Иногда лучше молчать, чем говорить

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Иногда лучше молчать, чем говорить

Прошедшая неделя ознаменовалась двумя событиями, на первый взгляд не очень связанными друг с другом: очередной "Русской пробежкой" в Анапе и убийством исламского общественного деятеля Метина Мехтиева.

"Русская пробежка" 8 апреля, к счастью, прошла мирно в отличие от аналогичной за неделю до того. В День дурака многим анапчанам было не до смеха. Вся Анапа помнит серьезные кровавые стычки конца 80-х между русской и армянской молодежью. Повторения в этом городе у моря не хотят, по крайней мере, в среде старшего поколения. Но если до первой крови еще не дошло, то первые травмы в драке между новыми поколениями русской и армянской молодежи уже есть.  

То, что произошло в Москве, - гораздо страшнее. Убит молодой, красивый, успешный человек, молодой отец. Зарезан он был ночью, тайно, но очень картинно и жестоко. Перерезанное горло, кровь, и при этом девушка среди нападавших, если верить случайным свидетелям трагедии.

Что же сближает эти два события? Прежде всего, призрак "межнациональной розни", который то явственно всплывает перед мысленным взором потребителей новостных лент, то уходит в тень. В Анапе наличие национального компонента - очевидно  и никем не подвергается сомнению. В Москве же наличие ксенофобской составляющей в убийстве вовсе не считается фактом, и  разные общественные деятели  активно пытаются распространить именно эту версию в общественном сознании. 

Однако куда более примечательным с информационной точки зрения являются не сами два инцидента, не дающие забыть о наличие межнациональных конфликтов  в нашей стране, а реакция на них со стороны правоохранительных органов. 

Буквально в тот же день, когда информация о драке на южном курорте попала в СМИ, начальник полиции ГУ МВД по Краснодарскому краю Юрий Кузнецов обвинил в дарке русскую молодежь. Полицейский заявил, что конфликт был спровоцирован группой молодых людей, которые "начали на глазах молодежи другой национальности кричать "Россия для русских".

Столичная полиция была столь же оперативна в раздаче слонов. В то время как Рунет, особенно исламская и азербайджанские его части, разрывались от обсуждения ксенофобской версии убийства Мехтиева, ГУВД Москвы поспешило заявить, что основная версия преступления - ограбление.

Естественно, что  оба заявления вызвали бурную реакцию заинтересованных сторон. В Анапу начали стекаться десятки русских националистов из соседних городов, кровь горячих русских парней начала  буквально пениться на страницах социальных сетей.  И то, что 8 апреля все прошло мирно, можно считать либо чудом, либо результатом каких-то действий со стороны армянской диаспоры. Уверена, что милиция тут была явно не при чем. 

Московские же полицейские никаких массовых акций на улицах столицы не вызвали (многолюдность  пятничной молитвы в Соборной мечети на Олимпийском отнесем все-таки не на счет заявлений полиции, хотя кто знает). Зато в адрес высокопоставленных чиновников и силовиков посыпался шквал обращений от видных мусульманских, азербайджанских и даже русских деятелей, членов Общественной палаты и т.д. Основной месседж - нельзя вот так сразу отметать радикально националистическую версию. Она, по их мнению, является основной. 

Президент Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев "АзерРос" Союн Садыков написал даже президенту Медведеву, что  в России "небезопасно жить представителям других народов". И добавил  ключевое слово - "по-прежнему". 

Что же происходит? Мы наблюдаем ситуацию, когда мелкие начальники полиции становятся игроками большой политики. Потому что сегодня это признается всеми: от Путина  до его ярых оппонентов - межнациональные конфликты не могут рассматриваться как просто межнациональные конфликты. Сегодня их сразу вытягивают на уровень большой политики.  Однако участие полицейских в политике - это для любой нормальной страны нонсенс, но в этом театре абсурда нам жить не привыкать. 

Тем не менее, хочется спросить полицейских, кто их так активно тянет за язык в тот момент, когда они очевидным образом не располагают всей полнотой оперативной и следственной информации.  Почему им так хочется обнародовать только одну версию, наделяя ее статусом приоритетной, хотя, очевидно, что с учетом полного  и заслуженного отсутствия авторитета у правоохранителей в российском обществе любые оценки с их стороны вызовут противоположную реакцию.  

Я не выступаю за сокрытие информации о ходе расследования. Все должно происходить максимально гласно - в этом залог социального мира.  Однако то, как себя ведут чиновники от полиции, ну никак нельзя назвать объективным освещением хода следствия. Полицейские начинают выполнять не свойственные им роли. И это никогда добром не кончается.

Тэги