гера Николаевна со вкусом рассказывает о том, какой хлеб было принято печь раньше. Опару ставили на хмеле, добавляли в неё толченой картошки, сваренной в мундире:

- Сейчас тесто для хлеба делают скоропостижным, быстрым - на дрожжах, - А раньше мы сами делали дрожжи: оставляли кисляк (тесто от предыдущей выпечки), бросали туда хмель, муку, заваривали чуть тепленько.

Вот этим тесто для хлеба и заквашиваешь. Утром. А к вечеру всё подымется. Опарку сцедишь через сито, чтоб картошка толчённая и хмель мелко протёрлись. Добавишь муку – делаешь подбойку жидкую. Она киснет всю ночь. Утром рано встаёшь, замешиваешь круто. Скатаешь булочки на противне. Оставишь, чтоб поднялись и в печку. Через час достаёшь высокий душистый хлеб. Никакой сдобы в него не нужно класть. Ох, и стыдно мне обо всём таком рассказывать, – вдруг спохватывается радушная хозяйка, - угощать нужно!


Материалы по теме:
4330