Рогозин подложил Путину имперский национализм

Рейтинг: 0
(Голосов: 0)
You Rated: Not rated
Рогозин подложил Путину имперский национализм

Статья вице-премьера Дмитрия Рогозина по национальному вопросу, вышедшая в предвыборной кремлевской газете "Известия", бурных споров, в отличие от статьи его босса, не вызвала. Вызвала она, скорее, недоумение, при чем  во всех стратах общества: провластных экспертов - до оппозиционных русских националистов.

Первые столкнулись со старой задачей, для решения которой более человеколюбивый Путин оставил в своей статье прекрасные инструменты, а более жестокий Рогозин - ни одного. Задача эта - не замечать заигрывания власти с националистическими настроениями некоторой части русского электората и объявить новую концепцию национальной политики  - концепцией гражданского, а не этнического национализма.

Так, на очередном обсуждении путинской статьи, которое состоялось уже после появления статьи рогозинской, лояльные эксперты всячески превозносили масштабные задачи, поставленные в премьерском опусе, стараясь не замечать содержавшихся в нем явных противоречий (только тоже вполне лояльные лидеры разных московских диаспор выразили, впрочем, в довольно мягкой форме, критику за идею ужесточения правил внутренней миграции). Однако присутствовавшая на круглом столе профессор Леокадия Дробижева все же не удержалась, чтобы не противопоставить текст Путина и текст Рогозина, отмечая, что в последнем концепция гражданской нации заменена на идею русской идентичности.

На том же кругом столе наблюдалась еще одна любопытная тенденция: противопоставление имперского, евразийского национализма, отождествляемого с властью, и национал-демократического, которого якобы придерживаются все участники митингов "За честные выборы".

Именно этим неприятием части путинского окружения нацдемовской риторики, связанной во многом с территориальной автономностью русских, возможно и объясняется появление имперской статьи Рогозина. Второй причиной можно считать желание расколоть протест не по линии старых разломов: либералы-националисты-левые, а по новой, которая проходит внутри националистического крыла.

Однако пока вся эта затея не была успешной. Большинство из протестных русских националистов из самых разных организаций переходить из оппозиционного лагеря, сплоченного идеями неприятия авторитаризма, в лагерь содержательно  более близкого Рогозина пока отказались, сославшись на отсутствие хоть какого-то доверия  и к Путину, и к Рогозину. Впрочем, какая-то часть националистов может и последовать за последним. Недаром тот же Демушкин уже подхватил путинско-кадыровскую идею о русских как о государствообразующей нации.

Однако стоило ли ради этого раздражать куда более массовый электорат Путина, который не отождествляет себя с русским национализмом, а иногда его не приемлет? Вряд ли. Рогозин неизвестно по каким причинам подложил своему начальнику большую свинью, не взяв в расчет, что сегодняшняя задача Путина - понравиться всем: и тем, кто в полосочку, и тем, кто в крапинку. Для него любая однозначно выраженная политическая платформа по определению губительна.

Впрочем, это заложено в  нашей сверхпрезидентской государственной конструкции. В отличие  от нее  в парламентских моделях госустройства (или хотя бы в моделях с реальным, а не декоративным парламентом) идеологически  разные группы граждан могут иметь своих представителей во власти и спокойно относиться к появлению там делегатов от других групп, с которыми возможно вступать в диалог, но с которыми необязательно себя идентифицировать.

Возможно, именно это так выгодно отличает идеологически разные колонны, которые соберутся 4 февраля, о того, что предлагают гражданам России Путин и Рогозин.

Юлия Галямина

Тэги